воскресенье, 5 июля 2015 г.

ГРЕЧЕСКИЙ КРИЗИС ПОШАТНУЛ ЕВРОПЕЙСКИЕ УСТОИ




Автор: Дмитрий Киселёв

У американцев — амбивалентные, то есть двойственные чувства. С одной стороны, любопытно еще кого-то столкнуть в управляемый хаос, с другой, — с Грецией не хочется это делать преждевременно, поскольку хочется заполучить Евросоюз целиком для создания общей с США зоны свободной торговли.
Проект США активно продвигают. Расширение своего рынка на Евросоюз для США жизненно необходимо как наращивание потенциала в глобальной битве с Китаем, так что Греция здесь портит большую игру.
Понятно, что экономика США, как и спецслужбы, более конкурентоспособна, нежели у европейцев. И Евросоюз им нужен просто как жертва. Захватив Европу в зону свободной торговли, американцы выпьют из нее соки, как коктейль через трубочку, и за счет нового рынка станут еще сильнее.
Европа же по отношению к Греции тоже ведет себя эгоистично. О дружбе и европейской солидарности говорить уже не модно, тм подбирают другие слова. Какие?
Автор: Михаил Антонов
Если разделить внешний долг Греции на всех ее трудоспособных граждан, четверть из которых сейчас безработные, то для погашения только тела кредита в установленный срок каждый из них должен будет отчислять что-то около 180 евро в месяц следующие 39 лет. И даже дефолт не освободит их от расплаты — только политическая воля кредиторов.
Но главный вывод, на который наводят события прошедшей недели, состоит в том, что что кредиторы не хотят иметь дела с нынешним марксистским правительством Греции. Они ждут, что результат референдума — согласие населения с условиями Евросоюза — вынудит Ципраса уйти. Прямо сейчас греческий кризис — это вопрос не денег, а власти.
"До референдума не может быть переговоров о помощи Афинам. Остальные государства ЕС не ожидает катастрофа из-за решения Греции. Сегодняшнее положение — это вызов для нас, однако мучением оно станет для самих греков", — заявила канцлер Германии Ангела Меркель.
Как пишет The Times, ссылаясь на влиятельного однопартийца Меркель, даже если греки скажут кредиторам "да", но правительство Ципраса при этом надумает остаться, немецкий Бундестаг заблокирует любые переговоры с Афинами.
Свою решимость в этом вопросе Евросоюз продемонстрировал, допустив греческий дефолт по кредиту МВФ, — полтора миллиарда евро так и не были предоставлены Греции, несмотря на то что в фонде помощи еще оставались семь с лишним. И без конца повторяя "мы не хотим давить на греков — пусть решают сами", Брюссель, тем не менее, нашептывал им через щели банкоматов: эти несчастные 60 евро в стуки на следующей неделе могут показаться вам целым состоянием. В иностранной валюте. И в этом случае программа финансовой поддержки Греции превратится в гуманитарную спасательную операцию.
"Ежегодный импорт Греции оценивается в 60 миллиардов евро. Всю сумму компенсировать невозможно, однако несколько миллиардов на протяжении 1-2 лет в качестве экстренной помощи выделить потребуется, чтобы удовлетворить базовые потребности населения после выхода из зоны евро", — пояснил Ульрих Катер, главный экономист немецкого DekaBank.
В 2001-м грекам, как и всем, казалось, что вхождение в евро необратимо, как попадание в рай. Но теперь выяснилось, что для них эти ворота открываются и в другую сторону и их временно обогрели и окончательно обобрали: страна на 60% зависит от импорта. И не только в плане энергоносителей или медикаментов, а даже и лимонов с картофелем. Греческой экономики просто нет, говорят самые авторитетные экономисты.

