пятница, 17 июня 2016 г.

Истребленный "Иерусалим". Сговор с "коммунистами" об умолчании преступлений. Почему евреи избегают проживание в Литве.

.


Холокост по-литовски















Источник фото

Источник фото

В деревне Панеряй, что в 25 минутах от литовской столицы царит зловещая и оглушительная тишина. Во время Второй мировой войны здесь были казнены 100 тысяч человек, из которых 70 тысяч были евреями. Семьдесят лет назад, здесь в течение трех лет, с июля 1941 года по август 1944, было уничтожено более 30 процентов 220-тысячной еврейской общины Литвы. Убитых кидали в братские могилы, самая большая из которых насчитывает 10 метров в диаметре. Основным средством транспортировки обреченных на смерть жертв была расположенная неподалеку железная дорога, но некоторым пришлось преодолеть 10 километров, разделяющие Панеряй и вильнюсское гетто, пешком.

Съезд «Литовского национального союза». 1939 г.

Мужчин, женщин и детей выстраивали в шеренги и расстреливали немецкие солдаты из айнзатцгруппы СС и члены литовского добровольческого формирования Ypatingas Burys. Массовые казни были зафиксированы офицером СС и руководителем айнзатцкоманды Карлом Ягером (Karl Jager) в ряде документов, позже названных «Рапортом Ягера». Типичная запись выглядит так: «Согласно моим инструкциям и по моему приказу литовскими партизанами были проведены следующие казни:
4.7.41 Kauen-Fort VII 416 евреев, 47 Евреек [Итого] 463
6.7.41 Kauen-Fort VII 2514 евреев»


Литовские повстанцы. Июнь 1941 г.

Еще одно детальное описание событий 1941-1943 гг. можно найти в дневниках польско-литовского журналиста Казимежа Саковича (Kazimierz Sakowicz). Сакович и его жена жили в Понарах (польское название деревни Панеряй) неподалеку от леса, где проводились казни. Он писал свои записки на отдельных листках бумаги, которые затем клал в бутылки, запечатывал и закапывал в землю. Первая публикация записок на польском языке состоялась в 1999 году. В 2005 году появилась англоязычная публикация дневников, названная Ponary Diary 1941-1943: A Bystander’s Account of a Mass Murder (Понарские дневники 1941-1945: Массовые убийства глазами очевидца), под редакцией председателя совета Яд ва-Шем Ицхака Арада (Yitzhak Arad), который родился в Литве.



Смотр 15-го литовского полицейского батальона. Вильнюс, 1942 г.

Автор книги «Партизан из Вильно», доктор Рахиль Марголис (Rachel Margolis), которая родилась в Литве и пережила Холокост, нашла первую порцию записок спустя многие годы после окончания войны, когда работала в Литовском еврейском государственном музее. Затем она в течение нескольких лет кропотливо собирала вместе отдельные листочки.

Сейчас Марголис живет в Израиле, но вплоть до 2008 года она навещала свой родной Вильнюс ежегодно. В 2007 году она получила письмо от своих тамошних знакомых, в котором говорилось, что люди в форме из литовской прокуратуры пытались найти ее по адресу ее регистрации. Они сказали, что хотят задать Марголис вопросы по поводу боя между еврейскими партизанами и жителями деревни Канюкаи в 1944 году, свою причастность к которому она отрицает. С тех пор, из-за  страха ареста или проведения допроса, в Литву она не возвращалась.

«Слишком стара я для этого, — сказала Марголис, которой в этом году стукнет 89, в телефонном интервью The Jerusalem Post.  — Вся моя жизнь теперь здесь, мои дочери живут здесь, скоро появятся новые внуки».
Марголис, Ицхак Арад и еще двое евреев стали целями запущенной в 2006 году литовской кампании, направленной на выявление присоединившихся к партизанам для совершения якобы военных преступлений против гражданского населения Литвы во время Второй мировой войны.
«Это возмутительно, — говорит доктор Эфраим Зурофф (Efraim Zuroff), директор иерусалимского Центра Симона Визенталя (Simon Wiesenthal Center) и его координатор по исследованию нацистских военных преступлений во всем мире. — В Литве не был наказан ни один литовский военный преступник, а они пытаются поймать старых евреев?»
Зурофф утверждает, что в 1990-ые годы на территории Соединенных Штатов было найдено порядка 15 литовцев, подозреваемых в совершении военных преступлений, но только трое из них предстали перед судом в Литве: шеф Saugumas, литовской тайной полиции, Александрас Лилейкис (Aleksanzras Lileikis), его заместитель Кажус Гимзаускас (Kzys Gimzaukas), и вильнюсский агент Saugumas Альгимантас Дайлизе (Algimantas Dailize). Все они были лишены американского гражданства и высланы из страны в период с начала по середину 90-ых. Но, как говорит Зурофф, вследствие ряда серьезных проволочек и страха литовских функционеров показаться «непатриотичными», они предстали перед судом лишь в 2000, 2001 и 2006 годах, соответственно. По состоянию здоровья, они так и не были арестованы и даже были освобождены от посещения судебных заседаний. Из троих виновным в причастности к убийствам был признан только Дайлизе. Его приговорили к пятилетнему заключению, но в тюрьму он так и не попал.

«Это были показательные процессы, — считает Зурофф. — Литва совсем недавно обрела независимость и стояла на пороге членства в ЕС и в НАТО. Она  хотела продемонстрировать свое соответствие высоким стандартам, но, в итоге, превратила весь этот судебный процесс в какой-то фарс».

«Все это они делают для того, чтобы избежать необходимости говорить о том, как литовцы боролись с евреями, как они уничтожали евреев. Моих родителей, всю мою семью расстреляли литовцы. Об этом они говорить не хотят. Вместо этого им хочется показать, какой большой вред им нанесли евреи», — говорила Марголис в интервью, которое она дала в 2009 году Довиду Кацу (Dovid Katz), создателю сайта Holocaust in the Baltics и Вильнюсского института идиш при Вильнюсском университете.

Кац, имеющий литовские корни, родился в Бруклине, а в 1999 году переехал в Вильнюс, где занялся созданием Института идиш. Свой сайт, где хранится внушительная коллекция записей, заявлений, документов, ссылок и фотографий на литовском, английском и идише, связанных с Холокостом в трех прибалтийских странах, он запустил лишь в сентябре 2009 года.

«Я создал сайт, так как испытывал неловкость, донимая людей своими электронными письмами. И вот, имея нулевые технические познания, я начал публиковать все эти материалы в сети, — сказал Кац Post. —Я посвятил себя борьбе с антисемитизмом и неверным пониманием Холокоста в странах Балтии».

Зурофф и Кац утверждают, что в этих странах, особенно в Литве, практикуется систематическое искажение Холокоста и распространение ложной информации по этому вопросу.

«До начала войны в Литве проживало 220 тысяч евреев. К концу 1944 года, 212 тысяч из них были уничтожены — это 91% литовской еврейской общины. Это самый высокий показатель в Европе, если исключить Эстонии, в которой проживала лишь 1 тысяча евреев, — говорит Зурофф. — Пусть нацисты действовали в этом плане очень эффективно, вина лежит не только на них. В Литве евреи были уничтожены их соседями прежде, чем первый нацист ступил на ее землю. Но они не говорят об этом. Они отказываются от ответственности».

Действительно, нацистская пропаганда изображала местных евреев как коммунистов, подливая масла в уже и без этого пылающий в стране огонь антисемитизма. Как заявил в июне CNN литовский член Европейского парламента Леонидас Донскис (Leonidas Donskis), «довольно обширный сегмент литовского общества до сих пор склонен считать, что на евреях лежит коллективная ответственность за массовые убийства и депортации гражданского населения, а также за другие злодеяния совершенные во время советской оккупации».
«На данный момент самым проблемным вопросом является Пражская декларация», — говорит Кац, имея ввиду подписанную 3 июня 2008 года Пражскую декларацию о европейской совести и коммунизме, которая призывает парламенты европейских стран признать преступления коммунистического режима и приравнять их к злодеяниям нацистов.
Декларация утверждает, что «Европа не будет единой, если не сможет воссоединить свою историю, признать коммунизм и нацизм общим наследием, а также прийти к честному и всестороннему рассмотрению всех преступлений тоталитарных режимов прошлого столетия». Она призывает к «признанию того, что многие преступления, совершенные во имя коммунизма, должны расцениваться как преступления против человечества, точно так же, как нацистские преступления были оценены Нюрнбергским трибуналом, чтобы это послужило  предостережением для будущих поколений». Кроме того, декларация призывает «сделать 23-е августа, когда был подписан пакт Гитлера-Сталина, известного в истории как пакт Молотова-Риббентропа, днем памяти жертв сталинизма и нацизма».

Документ подписали 27 европейских политиков, в том числе, из Германии, Чехии, Швеции и Великобритании. Подписали ее также член Европарламента Витаутас Ландсбергис (Vytautas Landsbergis), бывший диссидент и президент Литвы, и Эмануэлис Зингерис (Emanuelis Zingeris), еврейский член литовского Парламента и председатель Международной комиссии по оценке преступлений нацистского и советского оккупационных режимов в Литве, которая также известна, как Международная историческая комиссия.

Эта попытка уравнять нацистские и советские преступления была названа «теорией двойного геноцида», в которой многие усматривают попытку уклониться от ответственности, прикрывшись утверждением, что евреи также совершали акты геноцида против литовского народа, а значит все «квиты».

«Это часть кампании, направленной на то, чтобы изобразить из себя жертв», — уверен Зурофф.
Литва, несомненно, пострадала от коммунистического режима — советская оккупация страны в 1940 году была настолько зверской, что многие были рады приходу нацистов в 1941, а когда Советская армия снова захватила страну в 1944 году, сотни тысяч литовцев были уничтожены, депортированы или отправлены в тюрьмы. Но, как считает Зурофф, никаких параллелей здесь нет.

Зингерис утверждает, что обвинение в уравнивании ложно, и что Пражская Декларация воспринята неверно.

