пятница, 31 октября 2014 г.

ЕВРОПЕЙСКИЙ СОЮЗ НАШЕЛ ДЕНЬГИ ДЛЯ ПОКУПКИ ГАЗА У РОССИИ ДЛЯ УКРАИНЫ.



В Брюсселе после двух дней переговоров подписано новое газовое соглашение с Украиной. Документ предусматривает поставки энергоресурсов на зимний период — вплоть до марта. Киев, в свою очередь, обязуется до конца года погасить задолженность более чем в три миллиарда долларов перед "Газпромом". Новые закупки пойдут по системе предоплаты. Газ Украине будут продавать со скидкой и, согласно договору, не выше 385 долларов за тысячу кубометров.

 Это был, пожалуй, самый длинный и самый сложный раунд трехсторонних переговоров. Он длится почти двое суток с перерывом на консультации в правительствах стран-участников. Компромисс в итоге все же найден: получив гарантии, что газ будет оплачен, Россия согласилась подписать итоговый протокол.

 На часах было около одиннадцати вечера, когда зал для пресс-конференций стал наполняться членами-делегаций. Первым к столу, где должно было состояться подписание вышел украинский министр Юрий Продан, но его аккуратно отодвинули. Вперед пропустили российского министра энергетики Александра Новака и главу "Газпрома" Алексея Миллера. За ними прошли еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер, президент еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу и преемник Эттингера Марош Шефчович. Стороны подписали два документа, протокол и дополнительное соглашение к контракту между "Газпромом" и "Нафтогазом".

 Председатель Еврокомиссии в хорошем расположении духа: договориться удалось за день до истечения срока его полномочий. "Это важный шаг для энергетической безопасности, европейцы теперь не замерзнут", — заявил Баррозу.

 Украинский министр в отличие от Баррозу, похоже, сильно нервничал. Обливаясь потом и держась двумя руками за стойку, он повторял, что Украина обеспечит бесперебойный транзит газа и выполнит все обязательства по контракту.

 Но европейцы от роли гаранта по-прежнему открещиваются. До конца года Киеву нужно в два транша в два транша выплатить России часть долга — 3,1 миллиарда долларов. Где брать деньги Украине, подробно изложил Гюнтер Эттингер: "МВФ дает общие резервы и общие финансы на все. Плюс у "Нафтогаза" есть своя прибыль — может сам деньги вложить, плюс мы договорились с МВФ о возможных дополнительных кредитах, плюс ЕС на следующий год планирует давать помощь".

 Российская сторона во многом пошла на компромисс — в вопросе реструктуризации долга и цены на будущие поставки в зимний период. В ближайшие два месяца она составит 378 долларов за тысячу кубометров газа. Далее расчет будет производиться по рыночной формуле с учетом скидки.

 Говорит Александр Новак: "Украина подтвердила наличие средств в объеме 4 миллиарда, поэтому при поступлении средств российская сторона предоставит скидку к действующей цене в размере 100 долларов. Об этом в ближайшие дни будет принято решение правительства ".

 "Газпром" получит недостающую прибыль, а европейцы не замерзнут грядущей зимой. Довольные проделанной работой, Александр Новак и Гюнтер Эттингер тепло пообщались после окончания пресс-конференции. В это же время Юрий Продан поспешил покинуть зал, так и не пожав руку российскому министру.


Газ для Украины: подробности пресс-конференции




video



Пресс-конференция по итогам трехсторонних переговоров по газу






Источник



четверг, 30 октября 2014 г.

ЗАЯВЛЕНИЕ МИД РОССИИ ПО СИТУАЦИИ С РЕАЛИЗАЦИЕЙ МИНСКИХ ДОГОВОРЕННОСТЕЙ И ПРОВЕДЕНИИ ВЫБОРОВ НА ДОНБАССЕ.



2514-29-10-2014

В связи с ультимативными требованиями Киева и ряда западных столиц не проводить 2 ноября выборы на территориях провозглашенных ДНР и ЛНР уместно напомнить о следующем.

 В соответствии с Минскими договоренностями, достигнутыми в сентябре с.г. между представителями Президента Украины и ополченцев Юго-Востока при участии представителей России и ОБСЕ, проведение упомянутых выборов согласовано в период с 19 октября по 3 ноября с.г. Ссылки на то, что подписанный 16 октября П.А.Порошенко закон об особом порядке самоуправления на указанных территориях установил в качестве даты выборов 7 декабря, противоречат Минским договоренностям. Дата 7 декабря была включена в закон произвольно, в одностороннем порядке, без какого-либо обсуждения с ополченцами.

 Кроме того, упомянутый закон не может применяться на практике, так как в нем не определены конкретные районы его действия. Этот вопрос подвешен до принятия дополнительного решения Верховной Рады. В свою очередь, такое решение не может быть принято, поскольку Киев отозвал свою подпись под документом, устанавливающим координаты линии разъединения между украинскими силовиками и ополченцами. Не помогает делу и заявление руководства МВД Украины об отказе выполнять подписанный Президентом П.А.Порошенко закон от 16 октября.

 Минские договоренности постоянно нарушаются Киевом и в других вопросах. Продолжаются обстрелы территорий, контролируемых ополченцами, в нарушение перемирия. Не приняты обещанные Киевом акты об амнистии, гарантиях безопасности участников переговоров от ополченцев. Не выполняются пункты о децентрализации власти, продолжении общенационального диалога. Украинские власти саботируют обязательства по улучшению гуманитарной ситуации на Донбассе, к тому же чиня искусственные препятствия доставке гуманитарной помощи из России.

 Минские договоренности предполагают также принятие программы экономического возрождения Донбасса. Однако уже после выборов в Верховную Раду киевские политики стали говорить о том, что помощь Юго-Востоку Украины будет оказываться только на тех территориях, которые вернутся под контроль украинских властей, что прямо противоречит духу и букве Минского протокола.

 В целом создается впечатление, что все аргументы партнеров против выборов 2 ноября преследуют цель максимально отсрочить их проведение – видимо, в расчете на то, что с наступлением холодов проблемы у населения этого региона усугубятся, что скажется на настроениях и явке избирателей.

 В этой ситуации позиция ополченцев относительно проведения выборов именно 2 ноября правомерна и полностью соответствует согласованным в рамках Минских договоренностей временным параметрам. На Юго-Востоке Украины необходимо как можно скорее создать полноценные органы управления с тем, чтобы приступить к решению практических вопросов обеспечения жизнедеятельности и правопорядка.

Усилия по урегулированию ситуации вокруг Юго-Востока Украины предпринимаются в крайне сложных и противоречивых условиях. Главное сейчас – сделать всё для поддержания хрупкого перемирия, начала экономического и гуманитарного восстановления региона, завязывания устойчивого политического диалога. Попытки искусственно и ультимативно вычленять из всего комплекса взаимосвязанных Минских договоренностей какой-то один аспект – дату местных выборов, сделать его неким критерием оценки «поведения» сторон могут подорвать весь процесс мирного урегулирования, превратив его в заложника геополитических амбиций. Нельзя исключать, что те, кто выдвигают подобный ультиматум, хотели бы разрушить Минские договоренности, как было разрушено Соглашение от 21 февраля с.г., и получить предлог для возврата к попыткам силового решения конфликта на Юго-Востоке Украины.

 Российская сторона настоятельно призывает не допустить подобного развития событий и всемерно содействовать тому, чтобы выборы 2 ноября стали шагом к дальнейшей нормализации ситуации и всестороннему урегулированию внутриукраинского кризиса.

 Напоминаем, что перед началом минского процесса лидеры ДНР и ЛНР публично изложили свои переговорные позиции, в которых, в частности, подчеркивается, что проведение на этих территориях свободных выборов на принципах народного самоуправления откроет путь для совместной работы по сохранению единого экономического, культурного и политического пространства Украины.