"Сегодня многие говорят о плане Маршалла для Греции. Вы знаете, какая сумма в 1952 году была выделена Германии в рамках данного плана? 5,2% от тогдашнего ВВП страны. Греции же выделили 184%, это 35 планов Маршалла", — сказал Ханс-Вернер Зинн, президент Мюнхенского института экономических исследований IFO.
Эти цифры впечатляют, но им не стоит удивляться. За 14 лет Греция превратилась в колониальный рынок сбыта товаров и услуг для Siemens, Bayer, Deutsche Тelekom. Даже cтроительством нового афинского аэропорта занимается немецкая Hochtief.
Сейчас в качестве условия для продолжения помощи от правительства Ципраса требуют в разы повысить НДС для предприятий и территорий, завязанных на туристический бизнес, иными словами, угробить единственное, что еще работает. И на этом фоне слова министра финансов Германии Вольфганга Шойбле звучат какой-то злой иронией.
"Разумеется, греки отлично понимают преимущества, связанные с членством в зоне евро: низкие кредитные ставки, которых в Греции никогда не было, а также много другое. Однако эти факторы временные, в то время как необходимость в самостоятельной и конкурентоспособной экономике будет всегда", — заявил Шойбле.
С упомянутой им кредитной ставкой вообще интересно получилось. В июле 2008 года она составляла 4,25%, и после обвала ипотечного рынка в США, когда кризис перекинулся в Европу, ЕЦБ перешел сначала к ее плавному снижению, а затем в связи с Грецией фактически обнулил ее, она сейчас — 0,05%.
Но брать кредиты по этой ставке стали не только греки. И даже если немцы, что, конечно, вряд ли, потеряют все 85 миллиардов, в которые обошлось Германии участие в программе поддержки Греции, они уже сэкономили 160 миллиардов на обслуживании собственного долга. Да и те деньги, что были ссужены грекам, они же тоже не мимо своего кармана, на что указывает в The Guardian лауреат нобелевской премии по экономике Джозеф Стиглиц.
"Нужно четко понимать: из тех огромных денег, выделенных Греции в качестве помощи, Афины практические ничего не получили. Львиная доля средств ушла на покрытие кредитов, предоставленных частными банками, в том числе немецкими и французскими", — отметил Стиглиц.
Оттого-то в Греции сегодня правят коммунисты. Конечно, может быть, и последний день — тем хуже для греков. Либерально-экономические рецепты спасения, которые им продолжают навязывать брюссельские технократы, например, в виде срочной приватизации активов, остающихся в руках государства, как показывает шестилетняя практика, не сработают в реальной среде.
Рынок, свободная конкуренция — это незыблемые европейские ценности, которые загораживают собой все другие варианты. Не приватизация, а национализация, создание государственных корпораций, переход на мобилизационные рельсы и ручное управление с отказом от внешнего регулирования — вот, возможно, единственный способ поднять греческую экономику с нуля. И у левого правительства, в принципе, есть шансы реализовать эту модель. Возможно, они будут выше не только вне зоны евро, а вне Евросоюза.
Вот еще одна цитата из статьи Стиглица, который свою Нобелевку получил как раз за "анализ экономик с несимметричной информацией: "Многие европейские лидеры хотят увидеть крах левого правительств Греции под началом Ципраса. В конце концов крайне неприятно иметь дело с властью в Афинах, которая сопротивляется политическому курсу, повлекшему за собой рост неравенства в развитых странах и сосредоточение безграничной власти в руках богатого сословия".
Апеллируя к консервативной стороне греческого характера, европейские политики рискуют разбудить в нем "черных полковников", как называли военную хунту, правившую в Греции с 1967-го по 1974-й. Ультраправые офицеры пришли к власти в результате переворота накануне выборов, которые, по прогнозам, должны были укрепить влияние коммунистов. Аресты политических противников, ущемление гражданских прав и свобод, цензура — все по списку под девизом "Спасем Отечество!"
Тогда это показалось Западу меньшим злом, чем угроза вхождения Греции в сферу советского влияния. И, возможно, с точки зрения греческих кредиторов, им теперь было бы проще иметь дело с далекими от экономики и скорыми на расправу полковниками, тем более что их корпоративный интерес никто не ущемляет, — предложение греков сократить расходы на оборону Еврокомиссия не без давления НАТО отвергла, но вряд ли европейским политикам хотелось бы получить офицерское собрание, заменяющее собой парламент вместе с другими ценностями демократии уже не где-нибудь на Украине, а внутри ЕС. И понятно, что чем хуже будет в Греции, тем выше вероятность такого сценария, предусматривающего даже гражданскую войну.
Ципрас не случайно провел отдельную встречу с греческим генералитетом — армия должна оставаться в стороне. Угрозу демократии и целостности ЕС ощущают, конечно, все. Громче всех говорят о ней немецкие коммунисты.
"Греческий кризис начался 6 лет назад. Вообще-то вы планировали стимулировать рост экономики страны, а в итоге ее ВВП сократился на 25%, безработица выросла до 25%, незанятость среди молодежи превысила 50%. Мы стали свидетелями краха системы здравоохранения, сокращения пенсий на 40%, сокращения доходов на 30%, в Греции сейчас только и успевают открывать полевые кухни. Вам этого недостаточно? Вам надо еще большего падения? Это ваше видение Европы? Госпожа Меркель, господа Габриель и Шойбле, это скандал, за который вы несете ответственность", — считает глава фракции Левой партии в Бундестаге Грегор Гизи.
На обложке нового номера журнала Spiegel снова Ангела Меркель. Женщина-руина — за крахом евро последует конец правления Меркель. В случае исключения Греции из валютного союза немедленного краха евро не наступит. Так ведь и у Меркель до выборов еще больше года, есть время случиться чему угодно, в том числе эффекту домино. А вот время, когда еще можно было что-то исправить, уже упущено.
"Кризис в Греции требовал контроля, некоего плана, однако Меркель предпочла воздержаться. Меркель любит власть, однако в решающий момент она не знает, что с ней делать. Сейчас она стоит перед руинами своей европейской политики. Как все могло зайти так далеко?" — задается вопросом Spiegel.
Вопрос в пользу бедных. Известно, как. По информации, опубликованной Wiki Leaks, еще в 2011 году американцы подслушали ее разговор со своим советником, в котором канцлер призналась, что считает ситуацию с Грецией безнадежной. Не потому, что ее нельзя было спасти, ну, хотя бы, как настаивал Шойбле, через списание долга, а потому, что роль канцлера Европы, которую особенно в кризисные времена должен выполнять именно немецкий лидер — больше некому — Меркель не удалась — она всегда была только канцлером Германии.
Безнадежность спасения греческого пациента — через переливание крови с одновременным кровопусканием — осознавали многие европейские политики и экономисты, но при этом они не теряли надежду, что этим можно заниматься сколько угодно долго. Но нет. И самое неприятное для Ангелы Меркель — это то, что судить о том, каким она была лидером — плохим или хорошим — ее соотечественники станут, не столько опираясь но опыт предыдущего десятилетия, которое для Германии сложилось значительно более удачно, чем могло, а исходя из того, чему еще только предстоит случиться.
Источник


Комментариев нет:

Отправить комментарий