«Чехия — произраильская страна. Литва тоже произраильская. Обвинение в антисемитизме и прочих грехах — ошибка. Советско-нацистскому заговору здесь нет места», — сказал он Post, находясь в своем офисе в Сейме (Литовском парламенте) в Вильнюсе.

Однако он признает, что некоторые формулировки в декларации могут показаться размытыми, и, исходя из этого, настаивает на том, что должна появиться декларация, подчеркивающая различия между нацистскими и советскими преступлениями. Он утверждает, что поправка, отражающая эти различия, появилась в материалах конференции «Преступления коммунистических режимов», прошедшей в феврале в Праге. Седьмая статья этого документа, который был найден в интернете — в которой нет никаких упоминаний о Пражской декларации или о тех, кто ее подписывал — гласит: «… Коммунизм должен подвергнуться такому же осуждению, что и нацизм. Мы не уравниваем преступления нацистов и коммунистов. Каждый из режимов должен быть изучен и оценен, исходя из его собственных ужасных качеств».

«Жертвы советских преступлений имеют право на память. В советские годы многое утаивалось, поэтому литовцы мало что знают о своей истории, — говорит Зингерис. — Израильтяне тоже должны отдавать дань памяти евреям, уничтоженным Иосифом Сталиным. Я не вижу никакой опасности в том, чтобы  чтить память жертв этих двух страшных режимов в один и тот же день [23 августа]. Ведь существует же теперь Международный день памяти жертв Холокоста».
Являясь председателем Международной комиссии по оценке преступлений нацистского и советского оккупационных режимов, которая была создана в 1998 году, Зингерис играет важную роль в исследованиях Холокоста в Литве и в деле просвещения литовцев по этому вопросу. Возглавляемая им комиссия, отвечает за публикацию просветительских материалов, научно-исследовательских работ и прочих результатов своей деятельности, а также занимается созданием «центров толерантности» в литовских школах, которых на сегодня 67.

«Антисемитизм — это большая проблема, — говорит Зингерис. — Мы отправляем преподавателей на обучение в Яд ва-Шем, мы издаем материалы, демонстрирующие масштабы участия литовцев-коллаборационистов в уничтожении евреев во время Второй мировой войны».

В 2002 году, Литва стала членом Рабочей группы по международному сотрудничеству в области просвещения, памяти и исследований Холокоста (Task Force for International cooperation on Holocaust Education, Remembrance and Research), а в 2003 году Международной комиссией была разработана и запущена Национальная программа просвещения по вопросам Холокоста. В 2007 году комиссия подписала соглашение о сотрудничестве с Центром профессионального развития учителей, по которому учителя посещают семинары по Холокосту в Яд ва-Шем и в Литве.

Роналдас Рачинскас (Ronaldas Racinskas), ответственный секретарь Международной исторической комиссии, говорит, что просвещение по вопросам Холокоста входит в обязательную программу для пятых, шестых, восьмых и десятых классах литовских школ, но количество времени на изучение каждой из тем остается на усмотрение учителей. «Мы предоставляем дополнительные материалы и поощряем учителей уделять больше времени этим предметам, — рассказывает он Post. — Кроме того, мы побуждаем их присоединяться к нашей сети Центров толерантности и перенимать нашу программу просвещения по вопросам Холокоста, с помощью которой мы пытаемся развить новую систему ценностей. В рамках наших программ, подростки совершают организованные поездки в Панеряй и в другие места массового уничтожения евреев».

В Литве таких мест более 200 и Рачинскас вместе со своей командой предлагают школам посещать, те из них, которые расположены неподалеку, «ведь не все могут поехать в Панеряй».

Он отметил, что высокий уровень литовского коллаборационизма во время Второй мировой войны — вопрос весьма щепетильный, добавив, что их образовательная программа, тем не менее, занимает твердую позицию относительно того, чтобы показать все негативные аспекты этой проблемы без прикрас, как бы неприятны они ни были. «Делать так — наша моральная ответственность. Проблема в том, что литовцы, к сожалению, все еще воспринимают Холокост как трагедию, которая имеет отношение только к евреям. Но евреи — неотъемлемая часть последних 600 лет литовской истории здесь. Таким образом, это трагедия, которая произошла со всем литовским народом, а не только с литовскими евреями», — говорит Рачинскас.

Сейчас в Литве проживает порядка 4 тысяч евреев, большинстве из них — в Вильнюсе.
«Мы пытаемся показать, что суть Холокоста - это не цифры, а пустынные улицы в тех местах, где процветала когда-то еврейская культура», — добавляет он.
Довида Каца Зингерис и Рачинскас вместе с их усилиями не впечатляют. «Эмануэля Зингериса ненавидит вся еврейская община Вильнюса. Этот человек «внедряет» Холокост в литовское общество в обмен на политические выгоды. Он предает память о 200 тысячах литовских евреев, уничтоженных во время Второй мировой войны», — говорит Кац.

Кац считает, что его острая критика, направленная на Зингериса и литовское правительство, может являться настоящей причиной, того, что его контракт в Вильнюсском институте идиш, окончившийся в этом месяце, не был возобновлен.
«Мне также кажется, что преследование Рахиль Марголис объясняется ее ролью в публикации «Понарского дневника». Мне известны и другие, оказавшиеся в подобных ситуациях».
Это довольно серьезные обвинения, которые посол Литвы в Израиле Дариус Дегутис (Darius Degutis) настойчиво опровергает. «Никто не арестует Рахиль Марголис или кого-то еще, возвратись они в Литву. Все судебные дела против Марголис и Арада закрыты», — сказал он Post.

«Давайте посмотрим на то, что Литва сделала для примирения. Нынешний премьер-министр [Андрюс Кубилюс (Andrius Kubilius)] был первым, кто одобрил закон о компенсациях [для жертв Холокоста], который теперь ждет принятия в парламенте. Нынешнее правительство организовало специальную комиссию для сохранения еврейского квартала в Вильнюсе. Наша образовательная программа, посвященная Холокосту, согласно ОЭСР, является одной из лучших в Европе», — говорит Дегутис.

Нужно также отметить, что Яд ва-Шем признал 728 праведников мира из числа литовцев, а это немалая цифра для такой небольшой страны.
«Говоря о сталинизме и нацизме, литовцы и жители Восточной Европы должны при использовании термина «геноцид» проявлять большую чуткость. Для меня, к примеру, не проблема сказать, что мне стыдно за то, что некоторые литовцы сделали в прошлом, — добавляет Дегутис. — Следует избегать двусмысленности, когда мы говорим, что пострадали от сталинизма. И речь идет не о сравнении этих двух режимов, но о должной оценке каждого из них».
Зурофф утверждает, что литовское правительство могло бы сделать куда больше, чем сделало. «Например, День Холокоста в Литве — 23 сентября. В 1943 году в этот день была проведена принудительная эвакуация вильнюсского гетто. Если они хотят продемонстрировать признание своей вины, почему бы им тогда не выбрать 28 октября, когда в 1941 году литовцы убили в Каунасе 10 тысяч евреев? Им стоит задуматься над тем, что именно они хотят этим сказать».

«Пражскую декларацию необходимо отменить», — считает Кац.

«Нельзя изменить все за один день,— возражает Дегутис. — Такие критики, как Эфраим Зурофф и Довид Кац уж слишком реакционны. Они отказываются замечать положительные моменты того, что мы делаем».

В прошлом месяце литовское правительство объявило о том, что премьер-министр собрал экспертную группу для учреждения Форума наследия литваков (литвак - литовский еврей), цель которого — «объединить литваков со всего мира в единое сообщество». Центр Симона Визенталя обрушился на это с резкой критикой и обвинил литовское правительство в «попытке заручиться поддержкой евреев для продолжения своих кампаний, искажающих значение Холокоста и продвигающих ложную идею равнозначности коммунистических и нацистских преступлений».

«Этот шаг — то же самое, как если бы турки создали Группу поддержки армян, чтобы заручиться их поддержкой в отрицании геноцида армянского народа», — съязвил Зурофф в пресс-релизе, посвященном этому вопросу.
Ассоциация литовских евреев в Израиле, самой большой в мире организации евреев литовского происхождения (литваков), в прошлый вторник призвала к бойкоту новой инициативы литовского правительства. Председатель ассоциации Иосиф Меламед (Josef Melamed) прокомментировал ситуацию следующим образом: «Наша ассоциация понимает истинные намерения литовского правительства: они хотят чтобы литваки поддержали их ложную версию истории Второй мировой войны, в которой минимизировано широкое участие литовских коллаборационистов в массовых убийствах евреев в Литве и за ее пределами».
«Это возмутительный случай попытки похищения национального самосознания», — добавляет Кац.

Так на самом ли деле Литва прилагает должные усилия для того, чтобы победить своих демонов Холокоста? Зурофф так не считает.

«Нельзя сказать, что Литва совсем не говорит о Холокосте. Говорит. Много. Но она опускает и искажает очень важные моменты», — говорит Зурофф.

Осенью Центр Симона ВизенталХ выпустит свой годовой доклад, посвященный международному поиску и судебному преследованию нацистских военных преступников. Публикация предварительных результатов была приурочена ко Дню холокоста в апреле. На 50 страницах полной версии доклада содержится подробная информация о количестве осуждений, обвинительных актов и продолжающихся поисках нацистов в европейских странах и список самых разыскиваемых военных преступниках. Центр Симона Визенталя также проводит классификацию стран на основании результатов работы, проделанной ими в прошлом году. В 2006 году Литва, признавшая Далиде виновным, получила «B». «Когда же суд отказался исполнить наказание, мы были изумлены», — говорит Зурофф. С тех пор, страна неуклонно получает «F».

Дариус Дегутис считает, что для надежды еще есть место. «Работая в позитивном ключе, мы сможем достигнуть гораздо большего. Мне бы хотелось, чтобы они доверяли нашим намерениям, не прибегая к машинальной критике всякий раз, когда мы делаем очередной шаг», — резюмирует он.

Автор - редактор публицистического раздела The Jerusalem Post.