 Россия будет способствовать тому, чтобы победившие на выборах лидеры Юго-Востока подтвердили эту линию. Ожидаем конкретных действий по добросовестному выполнению Минских договоренностей и от украинских властей и их западных партнеров, а также ОБСЕ. Сегодня есть шанс использовать выборы 2 ноября не для бездумного и ничем не оправданного нагнетания конфронтации, а для перевода ситуации в конструктивное русло взаимоуважительного диалога, поиска компромиссов на основе баланса законных интересов всех украинских сторон, как этого и требуют подписанные в рамках минского процесса документы.

 29 октября 2014 года

Источник



ВЛАДИМИР ПУТИН НА Х СЪЕЗДЕ РОССИЙСКОГО СОЮЗА РЕКТОРОВ.



Владимир Путин принял участие в пленарном заседании Х съезда Российского союза ректоров.

 Обсуждались вопросы развития системы высшего образования в стране, в частности меры, направленные на повышение качества обучения и укрепления материально-технической базы вузов, а также поддержка науки в высшей школе.

 Российский союз ректоров – общероссийская общественная организация, объединяющая более 700 руководителей высших учебных заведений. Юбилейный съезд Российского союза ректоров состоялся в Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова.

 Перед началом заседания Владимир Путин осмотрел новый суперкомпьютерный центр МГУ имени Ломоносова. О работе комплекса и использовании суперкомпьютера «Ломоносов» Президенту рассказал ректор МГУ Виктор Садовничий. Главе государства продемонстрировали суперкомпьютерное моделирование изменения климата, моделирование космических кораблей, расчёты космической техники.

 МГУ обладает самым крупным на сегодняшний день суперкомпьютерным комплексом в России. Его флагман – суперкомпьютер «Ломоносов» – построен на базе инновационных разработок российских учёных. Производительность машины достигает 1,7 петафлопс.

* * *

В.ПУТИН: Уважаемый Виктор Антонович! Уважаемые коллеги!

 Очень приятно приветствовать вас на десятом, юбилейном съезде ректоров России. Здесь присутствуют руководители практически всех вузов нашей страны, а в России сейчас в этой системе у нас работают более 300 тысяч человек, обучается свыше пяти с половиной миллионов студентов – целая армия.

 Система высшего образования была и остаётся мощным интеллектуальным ресурсом страны, она генерирует новые знания – и, разумеется, для этого и создавалась: готовит кадры для всех сфер жизни России.

 За последние годы мы немало сделали, чтобы отечественные вузы, университеты развивались в соответствии с требованием времени, становились конкурентоспособными, задавали ориентиры передовым высокотехнологичным отраслям экономики.

 У нас уже сформирована сеть ведущих университетов, реализуются планы по их дальнейшему развитию, и для этого выделены солидные бюджетные ресурсы.

 Особое внимание уделяем вузовской науке, в том числе учреждены гранты господдержки научных исследований под руководством ведущих учёных, укрепляется система кооперации вузов и предприятий.

 Принимаются меры по повышению и заработной платы профессорско-преподавательского состава. В соответствии с известными майскими указами к 2018 году она должна составить – и мы этого, и я тоже этого не забываю – не менее 200 процентов от средней заработной платы в соответствующем регионе Российской Федерации. И эти планы, безусловно, мы будем стремиться реализовывать, несмотря на известные сложности.

 Отмечу в этой связи, что по итогам первого полугодия этого года заработная плата в системе высшей школы составила в среднем – имею в виду в среднем по стране – более 45 тысяч рублей. Конечно, где-то повыше среднего по региону, где-то пока не достигнута эта планка; в Москве, например, средний уровень заработной платы по региону достаточно высокий, и подобраться к этой планке непросто, но надо сказать, что и вузов здесь немало, если по-честному, и вы понимаете, на что я намекаю – 250 вузов в Москве. Специалисты, которые в этом зале находятся, понимают, что качество и количество в данном случае прямо пропорционально между собой связаны.

 Хочу подчеркнуть: и рост заработных плат, и укрепление материально-технической базы вузов – всё это, прежде всего, инструменты развития, обновления высшей школы, инвестиции в решение базовой задачи – подготовку профессионалов, востребованных на рынке труда.

 Надо признать, претензий к уровню высшего образования, к содержанию образовательных программ, к качеству преподавания пока ещё много, да вы и сами об этом знаете. Не каждый вуз готов работать по-современному, учить так, чтобы у выпускника оставались не только диплом, но и нужные знания и профессиональные навыки, которые он может использовать в своей практической деятельности после окончания высшего учебного заведения.

Убеждён, что высшей школе нужна большая открытость, нужны понятные механизмы, которые бы стимулировали перемены. И здесь серьёзную роль способно сыграть внедрение объективных систем оценки качества обучения – как вузовских, ведомственных, так и независимых. В этой связи в мае этого года было дано поручение Правительству, Министерству образования и науки.

 Полагаю, что и Союз ректоров тоже должен подключиться к их выполнению. К вашему авторитетному мнению прислушиваются и в регионах, и на федеральном уровне. Вы лучше, чем кто-либо знаете, как наиболее эффективно и деликатно организовать эту работу, понимаете, что нужно сделать, чтобы система оценок, в том числе независимых, была неформальной, содержательной, непредвзятой и приносила реальную пользу всему этому сектору. При этом результаты оценки качества подготовки специалистов должны учитываться при принятии решений о государственной аккредитации вуза.

 Наша высшая школа должна быть сильной, давать по-настоящему современное, достойное образование. Понятно, что освоить знания такого высокого уровня, такого качества может далеко не каждый человек. И, когда некоторые вузы зачисляют абитуриентов с очевидно неудовлетворительными знаниями, это не просто вызывает много вопросов. Подобная гонка за абитуриентами, а значит, и за финансированием, надо прямо сказать, подчас девальвирует высшее учебное заведение, размывает ценность, престиж, авторитет самого вуза. Какого качества специалистов мы получим на выходе? Понятно, что рассчитывать на хороший результат не приходится. В вузы должны поступать те, кто способен учиться там. Это относится к приёму на бюджетные места и тем, кто поступает в вуз на платной основе.

 Наверное, в ходе дискуссий вы так или иначе приводили эту информацию, но для справки могу напомнить. По итогам проведения ЕГЭ в 2014 году Москва занимает первое место среди регионов по числу лиц, набравших по математике от 80 до 100 баллов. При этом здесь зафиксированы случаи зачисления на такие специальности, как «Авиационная и ракетно-космическая техника», «Аэронавигация», «Информационная безопасность», «Машиностроение», «Электро- и теплоэнергетика», абитуриентов, имеющих всего 24 балла по математике – по самому профильному, основному предмету, по сути дела. Есть и другие примеры, которые подтверждают тезис, который я только что сформулировал.

 Уважаемые коллеги! Майские указы, о которых я уже упоминал, касающиеся высшей школы, реализуются на местах и в конкретных регионах, в конкретных вузах. Я не сомневаюсь, вы прекрасно знаете основные направления модернизации образования и те задачи, которые стоят перед нами всеми. Но хотел бы ещё раз обратить внимание на важность налаживания прямых тесных контактов с будущими работодателями ваших выпускников. Это абсолютно принципиальное требование для вузов, готовящих специалистов – и прежде всего инженерно-технического профиля.