Рики Бен-Давид (Ricky Ben-David)
ИноСМИ, The Jerusalem Post

Источник

Роль духовенства в организации еврейских погромов в Литве


Известный историк Михаил Крысин пишет:
«Значительную роль в организации еврейских погромов в Литве сыграло местное духовенство. Римско-католическая церковь в Литве еще с 1920-х годов была одним из главных поставщиков разведагентуры для германских спецслужб. Этому благоприятствовало и то, что архиепископ Литвы Ю.Сквирецкас был убежденным антисемитом и большим поклонником Гитлера. В советских архивах сохранился его дневник, в котором он пишет:
«…Примечательны мысли «Майн Кампф» в вопросе большевистско-еврейского отправления народов… Все ли эти мысли самого Гитлера и его друзей-сослуживцев, сказать трудно. Но все же они свидетельствуют о том, что Гитлер является не только врагом евреев, но и вообще очень правильно думающим человеком».
В начале июля 1941 года, когда немецкие войска уже вошли в Литву, архиепископ Сквирецкас записал в своем дневнике:
«Епископ Бризгис рассказывал мне о вступлении в связь с представителем, присланным германским правительством в Прибалтику. Как его именовать, я забыл. Может, СД или по-другому. Этому представителю было указано из Берлина вступить в связь со старшим духовенством, и там, возможно, при посредничестве ксендза Кипаса или кого-то из гестапо, назвали имя епископа Бризгиса. Епископу Бризгису было предложено написать воззвание к населению, с тем чтобы убедить его сохранять спокойствие и с доверием продолжать работу, не опасаясь, что его кто-то обидит. Проект этого письма с исправлениями прелата Шаулиса мне оставил епископ Бризгис для просмотра…»
Так выбор нацистов пал на еще молодого в то время епископа Винцентаса Бризгиса из Каунаса. Он оправдал все надежды нацистов, подписав соответствующие воззвания и призвав всех своих прихожан оказывать поддержку немецким властям и ни в коем случае не укрывать у себя лиц еврейской национальности. Этот призыв прозвучал в тот момент, когда еврейские погромы в Каунасе были в самом разгаре. В течение десяти дней было уничтожено более полутора тысяч человек — евреев, коммунистов, советских государственных работников…
В другой раз, когда в августе 1941 года епископ Бризгис встретился с ксендзом из Крокской волости и узнал, что в тамошнем гетто все еще много евреев, он возмутился: «Почему же они до сих пор не расстреляны? Евреев нечего жалеть, они этого не заслужили». Услужливый ксендз передал слова Бризгиса по назначению, и через пару дней все узники местного гетто были расстреляны. Роль Бризгиса в организации погромов в Каунасе была отмечена даже в докладе шефа полиции безопасности и СД Литвы Йегера от 16 авгутса 1941 года.
После войны епископ Бризгис покинул Литву и в 1951 году обосновался в США. Правда, американские юристы еще 27 марта 1947 года обнародовали тот самый доклад  шефа полиции безопасности и СД Литвы, где упоминалось имя Бризгиса, но это не помешало его «натурализации». Не вспомнили о нем и после публикации в США книги Чарльза Алена «Нацисты среди нас», в которой не только упоминалось имя Бризгиса, но и цитировался весь документ. В середине 1980-х годов епископ Бризгис все еще проживал в США и регулярно выступал с проповедями в католическом соборе г. Чикаго».

Источник: Крысин М. Прибалтийский фашизм. История и современность. – М.: Вече, 2007. – 576 с. 


Источник: Аналитический портал RuBaltic.Ru http://www.rubaltic.ru/context/05112015_rol_dukhovenstva/

Источник

Трагедия Литвы: 1941–1944 годы Сборник архивных документов о преступлениях литовских коллаборационистов в годы Второй мировой войны

Трагедия Литвы: 1941–1944 годы Сборник архивных документов о преступлениях литовских коллаборационистов в годы Второй мировой войны

Трагедия Литвы: 1941-1944 годы

Хроника событий Вильнюсского гетто.Павел Полян


Литовские националисты в борьбе против «неграждан» в 1941 году


В годы Второй мировой войны на территории Литовской ССР [в Российской империи входила в черту осёдлости и включала в себя районы, плотно населённые евреями] при активном участии литовских националистов, было уничтожено почти 94% литовских евреев. Причем уничтожение евреев литовские вооруженные националистические формирования нередко осуществляли не дожидаясь приказа немецкого военного командования.

Местом массовых казней евреев гитлеровцами и их литовскими пособниками были форты Каунаса, а также специально созданный лагерь в местечке Понеряй (Поныри), где только за один день в апреле 1943 года было уничтожено два эшелона советских граждан в количестве около 5тысяч человек. В расстрелах принимал активное участие литовский батальон под общим руководством сотрудников немецкой тайной полиции - Гестапо. В девятом каунасском форте было расстреляно 80 тысяч человек, в шестом - 35 тысяч, в седьмом - 8 тысяч. В октябре 1941 года немцы и литовцы вывезли из каунасского гетто 10 тысяч евреев и уничтожили их. Всего в Литве было уничтожено около 500 тыяч человек гражданского населения и около 200 тыяч военнопленных, вывезено на каторжные работы в Германию 40 тысяч человек.

10 октября 1939 г. Литве был возвращён Советским Союзом отобранный у нее ранее Польшей Вильнюсский край с исторической столицей Литвы Вильнюсом. Этот регион был захвачен Польшей в 20-е годы, а 15 марта 1923 г. на конференции представителей ведущих держав Антанты (Англии, Франции, Италии и Японии) права Польши на него были "международно признаны". В процессе определения новых границ между республиками СССР 3 августа 1940 г. Литве был передан также ряд белорусских земель.

Сразу же после начала Великой Отечественной войны в 29-м стрелковом корпусе Красной Армии, созданном на основе вооруженных сил независимой Литвы, началось массовое дезертирство, а также борьба с отступающими частями Красной Армии. Фактически такая "борьба за восстановление независимости" явилась посильным вкладом в осуществление "блицкрига". Литовское вооруженное подполье даже взяло под свой контроль покинутые отступающими советскими войсками Вильнюс и Каунас. Уже 24 июня 1941 года в Каунасе начала работу литовская комендатура (в октябре-ноябре ее переименовали в "Штаб охранных батальонов") во главе с бывшим полковником литовской армии И.Бобялисом и началось формирование вспомогательных полицейских "Батальонов охраны национального труда" (сокращенно "ТДА", от литовского "Tautas darbo apsaugas batalionas"). На 1 марта 1944 года в рядах литовской полиции порядка и полицейских батальонах служило 8 тысяч литовцев.

Не должно вводить в заблуждение часто употребляемое в современных литовских СМИ название этих частей как "самообороны", поскольку в Вильнюсе и других местах соответствующая организация называлась Lietuvia Savisaugos Dalys (Литовская самооборона). Употребление пропагандистки и психологически более приемлемого для литовского населения термина не отменяло выполняемых этими формированиями карательных функций, осуществляемых против мирного населения, участия в уничтожении евреев и коммунистов.

Из литовских националистических формирований было создано 22 стрелковых батальонов самообороны (номера с 1-го по 15-й с 251-го по 257-й), так называемые «шутцманшафтбатальоны» или «Шума», каждый численностью 500—600 человек. Общая численность военнослужащих этих формирований достигала 13 тысяч, из них 250 были офицерами. В районе Каунаса все литовские полицейские группы Климайтиса были объединены в батальон «Каунас» в составе 7 рот.

Литовские националисты (отряд под руководством Климайтиса) в течение первого каунасского погрома, в ночь на 26 июня, уничтожили более чем 1500 евреев.

2-й литовский батальон «Шумы» под командованием майора Антанаса Импулявичюса был организован в 1941 году в г. Каунасе и дислоцировался в его пригороде — Шенцах. 6 октября 1941 года в 5 часов утра батальон в составе 23 офицеров и 464 рядовых отбыл из Каунаса в Белоруссию в район Минска, Борисова и Слуцка для борьбы с советскими партизанами. С прибытием в Минск батальон перешёл в подчинение 11-го полицейского резервного батальона майора Лехтгаллера. В Минске батальон уничтожил около девяти тысяч советских военнопленных, в Слуцке пять тысяч евреев. В марте 1942 года батальон выбыл в Польшу и его личный состав использовался в качестве охраны концлагеря Майданек.
В июле 1942 г. 2-й литовский охранный батальон участвовал в депортации евреев из Варшавского гетто в лагеря смерти.

Ещё до нападения гитлеровской Германии на Советский Союз литовские националисты подготовились к приходу своих европейских хозяев.

Листовка Фронта литовских активистов «Отмена гостеприимства евреям». Апрель 1941 г.

"Евреи Литвы! Пять столетий назад князь Литвы Витаутас Великий пригласил вас в нашу страну, надеясь на Вашу общую пользу государству.

В Литве Вы пользовались покровительством и защитой государства, его материальными ресурсами и равными с другими жителями страны политическими, культурными и социальными правами.

Будучи равноправными гражданами, Вы, кочевой народ, могли сохранить в нашей стране свою национальность, религию и свои обычаи.

Строя свое благополучие, Вы часто обижали и эксплуатировали настоящего хозяина страны - литовца.

Литовский народ все это долго терпел. Он надеялся, что со временем Вы поймете, что в любой стране наряду с политическими правами есть и политические обязанности. Однако Вы не только не выражали благодарности литовскому народу, не только избегали обязанности поддержать Литву в самые тяжелые часы его исторической жизни, а наоборот: в самые роковые и тяжелые для литовского народа моменты Вы шли не с ним, а против него.

В период ополячивания литовского народа Вы шли с ополячивателями.

Во времена царского гнета Вы присоединились к русским и были прилежными помощниками политики обрусения литовского народа.

После захвата Польшей Вильнюсского края евреи этого края присоединились к полякам и были верными слугами оккупанта, а значит - и врагами Литвы.

В независимой Литве Вы тоже не шли вместе с литовским народом. Упорно держались за русский язык, презирали все литовское и только эксплуатировали нашу страну в целях наживы. С самого начала восстановления Литовского государства Вы готовились к похоронам нашего государства: евреи организовали в Литве нелегальную коммунистическую партию, 90 % членов которой были люди еврейской национальности. Через коммунистическую партию Вы ковали планы разрушения Литовского государства и тайно посылали красным московским палачам просьбы о присоединении Литвы к Советскому Союзу.

Однако Ваша нелояльность достигла невиданной степени при оккупации нашей страны Советской Россией. Вы первые приветствовали вторгающиеся русские банды Красной Армии, встречая их аплодисментами и вручая цветы. Люди вашей национальности угрозами и пинками принуждали литовских солдат почитать знамя советского оккупанта, портреты московских палачей. Вы спешили унизить героев нашего народа, гимн нашего народа, наши обычаи и традиции.

Подлизываясь к оккупанту, Вы заполонили общественные учреждения и захватили в свои руки всю сеть тайной полиции. Опираясь на русские штыки, исподтишка запустив свои когти в тело нашего народа, Вы с чрезвычайным рвением преследовали лучших сынов нашего народа, выдавали их оккупанту, сажали в тюрьмы, мучили и убивали, заставляли их выдавать врагу тайны Литовского государства и своих братьев.

Это Ваше преступление, совершенное в то время, когда литовский народ был обезоружен и бессилен сопротивляться террору оккупанта, было самым постыдным предательством литовского народа и государства.

Евреи Литвы, Литовский народ долго терпел Вашу неблагодарность и наглость; своим поведением Вы сами вырастили в литовском народе глубокое презрение к еврею. Вашего поведения в последнее время литовский народ не может простить, так как он не может и никогда не забудет того факта, что Вы предали Литву в самый тяжелый и несчастный момент в его истории.

Поэтому Фронт Литовских Активистов, восстанавливая новую, свободную и независимую Литву, от имени всего литовского народа торжественно и бесповоротно заявляет, что:

1. Старое право на пристанище в Литве, данное евреям Витаутасом Великим, отменяется полностью и навсегда;

2. Требуется, чтобы евреи как можно быстрее оставили землю Литвы.

Кто из людей еврейской национальности не уберется сейчас вместе с
советскими войсками, тот будет:

1. Арестован и отдан военно-полевому суду, если он отличился особо злостными действиями, направленными против Литвы, литовского народа или отдельного литовца;

2. Насильно удален из Литвы, а его имущество отнято на общие потребности литовского народа и государства;

3. Кто из евреев попробует уничтожить или испортить свое имущество, тот будет на месте наказан самым строгим образом.

Евреи, Ваша история на литовской земле, продолжавшаяся более пятисот лет, уже закончилась. Не имейте никаких надежд и никаких иллюзий! В Литве Вам больше места нет!

Литовский народ возрождается к новой жизни и новой истории, он считает Вас предателями и будет поступать так, как полагается поступать с такими подонками.

ВЫСШЕЕ РУКОВОДСТВО Фронта литовских активистов.

Однако следует также вспомнить о том, что далеко не все литовцы были пособниками нацистских убийц. Линия раскола проходила внутри самого литовского общества, а вооруженное противостояние внутри Литвы оказалось тесно связано с вооруженной борьбой фашистских и антифашистских сил.

Другая часть литовского населения внесла свой вклад в борьбу с нацизмом на стороне антигитлеровской коалиции. Летом 1941 в Литве были созданы также первые группы подпольной и партизанской борьбы. К осени на территории Литвы действовало 14 партизанских групп. 26 ноября 1942 г. в Москве был создан Штаб партизанского движения Литвы под руководством А.Снечкуса. В целом в Литве в годы войны действовали 92 партизанских отряда и группы (всего около 10 тыс. чел.), 2 подпольных обкома, издавалось в подполье 15 газет.

За годы борьбы партизаны пустили под откос 577 воинских эшелонов, вывели из строя около 377 паровозов и свыше 3 тыс. вагонов, разгромили 18 вражеских гарнизонов, убили и ранили свыше 14 тыс. гитлеровцев и их пособников. За героизм и отвагу более 1800 партизан Литвы были награждены советскими орденами и медалями, 7 из них присвоено звание Героя Советского Союза. Сотни литовцев, включая женщин, стариков, детей были уничтожены "за связь с партизанами". Самой известной, благодаря возведенному мемориалу, является Пирчюпис – деревня в Варенском районе, где 3 июня 1944 г. было уничтожено 119 мирных жителей. Схожая судьба постигла деревни Правенишкес, Райняй, Аблингу.


Источник



Прибалтийская операция, июль 1941 года
Холокост в Литве — систематическое преследование и истребление немецкими нацистами и литовскими коллаборационистамиеврейского населения во время оккупации Литвы Германией (19411945 годы).
Геноцид евреев осуществлялся на основе официальной доктрины Третьего Рейха «окончательного решения еврейского вопроса»[1][2][3]. На первом этапе проводились аресты и массовые убийства. С осени 1941 года небольшое число уцелевших изолировали в нескольких гетто, в конце оккупации было проведено почти поголовное уничтожение оставшихся[4]. В результате такой политики было уничтожено до 95—96 % евреев, проживавших в Литве до начала войны[5][6][7].
Существенную роль в геноциде сыграло содействие нацистам местного населения[8][9]. Холокост замалчивался в советской Литве, как и во всём СССР[10][11][12]. После восстановления независимости Литвы тема Холокоста вообще и оценка деятельности коллаборационистов в частности является предметом научных исследований и вызывает дискуссии в обществе и среди учёных[13][14][15][16][17][18].

Немецкие войска вошли в Литву 22 июня 1941 года и захватили всю её территорию буквально за неделю. Из тех евреев, кто отправился на восток вслед за отступающей Красной армией, часть была вынуждена вернуться из-за того, что их не пропускали часовые на старой советской границе, многие были убиты литовскими националистами или погибли во время бомбардировок. Реально сумели эвакуироваться около 15 тысяч литовских евреев. Часть из них впоследствии воевала в составе 16-й стрелковой (Литовской) дивизии[30].
Литовцы приветствовали немцев как освободителей от советского режима, рассчитывая на восстановление независимости. Во многих городах Литвы в первый же день войны начались организованные вооружённые выступления подпольного в советский период Литовского фронта активистов (ЛФА), которые захватывали под контроль стратегически важные объекты и целые города, нападали на отступающие подразделения Красной армии и убивали советских активистов. 23 июня в Каунасе была провозглашена власть Временного правительства Литвы во главе с Юозасом Амбразявичусом. В Вильнюсе был сформирован самостоятельный Гражданский комитет Вильнюсского уезда и города (лит. Vilniaus miesto ir srities piliečių komitetas) во главе с профессором права Вильнюсского университета Стасисом Жакевичюсом (лит.)[31] В состав Гражданского комитета входил еврей учёный-психологВладимир Лазерсон (лит.), позднее убитый нацистами[32].
Немцы не признали Временное правительство и к 28 июля сформировали собственную администрацию в рамках Рейхскомиссариата Остланд. Генеральным комиссаром Литвы был назначен Теодор Адриан фон Рентельн. Территория генерального округа Литва (нем. Generalbezirk Litauen) была разделена на 4 округа (нем. Gebiet) с центрами в ВильнюсеКаунасеПаневежисе и Шяуляе. 5 августа 1941 года Временное правительство Литвы было распущено германскими оккупационными властями, изданные этим правительством законы были аннулированы. 
3 сентября оккупационные власти распустили Гражданский комитет Вильнюсского уезда. Лояльные к германским властям сторонники ЛФА вошли в состав оккупационной полиции и местных администраций, литовскую администрацию генерального округа Литва возглавил бывший генерал-лейтенант литовской армии Пятрас Кубилюнас[31].
В период с июня по декабрь 1941 года карательные функции на территории генерального округа Литва осуществляли айнзатцгруппы А и B[5]. На базе айнзатцгруппы А в декабре 1941 года были сформированы органы полиции безопасности и СД. Начальником был назначен Карл Егер, в 1943 году Егера сменил оберфюрер СС Вильгельм Фукс. Управление полиции безопасности и СД размещалось в Каунасе. Немецкой полиции подчинялось Литовское управление безопасности (Литовская полиция безопасности — LSP или «Saugumas»), некоторые подразделения которого напрямую возглавляли сотрудники СД[33]. Полицию безопасности возглавил полковник Витаутас Рейвитис. Как пишет историк Арунас Бубнис, LSP непосредственно участвовала в геноциде евреев, организованном нацистами, и являлась «неотъемлемой частью» репрессивного механизма[34].

Преследование и уничтожение евреев Литвы


Арест евреев литовскими националистами
Согласно «Энциклопедии Холокоста» и большинству литовских и зарубежных источников уничтожение евреев Литвы проходило последовательно и целенаправлено в несколько этапов[35][36]:
  • Июнь — октябрь 1941 — аресты и массовые убийства.
  • Ноябрь 1941, 1942 — март 1943 — концентрация оставшихся евреев в нескольких гетто.
  • Апрель 1943 — июль 1944 — завершение уничтожения.
  • Июнь — август 1941 года — погромы и массовые расстрелы мужчин-евреев.
  • Август — декабрь 1941 года — массовые, поголовные, целыми общинами убийства литовского еврейства, около 40 тысяч оставшихся заключены в гетто и трудовые лагеря.
  • 1942—1944 — периодические убийства евреев в сравнительно меньших масштабах (1942—1943) и уничтожение оставшихся (1943—1944).