 Сегодня, в непростых экономических условиях, когда мы должны ускоренными темпами развивать несырьевые отрасли, на первый план, конечно, выходит максимальное сближение образования с производством, с практикой, с реальной жизнью. Создание прорывных технологий, обеспечение производств востребованными кадрами – это наша общая задача, и, конечно, такая связь с производством просто необходима. Российский союз ректоров, который имеет отделения в 72 регионах страны, может и должен внести свой вклад в достижение этой стратегической цели. Я очень рассчитываю, уважаемые коллеги, на ваше заинтересованное участие в этой работе.

 И в заключение хотел бы вот о чём сказать, коснусь ещё одной темы, которая имеет прямое отношение к формированию современного облика высшей школы. Может быть, кто-то видел на экранах телевизоров, совсем недавно я встречался со студенческими спортивными клубами, и вот на что хотел бы обратить внимание. Вы знаете, это чрезвычайно важная работа – физическое состояние наших граждан, здоровый образ жизни. Я вас прошу поддержать эти начинания студентов. Вы знаете, когда я встречался с ними, вспоминал некоторые архивные материалы, которые почитываю: где бы и когда бы мы ни находились, почти на любом витке истории нашего тысячелетнего государства так или иначе всегда об этом говорили – о физическом состоянии и здоровье нации, и это всегда, во все времена выдвигалось как очень важная составляющая перспектив развития нашей страны.

 Это общегосударственная задача, это не какая-то «развлекушка» – реально чрезвычайно важная вещь. И дело не только в том, чтобы нам сохранить какие-то материальные ресурсы и деньги на таблетках, – дело в том, что это действительно будущее нашей страны: будем мы образованными и здоровыми – у нас всё получится. Это одна из составных частей нашей совместной работы. Прошу вас просто обратить на это внимание и помочь тем молодым людям, которые эту работу организуют на местах в соответствующих высших учебных заведениях.

 Благодарю вас за внимание. Спасибо.



Владимир Путин на съезде Российского союза ректоров




video


В.ПУТИН: Уважаемые коллеги, я позволю себе несколько замечаний, неконцептуальных, конечно, но которые возникали по ходу выступлений коллег.

 На предмет поиска талантов. Чрезвычайно важная работа, и, конечно, не менее важно помочь молодому человеку сориентироваться в огромном потоке информации, направить его в наиболее перспективную для конкретного человека нишу, не менее важная вещь, чем найти. И конечно, уже заранее нужно подумать, чтобы этот талант от нас никуда не утёк, нужно заранее уже совместно с будущими работодателями определять и будущий путь молодого человека. Это все должно быть решено в триедином пространстве.

Теперь по поводу одной из наиболее сложных тем – это уровень доходов преподавателей высшей школы. Вы знаете о планах и целой программе повышения уровня заработной платы учителей школ. Понятно, я думаю, для всех, почему это было сделано, почему мы решили именно со школ начать, подтянуть до средней зарплаты по регионам. Конечно, в известной степени это приводит к отдельным перекосам в системе оплаты труда, это касается и высшей школы. Вместе с тем на что хотел бы обратить внимание?

 Ссылаться все время на Москву не очень корректно, здесь особая ситуация, здесь уровень жизни очень высокий, но даже здесь уровень доходов школьных учителей уже не только сопоставим, а в некоторых случаях, наверное, даже и повыше, чем уровень доходов в среднем по системе высшего образования. Конечно, это можно отнести как раз к так называемому перекосу, об этом, конечно, мы будем думать. И притом что нужно думать и об оптимизации системы высшего образования, про ту же Москву я сказал, 250 вузов, а если посмотреть, сколько человек работает на каждого конкретного студента? Есть же определенные нормы, мы к этому должны стремиться, нужно оптимизировать систему образования. Нужно посмотреть на то, сколько зарабатывают руководители вузов, сколько зарабатывает средний профессорско-преподавательский состав, на что тратятся другие деньги, которые вуз зарабатывает. Это требует серьезной оценки, и здесь как раз ваша роль – роль совета ректоров, на мой взгляд, очень серьезной может быть, разумеется, если ваша работа будет проходить так, как об этом сегодня коллеги говорили, то есть предельно открыто. Это касается не только системы образования, защиты диссертаций, что чрезвычайно важно, и нужно это обеспечить, но и такой очень чувствительной сферы, как сферы материальной. Но при всем этом, и я сказал об этом во вступительном слове, мы, безусловно, будем стремиться к исполнению, и на это буду настраивать и Правительство Российской Федерации, будем стремиться к исполнению тех параметров, о которых было заявлено еще в 2012 году.

 Так, вразброс у меня будет в связи с тем, что разные коллеги выступали здесь, кое-что для себя помечал.

 По поводу сложных процессов, которые происходят на юго-востоке Украины, в Новороссии, в Донбассе. Я прошу совет ректоров никого не обязывать все-таки. Я понимаю, что хочется как лучше, я знаю, как у нас люди настроены, как относятся к этим тяжелым, трагическим событиям. Уверен, что все, кто сможет, и так сделают все, что возможно для того, чтобы поддержать людей. Тем более, в таком благородном деле, как восстановление образовательных учреждений и помощь молодым людям.

 Что касается распространения лучших практик. Безусловно, я здесь полностью с коллегой Кропачевым согласен, здесь Союз ректоров может сыграть свою очень важную роль своевременно, грамотно, тактично и профессионально выстроить эту работу. Это чрезвычайно важно.

 Теперь центры коллективного пользования. Мы с Виктором Антоновичем обсуждали, перед тем, как зайти в зал, он похвастался некоторыми достижениями МГУ и с гордостью говорил об этих достижениях, они есть, безусловно, в том числе и очень солидная база – лабораторная, исследовательская. И я знаю, что и Академия наук, и ведущие вузы страны всегда выступали за развитие центров коллективного пользования. Это уже создано, работает, и, надеюсь, будет развиваться дальше.

 Дальше, по поводу науки в вузах. Я тоже об этом сказал, но только на что бы хотел обратить внимание. Наука чрезвычайно важна для вуза, и именно поэтому мы приняли соответствующее решение, связанное с инновационной деятельностью в вузах. Это решение было направлено не только на то, чтобы дать возможность высшим учебным заведениям заработать и занять своих аспирантов, студентов старших курсов и преподавателей этим видом деятельности. Это было связано и с желанием немножко приподнять, даже не немножко, а именно приподнять вузовскую науку. Но все-таки (и здесь я позволю себе подискутировать с Виктором Антоновичем) главная задача высшего учебного заведения – подготовка специалистов.

 То же самое относится и к другой теме, которую здесь коллега из частного высшего учебного заведения затронул. Разрешено зарабатывать столько-то, а мы можем заработать больше. Вуз создается не для того, чтобы деньги зарабатывать, а для того, чтобы студентов готовить. Хотя я не настаиваю на том, что именно 10 процентов, может быть, может быть 25, может 50, я не знаю, просто мы не должны упускать главного, чтобы не было выхолощено самое главное.

 По поводу возвращения специалистов, скажем, из-за рубежа. Мы, конечно, будем приветствовать и всячески способствовать этому процессу, он имеет место и набирает обороты, но без всяких обид, понимаете, ведь жизнь сложна и многообразна. Сколько было проблем в 90-е годы, и спортсменов это коснулось, и деятелей искусства, науки, образования. Люди чувствовали себя невостребованными в своей собственной стране. Уехали, так сложилась жизнь, ничего здесь страшного нет. Мы будем приветствовать тех, кто хочет вернуться, но награждать не за то, что человек вернулся, а награждать за то, что он что-то может, и не за то, что он там не может трудоустроиться на сегодняшний день. Это тоже чрезвычайно важная вещь. Этот процесс должен быть абсолютно объективным, нацеленным на повышение уровня нашего образования, а не подчинен какой-то моде, понимаете? Это нам не нужно, никакой моды здесь быть не может.