Массовые расстрелы


Жертвы бойни в Каунасе 25—27 июня 1941 года
В отличие от других оккупированных немецкими нацистами стран, где геноцид евреев проводился постепенно (начиная с ограничения гражданских прав, потом ограбление, концентрация евреев в гетто и перемещение их в лагеря смерти), массовые казни евреев в Литве начались с первых же дней[35][37].
Убийства евреев начались в первые дни войны, начиная с антисоветского восстания, отступления Красной армии и прихода немецкой армии[38]. Антиеврейское насилие в стране началось ещё до прихода немцев[39]. Убийства начались в приграничных населённых пунктах, они проводились немецкой полицией безопасности при содействии местных жителей и вспомогательных полицейских формирований[8]. В частности, евреи Паланги и Кретинги были уничтожены в первые дни войны. Первая зафиксированная акция массового убийства произошла 24 июня в Гаргждай, погиб 201 еврей[36].
25 июня в Каунас прибыл командир айнзатцгруппы А бригадефюрер СС Вальтер Шталекер. Он стимулировал лидеров националистов начать еврейский погром. С 25 по 29 июня литовские националисты во главе с Альгирдасом Климайтисом устроили в Каунасе массовую бойню евреев, во время которой погибло около 4000 человек[40]. 4 и 6 июля тысячи евреев были убиты в девятом форте Каунасской крепости. Под Вильнюсом начались массовые расстрелы в Понарах[5][41]. 29 октября произошло ещё одно крупное массовое убийство в Каунасе — в девятом форте было расстреляно 9200 евреев, в том числе 2007 мужчин, 2920 женщин и 4273 ребёнка[36].
Убийства в приграничной полосе проводились айнзатцкомандой «Тильзит», состоявшей из сотрудников гестапо и SD Тильзита, а также охранной полиции Мемеля (Клайпеды)[42]. До конца августа 1941 года эта группа убила на литовско-германской границе 5502 человека, большинство из которых были евреями[36]. 28 июня 1941 года по приказу коменданта Каунаса подполковника Юргиса Бобелиса (лит.) был создан 1-й литовский батальон, известный также как Батальон защиты национального труда (TDA), в составе 400 человек. Они массово убивали евреев в VII форте Каунасской крепости[41]. Убийства в литовской провинции организовывались в основном айнзатцкомандой 3 айнзатцгруппы А[4]. В мобильной команде (англ.) под руководством оберштурмфюрера Иоахима Хамана служило около десятка немцев и как минимум в 5 раз больше литовцев, которыми руководил лейтенант Бронюс Норкус. На местах им оказывали содействие сотрудники полиции, которые подчинялись соответствующей секретной директиве от полковника Рейвитиса. Во время крупных акций (в частности в Мариямполе и Рокишкисе) к расстрелам привлекались местные жители[43]. В районе Вильнюса и в первую очередь в Понарах массовыми убийствами занимался «Ипатингас бурис» — аналог немецкой зондеркоманды, состоявший из литовских добровольцев, подчинённый айнзатцкоманде 9, а затем СД и полиции безопасности. 23 июля 1941 года спецотряд возглавил Юозас Шидлаускас, численность составляла от 200 человек вначале до 50 впоследствии[44].
С августа по декабрь на территории Литвы было убито от 130 до 140 тысяч евреев[8]. Командир айнзатцкоманды 3 Карл Егер 1 декабря 1941 года составил подробныйотчёт о массовых убийствах[7]. Согласно отчёту, подразделением в тесном сотрудничестве с литовскими добровольцами был уничтожен 136 421 еврей (46 403 мужчины, 55 556 женщин и 34 464 ребёнка), а также 1064 коммуниста, 653 психически больных и 134 прочие жертвы[45].

Концентрация в гетто


По решению Временного правительства Литвы от 29 июня в крупных населённых пунктах были созданы еврейские гетто[46]. Немцы назначали руководство гетто — так называемые юденраты (еврейские советы). 13 августа оккупантами была учреждена еврейская полиция, которая обязана была поддерживать правопорядок на территории гетто[47][31].
С 8 июля военная администрация приказала евреям носить специальные отличительные знаки в виде белого квадрата с жёлтым кружком, а с 15 июля — белую повязку на руке с жёлтой Звездой Давида и буквой «J» (нем. Jude). Евреи были лишены права ходить по тротуарам и посещать общественные места, еврейское имущество было конфисковано, евреи подлежали привлечению к принудительному труду[48][49]. Если летом убивали в основном евреев в провинции, то с сентября по ноябрь — в гетто больших городов[4][50].
К ноябрю 1941 года остатки еврейских общин (около 40—43 тысяч человек) были сосредоточены в гетто четырёх городов — ВильнюсаКаунасаШяуляя и Швянчёниса, где их заставляли работать на немецкую военную промышленность. Условия жизни в гетто были невыносимыми из-за сильной скученности, недостатка питания и распространения болезней[35]. В вильнюсском гетто работали 28 мастерских, в каунасском — 40[5]. Власть руководства гетто была достаточно существенной. Например, еврейский суд шяуляйского гетто осудил трёх еврейских спекулянтов к «телесному наказанию и тюремному заключению», а четвёртого передали полиции безопасности. В июне 1942 года суд в вильнюсском гетто приговорил к смертной казни через повешение шесть евреев, которые были признаны виновными в убийстве других узников[51].
Всего к концу января 1942 года в результате массовых казней, смерти от холода и голода в Литве погибло 185 000 евреев (80 % жертв Холокоста в Литве). К этому времени в гетто Вильнюса было около 20 000 евреев, Каунаса — 17 000, Шяуляя — 5000, Швянчёниса — около 500 человек[31]. Вильнюсское гетто было одним из немногих, где оккупанты разрешили «культурную жизнь» — в нём работали театр, библиотека, школа[52]. Школа была также в Шяуляйском гетто. При этом периодически проводились «акции» (Aktionen), в ходе которых нацисты уничтожали узников, но масштабы убийств были значительно меньшими, чем летом и осенью 1941 года[8]. 27 мая 1942 года в Генеральном округе Литва была проведена перепись населения, евреи в эту перепись не включались вообще[31]. В период относительного «спокойствия» в гетто действовали десятки разных служб и организаций, включая партийные[53].

Полное истребление


4—5 апреля 1943 года в Понарах были убиты все 4000 человек, узников гетто в Швянчёнисе и ряда небольших гетто в районе Вильнюса[54]21 июня Генрих Гиммлериздал приказ о ликвидации всех гетто и передаче оставшихся евреев в концентрационные лагеря. В конце лета управление гетто было передано от гражданских властей органам СС[53].
С 6 августа по 23 сентября 1943 года прошла депортация узников вильнюсского гетто. Около 15 тысяч евреев были депортированы в трудовые лагеря Эстонии и Латвии. 5000 евреев были отправлены в лагеря смерти, расположенные в Польше[4]. Около 2—3 тысяч из этих заключённых впоследствии были освобождены[55]. Вильнюсское гетто было ликвидировано, в городе осталось около 3000 евреев в трёх небольших лагерях[56].
23 июня 1943 года Каунасское и Шяуляйское гетто были преобразованы в концентрационные лагеря[31], которые просуществовали до времени прихода Красной Армии, в июле 1944 года[55].
Часть евреев каунасского гетто была депортирована в Эстонию. 27—28 марта 1944 года в каунасском концлагере и его филиалах прошла акция, в ходе которой были убиты около двух тысяч детей, пожилых евреев и инвалидов. Аналогичным образом происходили события в шяуляйском гетто: в сентябре 1943 года его узники были депортированы в различные концлагеря, 5 ноября 1943 года было убито около 800 детей, стариков и инвалидов[56].
10—12 тысяч евреев из этих двух гетто перед наступлением Красной армии в июне 1944 года были перевезены в концентрационные лагеря Германии[35][4][56]. 27 января 1945 года Красная армия освободила Клайпеду, а 2 мая остатки выживших евреев Каунаса и Шяуляя были освобождены американскими войсками из концлагеря Дахау[36].

Убийства иностранных евреев в Литве


На территории Литвы осуществлялись также убийства иностранных евреев, депортированных нацистами из европейских стран. В отличие от Латвии и Белоруссии, где их привозили в гетто, в Литве иностранных евреев сразу уничтожали, не давая ни одного шанса на спасение[57]. Так, между 25 и 29 ноября 1941 г. в Каунас прибыли поезда из Германии, доставившие 4934 еврея-уроженца Германии и Австрии. Все они были расстреляны[58].
Всего на территории Литвы было убито от 8 до 10 тысяч польских евреев и 6 тысяч евреев из других стран Европы[59].

Статистика жертв


По данным Международной комиссии по оценке преступлений в Литве, общее число жертв геноцида составило от 200 000 до 206 000 человек, в том числе[8]:
  • около 190 тысяч литовских евреев;
  • от 8000 до 10 000 еврейских беженцев из Польши;
  • около 5000 евреев из Австрии и Германии;
  • 878 французских евреев.
Предполагается, что 80 % литовских евреев были убиты до 1942 года[37], уцелело только несколько тысяч евреев[4]. На 31 июля 1945 года в Вильнюсе проживало всего 3497 евреев[60]. Известно и исследовано более 200 мест уничтожения евреев в Литве[61], печальное первенство среди которых занимают Понары, где было уничтожено в целом более 100 тыс. чел., включая евреев, Алитус — 60 тыс., лес Антавилияй — 25 тыс., деревня Большие Каркленай — 10 тыс., IX форт Каунасской крепости — 80 тыс., Вирбалис — 10 тыс. и др.[62]
К 1959 году в Литве проживало 16 тысяч евреев, в результате эмиграции в Израиль к концу 2010 года осталось только 4 тысячи[63].

Роль местного населения в геноциде евреев


Существенную роль в уничтожении евреев Литвы сыграло активное пособничество нацистам местного населения[8].
Холокост был начат членами «Литовского фронта активистов» до прихода немецких оккупационных войск 22 июня 1941 года. Соломонас Атамукас отмечает, что это не были одиночные лица или толпа, но «организованная сила, в том числе литовские военно-полицейские формирования, охранные батальоны», которые осознанно содействовали оккупантам в деле уничтожения евреев не только в Литве, но также в Польше и Белоруссии. В частности, литовские подразделения участвовали в ликвидации Варшавского гетто[64]. Свыше 19 тысяч белорусских евреев уничтожил 12-й литовский полицейский батальон под командованием Антанаса Импулявичюса[65]. Жестокостью литовских полицейских в акциях против белорусских евреев возмущался даже немецкий комендант Слуцка[66].
Среди причин массового участия литовцев в геноциде называются:[67]
  • месть литовцев, пострадавших от Советской власти, и существовавшее среди них предубеждение, что евреи ответственны за советскую аннексию территории Литвы, а также последующие аресты и депортации в Сибирь[10][68].
  • приспособленчество к новой власти, сказывающееся в устройстве любой ценой для себя «лучшей» жизни;
  • покаяние и очищение «еврейской кровью» сотрудничавших с Советской властью литовцев, членов коммунистической партии и комсомола;
  • антисемитизм сторонников фашистско-националистического движения, которое подавлялось до войны литовским правительством;
  • обогащение за счёт присвоения еврейской собственности.
Часть населения Литвы была замешана в уничтожении евреев как «случайные» участники[67]. Однако Альфонсас Эйдинтас (англ.) пишет, что радикальный антисемитизм сильно вырос ещё в предвоенный период и был широко распространён среди литовцев[69].
Многие литовцы отрицали их добровольное участие в Холокосте в национальном масштабе или неохотно признавали участие в нём сельских жителей, являющихся «маргиналами» литовского общества[43]. Тем не менее, историки выявили более тысячи литовцев, принимавших участие в геноциде[70], а Саулюс Сужеделис считает, что по самой консервативной оценке таких было не менее нескольких тысяч человек[43].
Некоторые литовские исследователи утверждают, что литовцы участвовали в антиеврейской кампании под немецким контролем и руководством, а ряд еврейских авторов возражает, что бойцы литовского антисоветского сопротивления убивали евреев самостоятельно без разбора на коммунистических активистов и непричастных[10]Дов Левин пишет, что среди литовцев, участвовавших в геноциде, была значительная доля тех, чьи родственники были убиты или сосланы во время советизации Литвы[50]. А Цви Колитц (англ.) обращает внимание, что сожжение еврейских книг, жестокие издевательства над раввинами и религиозными евреями невозможно объяснить ненавистью к советской власти[71].
Дискуссионной остаётся роль Временного правительства[10]. Документы подтверждают его антиеврейскую позицию и политику[69]. Наиболее очевидным показателем антисемитизма этого органа был проект «Положения о статусе евреев» (лит. Žydų padėties nuostatai) от 1 августа 1941 года[8].


Антинацистское сопротивление


Подпольщики вильнюсского гетто. В центре стоит поэт и командир подполья Абба Ковнер[72]

Казненные партизаны. Вильнюс. Осень 1941 г.

Литовские полицейские во время антипартизанской операции. 1944 г.

С самого начала оккупации евреи вынуждены были вести ежедневную борьбу за выживание. Большая часть сопротивления осуществлялась в повседневной и бытовой сфере. Например, в условиях, когда паёк узников не обеспечивал уровня физического выживания, важными задачами были добывание продуктов питания и нелегальная доставка их в гетто. Несмотря на требования немецких властей сообщать о каждом случае инфекционных заболеваний и запрет на беременность и роды, врачи замалчивали эту информацию, укрывая больных, рожениц и «незаконных» младенцев, несмотря на угрозу суровых наказаний. Важной частью жизни в гетто было культурное и духовное сопротивление, например, подпольные школы, совершение религиозных обрядов и т. п.[73] Многие пытались бежать из гетто, другие пытались спасти детей, обращаясь для этого к нееврейским знакомым за пределами гетто[74].
Кроме побегов для попыток спасения от облав и акций уничтожения использовались специально построенные укрытия, так называемые «малины» или бункеры. Немцы и коллаборационисты сжигали дома или взрывали их вместе с укрывшимися в малинах. Бункеры также использовались еврейскими подпольщиками для хранения оружия и других запасов[75].
Существует много отчётов об индивидуальных акциях отчаянного сопротивления уже в первые дни, с началом массовых убийств. Многие молодые и сильные евреи, защищаясь, нападали на немцев и литовских полицейских с голыми руками, холодным оружием и любыми подручными средствами. Так, в городе Скуодас Ицхак Малкензон, самый сильный человек в городе, напал на одного из палачей и «задушил его голыми руками, прежде чем его (собственная) голова была пробита немецкой пулей»[76].
В вильнюсском гетто была создана крупная подпольная организация (идиш ‏פֿאַראײניקטע פּאַרטיזאַנער אָרגאַניזאַציִע‏‎ — Фарейникте партизанер организацие, или ФПО), которую возглавляли Ицик Виттенберг и Абба Ковнер. Уцелевшие подпольщики впоследствии присоединились к партизанам. Гимном всех еврейских партизан Восточной Европыстала песня узника вильнюсского гетто, впоследствии погибшего в Эстонии Гирша Глика «Не говори, что ты идёшь в последний путь» (идиш ‏זאָג ניט קיינמאָל, אז דו גייסט דעם לעצטן וועג‏‎). Партизанской борьбой в Литве руководили второй секретарь ЦК КП Литвы Ицик Мескуп, заместитель заведующего отделом ЦК КП Литвы Генрих Зиманас и участник революционного движения в Литве Лейб Соломин[77].
К 1 апреля 1943 года на территории генерального округа Литва действовали 29 советских партизанских отрядов общей численностью в 199 человек, состоявших в основном из бежавших из гетто и концлагерей евреев[78]. К лету 1944 года численность еврейских партизанских отрядов в Литве составляла 700 человек. Среди командиров известны Генрих Зиманас, Абба Ковнер, Хаим Елин и Иосиф Глазман. По мнению Ильи Альтмана, общая численность еврейских партизан в Литве превышала 1000 человек[79].

Отношение к коллаборационистам


Количество нацистских преступников, проживавших в начале XXI века в Литве, было больше, чем в любой другой стране Восточной Европы[126][127][7]. 12 литовцев, лишённых гражданства США в связи с их сотрудничеством с нацистами, вернулись в Литву, однако судебные дела были возбуждены лишь в отношении троих — при этом ни один не понёс наказания[128].
Наиболее громким скандалом было дело Александраса Лилейкиса — начальника полиции безопасности в Вильнюсе, который был лишён гражданства США в связи с доказанной причастностью к геноциду. Дело против него в Литве затягивалось в течение нескольких лет, пока он не умер[129].
18 мая 2012 года в Каунасе с почестями были перезахоронены привезённые из США останки Юозаса Амбразявичюса — премьер-министра Временного правительства Литвы с 23 июня по 5 августа 1941 года, лидера Литовского фронта активистов. Это вызвало протесты ряда литовских интеллектуалов, российского правительства и ряда еврейских организаций, которые отметили, что возглавляемый Амбразявичусом Фронт активистов несёт ответственность за убийства большей части еврейского населения Литвы[130][15].
Как пишет Томас Лэйн в книге «Литва: путь на Запад», литовцы из-за долгой жизни за «железным занавесом» не оценили чувствительности западной общественности к теме Холокоста. Их попытки отрицать массовое участие литовцев в геноциде евреев, а также частично оправдывать его участием евреев в советизации Литвы, не вызвали понимания[131].

Преследование еврейских партизан


На фоне отсутствия преследования литовцев, причастных к геноциду евреев, литовские правоохранительные органы проводят активные следственные действия в отношении бывших советских партизан еврейского происхождения в связи с обвинениями в убийствах мирных жителей.
В ходе расследования массового убийства в Канюкай прокуратура Литвы в 2007 году вызвала на допрос одного из основателей Мемориала Яд ва-Шем и члена Международной комиссии по расследованию преступлений оккупационных режимов в Литве бывшего партизана Ицхака Арада. Кроме него, в мае 2008 года в качестве свидетелей привлекались партизанки Фаня Бранцовская и Рахиль Марголис (1921—2015)[132][133]. Эти действия стали поводом для крупного международного скандала[134]. Министерство юстиции Израиля отказалось содействовать литовской прокуратуре. В 2009 году дело в отношении Арада было закрыто за недостаточностью улик, но извинений прокуратура не принесла[135][136][137]. В знак протеста против преследования Ицхака Арада ещё один бывший партизан профессорДов Левин вернул президенту Литвы Валдасу Адамкусу полученную от предыдущего президента в 1993 году награду за героизм, проявленный в борьбе с нацистами[138][139].
Ещё один крупный скандал произошёл вокруг попытки привлечь к ответственности за клевету бывшего узника каунасского гетто, председателя «Ассоциации евреев-выходцев из Литвы» израильского адвоката Иосифа Меламеда. Ещё в 1999 году Меламед послал генпрокурору Литвы список из нескольких тысяч литовцев, которых обвинял в геноциде евреев на основании собранной им документации из воспоминаний выживших. Через 10 лет, когда большинство из подозреваемых умерло, Прокуратура Литвы по требованию ряда депутатов литовского парламента начала расследование в отношении самого Меламеда[140][141]. Израильская пресса в самых резких выражениях[142] отреагировала на попытку допросить Меламеда через запрос в израильское Министерство юстиции. В связи с этими событиями в августе 2011 года израильский мемориал «Яд ва-Шем» отменил своё приглашение литовским чиновникам на симпозиум, посвящённый Холокосту[143].

Вандализм


В Литве регулярно происходят акции вандализма в отношении памятников жертвам Холокоста[5] — примерно 8—10 случаев в год[144]. Так, в начале июля 2011 года на месте массового расстрела в Понарах на мемориальном камне появилась надпись «Гитлер был прав»[145]. Аналогичные события ранее происходили в девятом форте Каунасской крепости, в Вильнюсе и других городах. Неоднократно повреждались неизвестными могильные камни на еврейских кладбищах в Каунасе, Вильнюсе иПаланге. Власти чрезвычайно редко выражают осуждение этих акций и не предпринимают эффективных мер к розыску и наказанию вандалов[5][146].


Источник

"Когда убивали евреев, вся Литва разбогатела"




В Литве вышла книга Руты Ванагайте «Mūsiškiai» («Наши») — об участии литовцев в уничтожении евреев во время Холокоста. Тогда погибли около 200 тысяч человек, то есть 95% еврейского населения Литвы. Книга стала бестселлером, хотя вызвала в Литве бурб негодования - одни обвиняли автора в работе на Кремль, другие предполагали, что «работу оплатили евреи».



Молодые, неграмотные литовцы в трезвом состоянии так прилежно убивали евреев, что в Литву их везли для уничтожения из других стран. В убийствах добровольно участвовали и школьники, а Церковь равнодушно наблюдала за Холокостом – убийцам даже отпускали грехи. Ради чистоты расы и еврейских зубов в Литве уничтожили около 200 000 евреев. 