 Тезис очень хороший прозвучал: университеты должны стать центром развития регионов. Абсолютно точно. Вы знаете, это должно быть интеллектуальной доминантой университета – развитие региона. Именно поэтому мы приняли в свое время решение передать комплекс зданий и сооружений, которые строили на Дальнем Востоке для проведения саммита АТЭС, азиатской части мира, под нужды университета. Знаете, просто так сидели и думали: вот мы настроим, что с этим делать? Самое простое – это гостиницу какую-то сделать, потом передать региону, либо жилье даже, что чрезвычайно важно, нужно решать жилищную проблему. И все-таки, в конце концов, мы решили отдать под нужды высшего учебного заведения. Вместе с тем, и вот на что хочу обратить внимание, тезис «Университет должен быть центром развития регионов» должен быть наполнен конкретным содержанием. Для каждого конкретного региона стоят и общенациональные задачи, и свои региональные, которые на самом деле вписываются и в общенациональные. Что имею в виду? На примере Дальневосточного университета, нужно не просто порадоваться, что вуз получил такую площадку, или не горевать по поводу того, что там что-то технически не доделано, что-то не работает. Я надеюсь, что все в конце концов должным образом заработает, но самое главное, чтобы этот вуз, так же, как и другие в своих регионах, отвечали требованиям развития региона. Ну вот, скажем, для Дальнего Востока, что важно? Мы будем там, несмотря на все сложности, я еще этим позанимаюсь в ближайшее время, развивать судостроение, дальневосточный кластер судостроения. Мы там строим космодром, вы знаете. Нам нужны специалисты, работающие в этой сфере. У нас там уже на достаточно хорошем уровне развития находится авиастроение как гражданское, так и боевой кластер. Нам нужны специалисты в этой части. Понимаете, когда человек уезжает в Москву или в Петербург, потом вернуть его даже на очень хорошее предприятие в Комсомольске-на-Амуре достаточно сложно. Готовить нужно на месте, и это очень важно.

 Оценка качества образования. Эти вопросы постоянно находятся в центре дискуссии. Нужно ли нам обращать внимание на международные рейтинги? Нужно. Мы не должны изолироваться ни в коем случае. Но нужно это, знаете, на ясном глазу всё оценивать. Ведь там свои критерии есть, эндаументы, о которых здесь упоминалось. Там одним из главных показателей дееспособности вуза является уровень эндаумента. Нет у нас пока такой практики, она широко не применяется, но это не значит, что от этого страдает качество образования. Там немножко другая система, потому что эндаумент позволяет привлекать со всего мира лучших профессоров. Ну, это – да. Это отражается на качестве? Отражается. Но это главный критерий уровня подготовки специалистов? Нет. А там это один из главных.

 У нас много своеобразия и много того, что нас отличает от других. Но замыкаться в себе, в своей скорлупе, не смотреть, что происходит вокруг, тоже нельзя. Нужен ли нам собственный рейтинг? Ну конечно, нужно делать. И можно ли добиться какого-то признания в рамках этих международных рейтингов? Вряд ли. Вы знаете, почему? Да все просто и примитивно. Потому что эти рейтинги – это один из инструментов конкурентной борьбы на рынке образовательных услуг. Кто будет этот инструмент использовать себе во вред и в нашу с вами пользу? Ждать такого вряд ли представляется возможным. Ждать-то можно, но результата не получим ожидаемого. Тем не менее, повторяю еще раз, замыкаться нельзя. Надо внимательно смотреть и вырабатывать свои критерии. И можно ли выработать объективные критерии? Конечно, можно, сто процентов.

 Теперь по поводу (здесь коллега Гафуров выступал) необходимости продолжения конкурсов. Это мы когда-то придумали, в том числе присутствующий здесь Фурсенко Андрей Александрович. Андрей Александрович, где Вы? Вас все время поругивают, но есть за что и похвалить. Это он придумал на самом деле эту форму: деньги давать предприятиям, чтобы они выдавали соответствующие средства вузам для выполнения конкретных задач, чтобы была увязка конкретных производственных задач с работой вуза и его финансированием. Я сейчас не знаю, Правительство продлило эту программу, или нет?

 РЕПЛИКА: Продлило.

 В.ПУТИН: Продлило. Вот действующий министр кивает головой, значит, все в порядке.

 По поводу того, что мегагранты можно было бы разукрупнить и сделать их поменьше, но количеством побольше, я всегда знал, что в Татарстане живут люди не только умные, но и хитрые. Что такое разукрупнить мегагранты? Это, значит, уже будут не мегагранты, следующий шаг – сказать: надо увеличить финансирование этих мегагрантов. На самом деле это правильно, но это нужно сопоставлять с бюджетными возможностями, но действовать, конечно, желательно и в этом направлении.

 Вот здесь конкретный вопрос: передача федеральными предприятиями в собственность вузов соответствующих помещений для организации технопарков, есть ограничения. Есть, потому что ведь это федеральная собственность, и нужно, для того чтобы отчуждать даже в пользу вуза, пройти определенную процедуру, потому что если мы до безобразия это все упростим, то мы создадим условия для злоупотреблений. И под видом вуза эти площади будут уходить, вместо вуза там сделают какую-нибудь баню со странным набором услуг. Все нужно, но надо аккуратнее, к этому нужно очень аккуратно подходить. Но если такая проблема существует, над этим точно надо подумать, с этим я согласен. И прошу коллег, которые здесь присутствуют, из Администрации, из Правительства подумать на эту тему, вместе с Союзом ректоров и с соответствующими специалистами, с юристами, может быть, изобрести такую формулу, которая позволила бы и злоупотребления исключить, и в то же время либерализовать эту работу.

 Образовательные холдинги. Я не понял, почему запрещены? Разве они запрещены? Жорес Иванович Алферов сделал такой образовательный холдинг. Я понимаю, что он нобелевский лауреат, он может себе позволить действовать вне правил, но я там был, я чего-то не помню каких-то нарушений. У него и школа, и вуз, и сразу связь с Академией, с академическим институтом. Это работает у нас. Я не понимаю здесь опасений по поводу того, что есть какое-то нарушение, и знаю точно, что и Академия наук поддерживает этот процесс. Владимир Евгеньевич тоже здесь, по-моему, мне сказали. Да, был здесь, как до него дошло – сразу куда-то испарился. Я точно знаю, что он поддерживает, он мне об это буквально вчера рассказывал.

 Поучаствовать в программах Минкультуры. Конечно, вузы должны участвовать в программах Минкультуры. Здесь другому ведомству, равноценному Минобразования, сложно будет с этим бороться. Я попрошу тогда Администрацию Президента с руководством Правительства переговорить, с Председателем. Конечно, вузы должны принимать участие в конкурсах не только по линии Минкультуры, но и при выполнении работ по линии других ведомств. Какие здесь могут быть ограничения, я не понимаю. Это искусственное ограничение, его нужно снять.

 По поводу внимания к поддержке русского языка мне нечего добавить, кроме того, что я самым горячим сторонником этой работы являюсь, и всячески, конечно, будем помогать и поддерживать.

 И в завершение. И Виктор Антонович об этом сказал, и коллега с Кавказа об этом говорила. Причем коллега Левитская отнесла эту работу – работу в гуманитарной сфере – к числу стратегических. Полностью с этим согласен. В чем дело? Если мы с вами не сможем сформировать, воспитать хорошего специалиста, у нас, конечно, не будет будущего. Это очевидный факт. Нам нужны люди со специальными знаниями и навыками. Но если мы не сможем воспитать человека с широкими, глубокими, всеобъемлющими, объективными знаниями в гуманитарной сфере, если мы не воспитаем человека самодостаточного, но осознающего себя частью большой великой многонациональной и многоконфессиональной общности, если мы этого не сделаем, у нас с вами не будет страны. Чрезвычайно важная задача стоит перед вами в гуманитарной сфере.