К таким выводам пришла Рута Ванагайте, которая написала книгу "Mūsiškiai" ("Наши"). Важная часть книги – "Путешествие с врагом", в которой Ванагайте с известным охотником за нацистами Эфраимом Зуроффом отправляется в путь по местам, где убивали евреев и общается с оставшимися в живых очевидцами тех событий.




– "Знаю, что Литва не ждала эту книгу. Поэтому и написала ее". Это – Ваши слова. Вы уже столкнулись с отрицательной реакцией?

– Мне священник Ричардас Довейка сказал, что у меня перед носом закроются двери. Я с самого начала столкнулась с отрицательной реакцией – родные сказали, что я предаю родственников и являюсь Павликом Морозовым. Несколько друзей вообще отвернулись от меня – сказали, что мне платят евреи, и я предаю Родину. Мне нужно было много смелости. Я спросила у моих детей, которым 20 и 28 лет, писать ли мне такую книгу. Они сказали, что на 120% поддерживают. Но часть друзей предупредила меня, что я останусь без читателей, которые любят меня за книги об уходе за стариками и женщинах. Я подумала – почему я должна думать о коммерции. Я вижу, что больше никто такую книгу не напишет. 

– Почему Вы считаете, что больше никто не напишет? Этой темы боятся? 

– До такой степени боятся, что я сталкиваюсь с абсолютной паникой от учреждений власти до сельских жителей. За полгода я встретила всего несколько человек, которые не боялись. Даже с историками в парке на лавочке приходилось встречаться... Некоторых историков я не могу цитировать – они не хотят, один сказал, что отныне не будет читать лекции на эту тему – опасно. 

- Откуда этот страх? Литва с Израилем примирились, в 1995 г. президент Альгирдас Бразаускас извинился перед еврейским народом, несмотря на то, что за это его рьяно критиковали. 

- С Израилем помирились, чтобы он не поднимал эту тему. За это Литва поддержит Израиль в ООН. Это политика. Даже посол Израиля, увидев в Литве Зуроффа, сказал ему – чего ты сюда ездишь, будешь людям настроение портить. Даже еврейская община не поднимает эту тему, не поднимает ни Израиль, ни Литва, а очевидцев тех событий уже практически не осталось. И денег на исследования нет. Да, Бразаускаса осудили. Думаю, позже он жалел, что так поступил. Он обещал выявить и назвать убийц, но этого не сделали. Вот в 2012 году Литовский центр исследования геноцида жителей и сопротивления составил список из 2055 человек, которые, возможно, могли участвовать в геноциде. Список был передан правительству. Где он сейчас? Я пошла к вице-канцлеру правительства и сказала, что надо что-то делать с этим списком, ведь не может же он 5 лет лежать. Мне ответили – что бы мы ни делали, евреям все мало. И лежит этот список дальше. 

– Может, уже все исследовали и оценили? 

– Я прочла книги всех литовских историков – все утверждают, что Холокост наблюдался в провинции на территории всей Литвы. Мы думаем, что только в Панеряй – нет, вся провинция Литвы усеяна еврейскими могилами, люди были уничтожены. Это белое пятно в нашей историографии. Почему не исследовали? Есть лишь несколько историков, которые этим занимаются – мне сказали, пять человек должны работать 5 лет, чтобы выяснить, сколько литовцев участвовало в Холокосте. Нет пяти человек и 5 лет. Я с Зуроффом проехала через всю Литву – людям, которые видели и помнят Холокост, сейчас 85-90 лет. Сколько еще будем ждать? 

– Не секрет, что Зуроффа в Литве ненавидят да и сам он, мягко говоря, не пылает к нам любовью. Как удалось уговорить его поехать в "путешествие" по Литве? 

– Весной я готовила конференцию, все историки говорили, чтобы я не приглашала Зуроффа – если он будет, они отказывались от участия, поскольку он может заплакать, начать драку. Мне стало очень интересно. Когда он приехал для участия в маршах неонацистов, я встретилась с ним. Я спросила у него, работает ли он на Путина, а он спросил у меня, делаю ли я еврейские проекты ради денег. Я ответила, что среди моих родственников были люди, которые, как я подозреваю, участвовали в Холокосте. Он сказал, что за 25 лет встретил в Литве первого человека, который это признал. Я сказала ему – вы нападаете на Литву, так давайте, сядем в мою машину и поедем по Литве, поговорим с людьми, посмотрим, кто прав. Поскольку я не знаю этого. Он согласился, поездка длилась три недели. Мы договорились платить за бензин поровну.

– Что Вы видели? Сколько дверей закрыли у Вас перед носом? 

– Большинство людей говорили, только не соглашались фотографироваться и называть свои имена. Другие боялись – говорили, еще придут и убьют. Кто убьет? Литовцы! Они знают, что в большинстве случаев евреев конвоировали, охраняли или убивали отцы или деды соседей. Так они предают своих – соседей. Но помнят очень хорошо. 

– В опубликованном в книге интервью Зурофф говорит, что Литва необыкновенно красива, но ее красивые леса скрывают несколько сотен мест массовых убийств. Когда ездишь по Литве, можно увидеть указатели, свидетельствующие о таких местах – Литва по крайней мере об этом позаботилась.

– Но свернешь туда, и ничего не увидишь. Указатель есть, а потом можешь блуждать по лесам, и ничего. Но есть и не указанные места. Я и сказала Зуроффу – мы не настолько богаты, чтобы присматривать за 227 местами. Он ответил, надо было смотреть, когда расстреливали. Зурофф плакал на каждом месте. Мне приходилось ждать, пока он читал молитву. И я потом думала – под землей лежат тысячи костей, никак не обозначены эти места. Я потом не могла спокойно смотреть на литовские могилы. Казалось, всему придается слишком большое значение, все так театрально. Я читала протоколы об эксгумации – множество детей с неповрежденными черепами – значит, закапывали живыми. В книге есть свидетельство одного военного – отец ничком ложился в яму, прикрывая ребенка. Военного спрашивали – в кого первого стреляли – в отца или в ребенка? Ответил: "Что мы звери, что ли, стрелять в ребенка на глазах у отца?" Конечно, в отца. Ребенок ведь ничего не понимает".

– В книге жутко звучит Ваш риторический вопрос о том, сколько золотых зубов вытащили у убитых евреев, переплавили, а потом использовали для изготовления зубов жителей Йонишкелиса? Это речь шла об убийце евреев, который потом работал зубным техником. Неужели литовцы делились золотыми коронками убитых? 

– Не только в Йонишкелисе, много где. Я помню, в советское время, когда лечили зубы, спрашивали – золото будет ваше или мое? Откуда у зубных техников было золото? Куда пропали все золотые коронки? Есть и еще более интересный момент. Я унаследовала от дедушки и бабушки антикварную кровать, шкаф, часы. Прочитала, что во всей Литве было около 50 000 еврейских домов, плюс синагоги, магазины, больницы. Куда пропало все это имущество? Вся Литва разбогатела. Я читала, что в Паневежисе вещи передали Драмтеатру, дому престарелых, женской гимназии, больнице, потом распродали жителям. Что не удалось продать – раздали бесплатно. Когда убили евреев, в Паневежисе было 25 000 жителей, вещей, оставшихся после убийства евреев было 80 000 - от постельного белья до чашек. Их раздали бесплатно. Значит, каждый житель бесплатно получил по несколько вещей. Моя бабушка из Паневежиса, кровать – из Паневежиса. Купила ли она ее? Не знаю. Носила ли моя мама что-то из той одежды? Все в Литве, у кого есть старинные вещи, можем задаться вопросом, откуда они взялись. Убийцам евреев обычно ничего не платили, они брали, что могли, несли продавать или выменивали на водку. Это было их вознаграждение. вечером они возвращались домой. У некоторых были дети – с работы приходили не с пустыми руками – приносили им то одежду, то еще что-то.

– Когда читаешь книгу, создается впечатление, что убивали простые деревенские парни, которые пошли добровольцами в Литовскую армию. 

– Они туда пошли сами от нечего делать. Тогда была такая логика: давали поесть и пострелять. А еще можешь взять одежду, обувь, цепочки евреев, выпить. Римантас Загряцкас провел исследование – социальный портрет убийцы евреев – половина тех, кто убивал в провинции - безграмотные или окончившие два класса. Может, если бы Церковь заняла иную позицию или сказала, что надо выполнять одну из заповедей Божьих – может, это остановило бы их. Но Церковь промолчала или не призвала. 

– Когда читаешь воспоминания убийц евреев, напрашивается вывод, что немцы их не заставляли убивать - они могли отказаться. 

– В первую очередь, это были добровольцы – и белоповязочники, которые шли добровольцами. Некоторые утверждали, что за отказ грозили расстрелом, но есть лишь один факт – в Каунасе был расстрелян солдат, отказавшийся убивать, в долине Мицкявичюса. В особом отряде служили 8 учеников ремесленной школы – 16-17 лет. Наступил июнь, делать было нечего, они пошли поработать – им обещали вещи евреев. Лето закончилось, они ушли из отряда. Разве это насилие – сами пришли, сами ушли. В Литве говорят, что заставляли убивать, поили. Военный Ляонас Стонкус рассказал, что если видели, что у кого-то нервы не выдерживали, офицеры не заставляли стрелять, боялись как бы против них оружие не обратили. И не пили – давали после, вечером, или очень мало – боялись, чтобы командующих не постреляли. Можно сказать, что евреев убивали молодые, неграмотные и трезвые литовцы. 

– На Вас будут нападать за неудобную правду и спрашивать, откуда знаете, на что опираетесь? 

– В книге я не опираюсь ни на один зарубежный источник, только на то, что сказано жителями Литвы и историками. Полгода я провела в Особом архиве, читала дела, их исповеди. Кто скажет, что наших мальчиков пытали и только после этого они давали показания – это глупости, никто не говорит о пытках. Один убийца евреев жаловался на боли в плече, сделали рентген, выяснили причину, назначили массаж и парафиновые ванночки. Видно, слишком много стрелял. Во-вторых, работники НКВД были последовательными, точными, каждый рассказ убийцы евреев подтверждался еще свидетельствами 15 лиц, соратников. Совпадает каждая деталь. Все они умаляли свою вину. Когда спрашивали, сколько раз они участвовали в расстрелах, сначала не помнили, потом вспоминали какой-нибудь один расстрел, а на деле участвовал в 20 или 50. Все умаляли свою вину, поскольку не хотели сидеть. Многих НКВД после войны судил за конвоирование, а спустя 20-30 лет, когда выяснялось, что они и расстреливали, их снова арестовывали. 

– Насколько, по Вашему мнению, трагедию определила официальная позиция литовской власти? 

– Во многом определила. Многие говорят – Литовский фронт активистов начал, временное правительство продолжило, а затем продолжили пособники нацистов: Кубилюнас, Рейвитис и др. В администрации Литвы работало 20 000 человек: полицейские, начальники полиции округов. Только 3% из них были немцами. Был запланирован процесс, осуществленный литовцами. Конечно, планировали не литовцы, но им говорили, они выполняли, делали все так хорошо, что потом в Литву везли расстреливать евреев из Австрии и Франции. В IX форте расстреляли 5000 евреев из Австрии и Чехии. Сюда их везли на прививку – евреи шли в ямы с засученными рукавами в ожидании прививки. Литовцы так хорошо работали, что батальон Антанаса Импулявичюса вывезли в Беларусь – там убили 15 000 евреев. Немцы были очень довольны.

– Откуда такая прилежность? Многие говорят – литовцы страдали, оккупация сменялась оккупацией, мы не виноваты, мы страдали, нас везли в Сибирь. 

– Да, это правда, но их никто не заставлял расстреливать людей. Шли добровольцы – отчасти из-за распространенного антисемитизма. 

– Значит литовцы убивали евреев из ненависти? Однако, кажется, до сих пор литовцы мирно сосуществовали с евреями. 
– У нас было достаточно много сторонников Вольдемараса, националистов, которые были влиятельными офицерами армии. Многие убийцы евреев - авиаторы, соратники Дарюса и Гиренаса. При Сметоне с евреями можно было хорошо ладить, но когда пришли немцы, к ним примкнули литовские националисты, и все стало очень просто. А антисемитизм – все шло из Берлина, там чувствовалась рука Геббельса, литовцы это распространяли. Первая газета временного правительства Литвы "К свободе" писала, долой евреев, их трупы - наш путь к свободе. Об этом говорили по радио, писали в газетах. Хватило двух месяцев, тогда были созданы структуры. Без одобрения со стороны правительства Литвы и без потакания Гитлеру этого не было бы – надо признать, но мы не хотим, у нас именами Казиса Шкирпы и Юозаса Амбразявичюса названы улицы и школы. 

 Зурофф признал, что не осознавал, что Литва на заре независимости не способна встать лицом к лицу с прошлым – даже Франции потребовалось 50 лет, чтобы признать свою вину за прогитлеровские действия режима Виши. 
– Нам потребуется 90 лет. Скоро все умрут, а поколению моих детей будет интересно, только свидетелей уже не будет. Поэтому я и общалась со свидетелями, пока они живы. Пусть эту книгу никто не читает, может ее будут читать через 10 или 15 лет. Я выполнила мой долг перед родиной, хотя она об этом и не просила. Откуда можешь знать, что в здании, где сейчас находится известная Паневежская кондитерская компания раньше действовала известная во всем мире иешива – религиозная школа. Нет никакого знака. Сюда приезжали студенты и преподаватели со всего мира. – Как Вы думаете, какой была бы Литва, если бы не уничтожила своих жителей? – Думаю, у нас было бы больше ученых, великолепных врачей. Была бы серьезным государством. Но мы хотели расовой чистоты и их зубов. 

– Вы упоминали, что от Вас отреклись родственники. Участвовали ли Ваши родственники в Холокосте? 
– Я не знаю. Дедушка участвовал в комиссии, составившей список из 10 евреев, а муж моей тети был командующим белоповязочников, работал в Паневежисе в охранных структурах. Я знаю, что вся полиция Паневежиса, под воздействием нацистов, участвовала в этом процессе. Я знаю, что ни один из них не жал на курок – иначе я не писала бы, мне было бы слишком тяжело. Холокост состоит из двух преступлений. Одно – участие администрации – составление списков и т.д., другое - убийство. Думаю, если все посмотрим на наших родственников... 

– Готовы ли Вы к обвинениям в клевете на Литву с помощью Зуроффа? 

– Но я сделала хорошее дело – Зурофф перестанет ездить в Литву. Он понимает, что то, что я сделала, что сказали Ричардас Довейка и Томас Шярнас, что сделали историки – он знает, что мы на верном пути. Он не может сказать нам ничего нового – дело литовцев выяснить свое прошлое. 

Зурофф сказал, что ему здесь больше нечего делать – никакой иностранец не может заставить Литву взглянуть на свое прошлое.


Источник


Тела 24 солдат «Местной дружины Литвы», погибших в бою с польскими партизанами у города Утена. Апрель 1943 г.


Улицы Вильнюса после боёв за его освобождение. 13 июля 1944 г.


Красноармейцы и бойцы Армии Крайовой на улицах Вильнюса. Июль 1944 г.


Эксгумация тел семи литовских крестьян деревни Кинчуляй, оказавших помощь советским партизанам и убитых за это бойцами Литовской освободительной армии. Август, 1944 г.

Немецкие солдаты сдаются в плен в Вильнюсе
Немецкие солдаты сдаются в плен в Вильнюсе.


Этот же эпизод минутой раньше. Немецкие солдаты сдаются в плен в Вильнюсе.

Из-за книги о геноциде евреев в Литве от автора отвернулись родные и друзья."Я выполнила долг перед родиной"

Автор книги про Холокост осветила «темные пятна» литовской истории

Из-за книги о геноциде евреев в Литве от автора отвернулись родные и друзья

Интеллектуалы готовы поставить в Тель-Авиве памятник спасителям евреев

"Я выполнила долг перед родиной"

Из дневника доктора Елены Буйвидайте-Куторгене

Из дневника Елены Буйвидайте-Куторгене (Каунас, Литва), январь-март 1942 года

Из дневника Елены Буйвидайте-Куторгене (Каунас, Литва), апрель-июнь 1942 года

Источник фото

В Литве решено восстановить памятник отряду карателей – участников холокоста

В Литве решено восстановить памятник отряду карателей – участников холокоста


ЕВРЕЙСКИЕ ПАРТИЗАНЫ

Группа партизан-евреев в лесу Рудники недалеко от Вильно (Вильнюса), между 1942 и 1944 годами.

Жизненный подвиг партизана

Шмерке Качергинский


Вторая мировая война — Холокост.

Будущий президент служил под начальством печально известного майора Антанаса Импулявичюса.


Историк Александр Дюков, директор фонда «Историческая память»: «Говоря о Холокосте, литовские исследователи опасаются вступить в конфронтацию с обществом, в котором живут. Расследование Холокоста в Литве никогда не произойдет по той простой причине, что преступления совершали те, кого сейчас позиционируют в качестве национальных героев Литвы».


Президент Адамкус скрывает своё участие в Холокосте?


Последняя книга поэта А.Босаса

«В местной коллективной памяти евреев просто нет» Историк Илья Лемпертас — о нашумевшей книге про литовских участников Холокоста

План еврейского квартала "литовского Иерусалима" - Вильно. 1645 год.



Причастного к холокосту нацистского пособника торжественно перезахоронят в Литве



Евреи на карте Литвы. Биржай. Проблемы сохранения еврейского наследия и исторической памяти

PDF

Никто не забыт и ничто не забыто. Многовековая история еврейского народа в Литве, оборванная Холокостом.

А вот еще документы, которые нам оставила история /по материалам музея "Яд Вашем"/

Как литовцы евреев убивали

Сборник документов "Накануне Холокоста". PDF.

Книга: Накануне Холокоста: Фронт литовских активистов и советские репрессии в Литве, 1940 – 1941 гг.: Сборник документов

ЛИТВЕ НРАВИТСЯ СОВЕТСКОЕ НАСЛЕДИЕ !!!

Протекторат «Литва» тайное сотрудничество с нацистами и нереализованный сценарий утраты литовской независимости, 1939 – 1940 гг.

Шокирующие впечатления от поездки по бывшей Украине: через Львов на Донбасс и в Крым (ФОТОРЕПОРТАЖ)


Ведущая литовского TV3 впала в ступор от итогов опроса о “российской пропаганде”





1 комментарий:

  1. Самое интересное, что никто не задаётся вопросом: - кто был заказчиком этих злодеяний?
    Фашисты и националисты - лишь исполнители, бездумное орудие.
    Со стороны евреев это называется "обрезкой сухих ветвей".
    ("Баба лера" как-то проболталась)
    Что это означает?
    Это означает, что те, кто генно-модифицированным способом вывел евреев в "синайском турпоходе" из храмовых рабов древнего Египта, из захваченного в плен одного из семитских племён, снабдил их инструкциями и расселил по миру во времена Помпея и Флавия, с целью управления через них, миром, тех евреев, которые ассимилировались с местным населением и отошли от инструкций их создателя, уничтожали физически с помощью других, созданных для этой цели, обманутых.
    С точки зрения этих злодейских управленцев, это называется "заточкой инструмента" (управления).
    Это наследники древнеегипетских жрецов, потомки атлантов.
    Которые спокойно сидят в Швейцарии. Они же создали Гитлера из маниакального ефрейтора, объединили вокруг него всю Европу (евросоюз №1)для решительного броска на Русь в границах СССР, не до конца им сломленную, с попутной задачей "заточкой инструмента" и сплачивания оставшихся в живых, евреев, через страх.
    Коммунисты неоднородны.
    Они состоят из тех, кто строит царствие Божие (большевиков) и троцкистов - меньшевиков, тех евреев, которые засланы этими жрецами, для подрыва изнутри движения к построению богодержавию.
    Этими же жрецами было пропиарено и проплачено ложное учение внука двух раввинов Марк Мардохей Леви (кличка Карл Маркс), чтобы дискредитировать идею справедливости, которая там упоминалась, за которой пошёл русский народ, поддержав революцию.
    Что они и сделали.

    ОтветитьУдалить