 Спасибо вам большое. Я хочу пожелать вам успехов.

Владимир ПУТИН - Заключительное слово Х съезд Российского союза ректоров




video


Источник


среда, 29 октября 2014 г.

ТЕХНОЛОГИЯ РАЗВЯЗЫВАНИЯ ВОЙНЫ.




Н. Стариков. Технология развязывания войны 23.10.14






Источники видео:

http://pravdoryb.info/n-starikov-tekhnologiya-razvyazyvaniya-voyny-231014.html

http://oko-planet.su/politik/politikmir/258682-n-starikov-tehnologiya-razvyazyvaniya-voyny-231014.html

http://okkupantu.net/%D1%81/%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B2-%D0%BD-%D0%B2/4408-%D0%BD-%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B2-%D1%82%D0%B5%D1%85%D0%BD%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D1%8F-%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%B2%D1%8F%D0%B7%D1%8B%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%B2%D0%BE%D0%B9%D0%BD%D1%8B-23-10-2014.html

https://vk.com/video-39902460_170389550?list=a2efa5a985fe3469ca

http://rssload.net/news/tekhnologija_razvjazyvanija_vojny/2014-10-27-3474

ЧЕЛОВЕК ДОЛЖЕН СТАТЬ СЕБЕ ХОЗЯИНОМ.


Информация, позволяющая изменить себя, стала доступна за последние 3500 лет.

Что значит "жить по-божески"? И как изменить себя, чтобы находиться в гармонии с окружающим мирозданием? Только сам человек может решить для себя хочет ли он жить по предложенным извне шаблонам или стать полноценной личностью, хозяином своей судьбы. Ректор СПбГАУ Виктор Ефимов полагает, что у молодого поколения появился уникальный шанс использовать знания, которые ранее были скрыты несколько тысяч лет. Это так называемые "царские знания", доступ к которым имели лишь посвященные.

Человек должен стать себе хозяином.




video

 




Подробнее:

ЛЕКЦИЯ В ФСБ: УПРАВЛЕНИЕ МИРОМ.

http://konzeptualrf.ru/chelovek-dolzh...

Сайт СМИ «Концептуал» - http://konzeptualrf.ru/
Группа ВКонтакте СМИ «Концептуал» - http://vk.com/konzeptual_rf
Группа ВКонтакте «Книги Концептуал» - http://vk.com/konzeptual_ru
Twitter СМИ «Концептуал» - https://twitter.com/konzeptual_rf
Instagram СМИ «Концептуал» - http://instagram.com/konzeptualrf





вторник, 28 октября 2014 г.

ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ, ЗАДАННЫЕ НА КАНАЛЕ http://fct-altai.ru ОТ 27 ОКТЯБРЯ 2014 г.


Рубрика сайта: http://fct-altai.ru где Пякин В. В. отвечает на вопросы, заданные непосредственно на сайте или канале... Вопросы к данному видео здесь:

1) Путин на Валдае: Что положено Юпитеру, не положено быку, но медведь никого спрашивать разрешения не будет. Де Вильпен: Украина — несостоявшееся государство.
2) 05:55 Устранение Маржери. Стрельба в Оттаве.
3) 14:55 Выборы на Украине.
4) 19:10 Участие полевых командиров в политическом процессе становления Новороссии.
5) 24:20 Онлайн переговоры между Мозговым и сотниками майдана показали разницу их уровней понимания.
6) 28:05 Снижение цен на нефть и золото — заговор против России?
7) 29:45 Мировое еврейство — инструмент глобального управления.
8) 31:20 Церкви имени Христа. Русское православие, РПЦ.
9) 37:20 Деятельность по развалу России — миф?
10) 41:55 Духовность и нравственность.
11) 43:30 Знания — власть.


Вопрос-Ответ Пякин В. В. от 27 октября 2014 г.










О ВЫБОРАХ В США И УКРАИНЕ.



О выборах в США.



video



США подарили Порошенко победу на выборах. Максим Равреба.



video


"Порошенко - вор и сын вора!" - адвокат Татьяна Монтян.




video









ВЛАДИМИР ПУТИН ПОЗДРАВИЛ ВЕТЕРАНОВ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ, НАРОД УКРАИНЫ С 70-ЛЕТИЕМ ОСВОБОЖДЕНИЯ УКРАИНЫ ОТ ФАШИСТСКИХ ЗАХВАТЧИКОВ.




28 октября 2014 года, 10:10

В поздравлении, в частности, говорится:

 «В годы Великой Отечественной войны в тяжёлых, кровопролитных боях за Украину во всем величии проявились сила духа и сплочённость нашего многонационального народа, мужество и стойкость воинов-освободителей, партизан, подпольщиков и тружеников тыла.

 Наши отцы и деды вместе, в одном строю, мужественно и самоотверженно сражались за свободу и независимость Родины, громили врага и приближали долгожданную Победу. Мы должны бережно хранить завещанные ими замечательные традиции братской дружбы и взаимовыручки. Крайне важно воспитывать подрастающее поколение на высоких патриотических ценностях, активно противодействовать любым попыткам возрождения фашистской идеологии, разжигания межнациональной розни и фальсификации нашей общей истории.

 От всей души желаю украинским ветеранам Великой Отечественной войны доброго здоровья, благополучия и бодрости духа, а всему братскому народу Украины – мира и процветания».

 28 октября 2014 года, 10:10

Источник

СОГЛАСНО ЗАКОНУ ЕС О РЕСТИТУЦИИ...

пятница, 24 октября 2014 г.

ВЛАДИМИР ПУТИН НА ЗАСЕДАНИИ МЕЖДУНАРОДНОГО ДИСКУССИОННОГО КЛУБА ВАЛДАЙ 2014.



Владимир Путин принял участие в итоговой пленарной сессии XI заседания Международного дискуссионного клуба «Валдай». Тема заседания – «Мировой порядок: новые правила или игра без правил?».

В этом году в работе клуба участвовали 108 экспертов, историков и политологов из 25 стран мира, включая 62 иностранных участника.

 На пленарной сессии подведены итоги трёх дней работы клуба, в ходе которых был проведён анализ факторов эрозии существующей системы институтов и норм международного права.

* * *
В.ПУТИН: Уважаемые коллеги! Дамы и господа! Дорогие друзья! Рад приветствовать вас на ХI конференции дискуссионного клуба «Валдай».

 Здесь уже было сказано, что в этом году у клуба появились новые соорганизаторы. Среди них и российские неправительственные, экспертные структуры, ведущие университеты. Кроме того, была высказана идея добавить к обсуждению собственно российской проблематики и вопросы глобальной политики и экономики.

 Рассчитываю, что эти организационные и содержательные изменения будут укреплять позиции клуба как одной из авторитетных дискуссионных и экспертных площадок. При этом рассчитываю, что так называемый дух Валдая удастся сохранить, а это свобода, открытость, возможность высказывать самые разные и при этом всегда откровенные мнения.

 В этой связи хочу сказать, что я вас тоже не разочарую, будут говорить прямо, откровенно. Некоторые вещи, может быть, покажутся избыточно жёсткими. Но если не говорить прямо и не говорить честно о том, что мы реально и по-настоящему думаем, то тогда в таком формате нет смысла собираться. Тогда нужно собираться на какие-то дипломатические рауты, где никто ничего толком не говорит, – и, вспоминая слова известного дипломата, можно только указать на то, что язык дан дипломатам для того, чтобы не говорить правду.

 Здесь мы собираемся для других целей. Мы собираемся, чтобы поговорить откровенно. Прямота и жёсткость оценок нужны сегодня вовсе не для того, чтобы заниматься взаимной пикировкой, а чтобы попытаться разобраться, что же на самом деле происходит в мире, почему он становится всё менее безопасным и менее предсказуемым, почему повсеместно возрастают риски.

 Тема сегодняшней встречи, дискуссий, которые здесь проходили, уже названа: «Новые правила игры или игра без правил?». На мой взгляд, эта тема, эта формулировка очень точно описывает ту историческую развилку, на которой мы находимся, выбор, который придётся делать всем нам.

 Тезис о том, что современный мир стремительно меняется, конечно, не нов. И я знаю, что вы об этом в ходе дискуссии говорили. Действительно, трудно не заметить коренных трансформаций в глобальной политике, экономике, общественной жизни, в сфере промышленных, информационных, социальных технологий.

 Сразу прошу меня простить, если я буду повторяться за некоторыми участниками дискуссии. Но этого невозможно избежать, вы всё-таки говорили подробно, но я буду излагать свою точку зрения, в чём-то она будет совпадать с участниками дискуссии, в чём-то будет расходиться.

 Не будем забывать, анализируя сегодняшнее состояние, уроки истории. Во-первых, смена мирового порядка (а явления именно такого масштаба мы наблюдаем сегодня), как правило, сопровождалась если не глобальной войной, не глобальными столкновениями, то цепочкой интенсивных конфликтов локального характера. И, во-вторых, мировая политика – это, прежде всего, экономическое лидерство, вопросы войны и мира, гуманитарной сферы, включая права человека.

 В мире накопилось множество противоречий. И нужно откровенно друг друга спросить, есть ли у нас надёжная страховочная сетка. К сожалению, гарантий, уверенности, что существующая система глобальной и региональной безопасности способна уберечь нас от потрясений, нет. Эта система серьёзно ослаблена, раздроблена и деформирована. Непростое время переживают международные и региональные институты политического, экономического, культурного взаимодействия.

 Да, многие механизмы обеспечения миропорядка сложились достаточно давно, в том числе по итогам Второй мировой войны – и прежде всего по итогам Второй мировой войны. Прочность этой системы основывалась не только на балансе сил, между прочим, хочу это тоже подчеркнуть, и не только на праве победителей, но и на том, что «отцы-основатели» этой системы безопасности относились с уважением друг к другу, не пытались «отжать всё», а пытались договариваться.

 Главное, что эта система развивалась и при всех изъянах помогала если не решать, то хотя бы удерживать в рамках существующие мировые проблемы, регулировать остроту естественной конкуренции государств.

 Убеждён, этот механизм сдержек и противовесов, который в предыдущие десятилетия трудно складывался, порой мучительно выстраивался, нельзя было ломать, во всяком случае нельзя было ничего ломать, не создавая ничего взамен, иначе действительно не осталось бы других инструментов, кроме грубой силы. Нужно было провести разумную реконструкцию, адаптировать к новым реалиям систему международных отношений.

 Однако Соединённые Штаты, объявившие себя победителями в «холодной войне», самоуверенно, считаю, подумали, что в этом просто нет нужды. И вместо установления нового баланса сил, который является необходимым условием порядка и стабильности, напротив, были предприняты шаги, которые привели к резкому усугублению дисбаланса.

 «Холодная война» закончилась. Но она не завершилась заключением «мира», понятными и прозрачными договорённостями о соблюдении имеющихся или о создании новых правил и стандартов. Создалось впечатление, что так называемые победители в «холодной войне» решили дожать ситуацию, перекроить весь мир исключительно под себя, под свои интересы. И если сложившаяся система международных отношений, международного права, система сдержек и противовесов мешала достижению этой цели, то её тут же объявляли никчёмной, устаревшей и подлежащей немедленному сносу.

 Так ведут себя, извините, нувориши, на которых вдруг свалилось огромное богатство, в данном случае в виде мирового господства, мирового лидерства. И вместо того, чтобы им, этим богатством, грамотно, аккуратно распорядиться, в том числе и в свою, разумеется, пользу, считаю, что наломали много дров.

 Начался период разночтений и умолчаний в мировой политике. Под давлением правового нигилизма шаг за шагом сдавало свои позиции международное право. Объективность и справедливость приносились в жертву политической целесообразности. Юридические нормы подменялись произвольным толкованием и пристрастными оценками. При этом тотальный контроль над глобальными средствами массовой информации позволял при желании белое выдавать за чёрное, а чёрное за белое.

 В условиях доминирования одной страны и её союзников, или, по-другому сказать, сателлитов, поиск глобальных решений зачастую превращался в стремление навязать в качестве универсальных собственные рецепты. Амбиции этой группы возросли настолько, что вырабатываемые в её кулуарах подходы стали преподноситься как мнение всего мирового сообщества. Но это не так.

 Само понятие «национальный суверенитет» для большинства государств стало относительной величиной. По сути, была предложена формула: чем сильнее лояльность единственному центру влияния в мире, тем выше легитимность того или иного правящего режима.

 У нас потом с вами пройдёт свободная дискуссия, я с удовольствием на вопросы поотвечаю и позволю себе воспользоваться правом и вам позадавать вопросы. Но в ходе этой дискуссии попробуйте кто-нибудь опровергнуть тезис, который только что был мною сформулирован.

 Меры воздействия на непокорных хорошо известны и многократно опробованы: силовые акции, экономическое и пропагандистское давление, вмешательство во внутренние дела, апелляции к некой «надправовой» легитимности, когда надо оправдать неправовое урегулирование тех или иных конфликтов, устранение неугодных режимов. В последнее время появились свидетельства, что в отношении ряда лидеров используется и откровенный шантаж. Недаром так называемый большой брат тратит миллиарды долларов на слежку по всему миру, в том числе и за своими ближайшими союзниками.

 Давайте зададимся вопросом, насколько всем нам комфортно, безопасно, приятно жить в таком мире, насколько он справедлив и рационален. Может быть, у нас нет веских оснований волноваться, спорить, задавать неудобные вопросы? Может быть, исключительность Соединённых Штатов, то, как они реализуют своё лидерство, это действительно благо для всех, а их повсеместное вмешательство во все дела в мире несёт покой, благополучие, прогресс, процветание, демократию – и нужно просто расслабиться и получить удовольствие?

 Позволю себе сказать, что это не так. Это абсолютно не так.

 Односторонний диктат и навязывание своих собственных шаблонов приносят прямо противоположный результат: вместо урегулирования конфликтов – эскалация; вместо суверенных, устойчивых государств – растущее пространство хаоса; вместо демократии – поддержка весьма сомнительной публики: от откровенных неонацистов до исламистских радикалов.

 А почему их поддерживают? Потому что используют на каком-то этапе как инструмент для достижения своих целей, потом обжигаются – и назад. Я не устаю удивляться тому, как наши партнёры раз за разом, как у нас в России говорят, наступают на одни и те же грабли, то есть совершают одни и те же ошибки.

 В свое время они спонсировали исламские экстремистские движения для борьбы с Советским Союзом, которые прошли закалку в Афганистане. Из них выросли и «Талибан», и «Аль-Каида». Запад если не поддерживал, то закрывал глаза, а я бы сказал – и поддерживал на самом деле информационно, политически, финансово вторжение международных террористов в Россию, мы этого не забыли, и в страны Центрально-Азиатского региона. Лишь после того, как страшные теракты были совершены на территории самих Соединённых Штатов, пришло понимание общей угрозы терроризма. Напомню, мы тогда первыми поддержали народ Соединённых Штатов Америки, отреагировали, как друзья и партнёры, на эту страшную трагедию 11 сентября.

 В ходе бесед с лидерами США, Европы постоянно говорю о необходимости совместной борьбы с терроризмом, как вызовом мирового масштаба. И с этим вызовом невозможно мириться, и невозможно его купировать, использовать двойные стандарты. С нами соглашались, но прошло немного времени, и всё опять вернулось на круги своя. Последовало вмешательство и в Ираке, и в Ливии, а эта страна, кстати, была поставлена на грань развала. Собственно, почему была поставлена? Она сейчас поставлена на грань развала, стала полигоном для террористов. Лишь воля и мудрость нынешнего руководства Египта позволили избежать хаоса и разгула экстремистов в этой ключевой арабской стране. В Сирии, как в былые времена, Соединённые Штаты и их союзники впрямую начали финансировать и снабжать оружием боевиков, потворствовать пополнению их рядов наёмниками из разных стран. Позвольте спросить, откуда у боевиков деньги, оружие, военные специалисты? Откуда это всё берётся? Как получилось, что этот ИГИЛ так называемый, пресловутый, превратился в мощную, фактически армейскую группировку?

 Что касается финансовой подпитки, то сегодня это не только доходы от наркотиков, производство которых, кстати говоря, за период пребывания международных сил в Афганистане увеличилось не в какие-то проценты, а в разы, и вы все об этом знаете, но подпитка финансовая идёт и от продажи нефти, её добыча развёрнута на территориях, подконтрольных террористам. Они её продают по бросовым ценам, добывают, транспортируют. Ведь кто-то её покупает, эту нефть, перепродаёт, зарабатывает на этом, не задумываясь, что тем самым финансирует террористов, которые рано или поздно могут прийти и на их территорию, придут сеять смерть в их страны.

 Откуда поступают новые рекруты? В том же Ираке в результате свержения Саддама Хусейна были разрушены государственные институты включая армию. Мы тогда ещё говорили: будьте аккуратными, острожными, куда вы выгнали этих людей? На улицу. Что они будут делать? Не забывайте, справедливо было или несправедливо, но они были в руководстве достаточно большой региональной страны – во что их превращаете?

 Что получилось? Десятки тысяч солдат и офицеров, бывших активистов партии «Баас», выброшенных на улицу, сегодня пополнили отряды боевиков. Может быть, здесь кроется, кстати говоря, и дееспособность ИГИЛ? Они действуют реально, очень эффективно с военной точки зрения, реально профессиональные люди.

 Россия неоднократно предостерегала об опасности односторонних силовых акций, вмешательства в дела суверенных государств, заигрывания с экстремистами и радикалами, настаивала на внесении группировок, воюющих против центрального сирийского правительства, прежде всего ИГИЛ, в списки террористических организаций. Ну и что, результат какой? Бесполезно.

 Порой складывается впечатление, что наши коллеги и друзья постоянно борются с результатами своей собственной политики, бросают свою мощь на устранение рисков, которые сами создают, платят за это всё возрастающую и возрастающую цену.

 Уважаемые коллеги! Момент однополярности убедительно продемонстрировал, что наращивание доминирования одного центра силы не приводит к росту управляемости глобальными процессами. Напротив, подобная неустойчивая конструкция доказала свою неспособность эффективно бороться с такими подлинными угрозами, как региональные конфликты, терроризм, наркотрафик, религиозный фанатизм, шовинизм и неонацизм. В то же время она открыла широкую дорогу для проявления национального тщеславия, манипулирования общественным мнением, грубого подавления воли слабого волей сильного. По своей сути однополярный мир – это апология, апологетика диктатуры и над людьми, и над странами. Кстати, однополярный мир оказался некомфортным, неподъёмным и сложно управляемым для самого так называемого самоназначенного лидера, и вот сейчас только об этом тоже было сказано вслух, с этим я полностью согласен. Отсюда сегодняшние попытки уже на новом историческом этапе воссоздать некоторое подобие квазидвуполярного мира, квазидвуполярной системы, как удобную модель воспроизводства в данном случае американского лидерства. И неважно, кто в американской пропаганде займёт место «центра зла», место СССР как главного оппонента: это Иран, как страна, стремящаяся к ядерным технологиям, Китай, как первая экономика мира, или Россия, как ядерная сверхдержава.

 Сейчас мы вновь видим попытки раздробить мир, провести разделительные линии, сколотить коалиции по принципу не за, а против кого бы то ни было, вновь сформировать образ врага, как это было в годы «холодной войны», и получить право на такое лидерство, а если хотите, право на диктат. Ведь как трактовалась ситуация в эпоху «холодной войны», мы же все понимаем и знаем. Союзникам Штатов всегда говорили: «У нас есть общий враг, он страшен, это центр зла; мы вас, своих союзников, защищаем от него, и, значит, у нас есть право вами командовать, заставлять жертвовать своими политическими и экономическими интересами, нести расходы на коллективную оборону, но руководить этой обороной будем, конечно, мы». Словом, сегодня очевидно стремление уже в новом, изменившемся мире реализовать привычные схемы глобального управления, и всё в расчёте на то, чтобы обеспечить свою исключительность и получить политические и экономические дивиденды.

 Вместе с тем такие попытки не только всё более расходятся с реальностью, вступают в противоречие с многообразием мира. Подобные шаги неизбежно будут порождать противодействие, ответную реакцию и также принесут ровно обратный эффект. Мы же видим, что происходит, когда политика опрометчиво смешивается с экономикой, логика целесообразности уступает место логике противостояния, даже если она вредит собственным экономическим позициям и интересам, в том числе интересам национальных бизнесов.

 Совместные экономические проекты, взаимные инвестиции объективно сближают страны, помогают амортизировать текущие проблемы в межгосударственных отношениях. Однако сегодня глобальное деловое сообщество подвергается беспрецедентному нажиму западных правительств. Какой бизнес, какая экономическая целесообразность, прагматизм могут быть, когда брошен лозунг: «Отечество в опасности, свободный мир в опасности, демократия в опасности!»? Нужно мобилизоваться. Вот это и есть мобилизационная политика.

 Санкции уже подрывают основы мировой торговли и правила ВТО, принципы незыблемости частной собственности, расшатывают либеральную модель глобализации, основанную на рынке, свободе и конкуренции, – модель, главными бенефициарами которой, замечу, как раз и являются страны Запада. Теперь они рискуют потерять доверие, как лидеры глобализации. Спрашивается, зачем это нужно делать? Ведь благополучие тех же Соединённых Штатов в огромной степени зависит от доверия инвесторов, зарубежных держателей доллара и американских ценных бумаг. Доверие явно подрывается, признаки разочарования в плодах глобализации присутствуют сейчас во многих странах.

 Пресловутый кипрский прецедент и политически мотивированные санкции лишь усилили тенденции к экономической и финансовой суверенизации, стремление государств или их региональных объединений тем или иным способом застраховаться от рисков внешнего давления. Так, уже сейчас всё большее число государств предпринимает попытки уйти от долларовой зависимости, создать альтернативные финансовые, расчётные системы, резервные валюты. На мой взгляд, наши американские друзья просто подрывают, режут сук, на котором сами сидят. Нельзя смешивать политику и экономику, но именно это и происходит. Я считал и считаю, что политически мотивированные санкции были ошибкой, которая наносит ущерб всем, но, уверен, мы ещё об этом поговорим.

 Мы понимаем, как и под чьим давлением принимались эти решения. При этом Россия не будет, хочу обратить ваше внимание на это, не будет вставать в позу, обижаться на кого-либо, кого-либо о чём-либо просить. Россия – самодостаточная страна. Мы будем работать в тех внешнеэкономических условиях, которые сложились, развивать своё производство и технологии, действовать более решительно в проведении преобразований, а внешнее давление, как это было не раз, только консолидирует наше общество, не даёт расслабиться, я бы сказал, – заставляет концентрироваться на основных направлениях развития.

 Санкции, конечно, нам мешают, этими санкциями нам пытаются навредить, блокировать наше развитие, подтолкнуть к самоизоляции в политике, экономике, в культуре, то есть к отсталости подтолкнуть. Но мир, хочу это подчеркнуть, я уже об этом сказал и повторю, мир кардинально изменился. Мы не намерены от него закрываться и выбирать какой-то путь закрытого развития, путь автаркии, всегда готовы к диалогу, в том числе и по нормализации экономических отношений, и политических тоже. Рассчитываем здесь на прагматичный подход и позиции бизнес-кругов ведущих стран мира.

 Сегодня звучат утверждения, что Россия якобы отворачивается от Европы, – наверное, и в ходе дискуссий это звучало, – ищет других деловых партнёров, прежде всего в Азии. Хочу сказать, что это абсолютно не так. Наша активная политика в Азиатско-Тихоокеанском регионе началась отнюдь не сегодня и не в связи с санкциями, а уже более чем несколько лет назад. Исходили, так же как и многие другие страны, в том числе западные страны, исходили из того, что Восток занимает всё более значимое место в мире и в экономике, и в политике, этого не учитывать просто нельзя.

 Ещё раз хочу подчеркнуть, все это делают, и мы будем делать, тем более у нас значительная часть территории находится в Азии. Чего же нам не пользоваться своими преимуществами подобного рода? Это было бы просто недальновидно.

 Наращивание экономических связей с этими государствами, совместные интеграционные проекты – это серьёзный стимул для нашего внутреннего развития. Сегодняшние демографические, экономические, культурные тенденции говорят о том, что зависимость от одной супердержавы, конечно, будет объективно снижаться, да это, собственно, говорят и европейские, американские эксперты, говорят и пишут об этом.

 Возможно, в мировой политике нас ждут те же явления, что и в глобальной экономике, а это сильная интенсивная конкуренция в тех или иных конкретных нишах, частая смена лидеров по конкретным направлениям. Это всё возможно.

 Несомненно, что в глобальном соревновании вырастет роль гуманитарных факторов: образования, науки, здравоохранения, культуры. Это, в свою очередь, существенно повлияет на международные отношения, в том числе потому, что ресурс так называемой мягкой силы будет в большей степени зависеть от реальных достижений в формировании человеческого капитала, нежели чем от изощрённости пропагандистских приёмов.

 Вместе с тем формирование так называемого полицентричного мира, тоже хотел бы обратить на это внимание, уважаемые коллеги, само по себе не укрепляет стабильность, скорее даже напротив. Задача достижения глобального равновесия превращается в достаточно сложную головоломку, в уравнение со многими неизвестными.

 Что же нас ждёт, если мы предпочтём жить не по правилам, пусть строгим и неудобным, а вовсе без правил? А именно такой сценарий вполне реален, исключить его нельзя, учитывая накал обстановки в мире. Ряд прогнозов, наблюдая сегодняшние тенденции, уже можно сделать, и, к сожалению, они неоптимистичны. Если мы не создадим внятную систему взаимных обязательств и договорённостей, не выстроим механизмы разрешения кризисных ситуаций, признаки мировой анархии неизбежно будут нарастать.

 Уже сегодня резко возросла вероятность целой череды острых конфликтов если не с прямым, то с косвенным участием крупных держав. При этом фактором риска становятся не только традиционные межгосударственные противоречия, но и внутренняя нестабильность отдельных государств, особенно когда речь идёт о странах, расположенных на стыке геополитических интересов крупных государств или на границе культурно-исторических, экономических, цивилизационных «материков».

 Украина, о которой наверняка тоже много говорили и поговорим ещё, – один из примеров такого рода конфликтов, имеющих воздействие на общемировую расстановку сил, – и думаю, он далеко не последний. Отсюда – следующая реальная перспектива разрушения действующей системы договоров об ограничениях и контроле над вооружениями. И начало этому опасному, безусловно, процессу положили именно Соединённые Штаты Америки, когда в 2002 году в одностороннем порядке вышли из Договора по ПРО, а затем приступили и сегодня активно осуществляют создание своей глобальной системы противоракетной обороны.

 Уважаемые коллеги, друзья! Обращаю ваше внимание, не мы это начали. Мы вновь скатываемся к тем временам, когда не баланс интересов и взаимных гарантий, а страх, баланс взаимоуничтожения удерживает страны от прямого столкновения. За неимением правовых и политических инструментов оружие возвращается в центр глобальной повестки, оно применяется где угодно и как угодно, без всяких санкций Совбеза ООН. А если Совбез отказывается штамповать подобные решения, то он сразу объявляется устаревшим и неэффективным инструментом.

 Многие государства не видят других гарантий обеспечения суверенитета, кроме как обзавестись своей собственной бомбой. Это крайне опасно. Мы настаиваем на продолжении переговоров, мы не просто за переговоры – мы настаиваем на продолжении переговоров по сокращению ядерных арсеналов. Чем меньше ядерного оружия в мире, тем лучше. И готовы к самому серьёзному предметному разговору по вопросам ядерного разоружения, но именно к серьёзному – как говорится, без двойных стандартов.

 Что имею в виду? Сегодня многие виды высокоточного оружия по своим возможностям уже приблизились к оружию массового поражения, и в случае отказа, полного отказа от ядерного потенциала или критического снижения его объёмов страны, обладающие лидерством в создании и производстве высокоточных систем, получат явное военное преимущество. Будет сломан стратегический паритет, а это чревато дестабилизацией. Возникает соблазн использования так называемого первого глобального обезоруживающего удара. Словом, риски не снижаются, а возрастают.

 Следующая очевидная угроза – это дальнейшее разрастание конфликтов на этнической, религиозной, социальной почве. Такие конфликты опасны не только сами по себе, они формируют вокруг себя зоны безвластия, беззакония и хаоса, где уютно чувствуют себя и террористы, и просто рядовые преступники, процветает пиратство, торговля людьми, наркобизнес.

 Кстати, наши коллеги в своё время пытались как-то управлять этими процессами, использовать региональные конфликты, конструировать «цветные революции» в своих интересах, но джинн вырвался из бутылки. Что с ним делать, похоже, не понимают и сами авторы теории управляемого хаоса. В их рядах разброд и шатание.

 Мы внимательно смотрим за дискуссиями и в правящих элитах, и в экспертном сообществе. Достаточно посмотреть заголовки западной прессы за последний год: одних и тех же людей называют то борцами за демократию, а затем исламистами, сначала пишут о революциях, потом о погромах и переворотах. Результат очевиден: дальнейшее разрастание глобального хаоса.

 Уважаемые коллеги! В такой ситуации в мире пора бы начать договариваться по принципиальным вещам. Это чрезвычайно важно и необходимо, это гораздо лучше, чем расходиться по разным углам, тем более что мы все сталкиваемся с общими проблемами, находимся, что называется, в одной лодке. И логичный путь – это кооперация стран, обществ и поиск коллективных ответов на множащиеся вызовы, совместное управление рисками. Правда, некоторые наши партнёры почему-то вспоминают об этом исключительно только тогда, когда это отвечает их интересам.

 Практический опыт доказывает, что совместные ответы на вызовы, во-первых, далеко не всегда панацея, конечно, нужно это признать, а во-вторых, в большинстве случаев они труднодостижимы, слишком непросто преодолеть различия национальных интересов, субъективность подходов, особенно когда речь идёт о странах с разной культурно-исторической традицией. И всё же у нас есть примеры, когда руководствуясь общими целями, действуя на базе единых критериев, мы совместно добиваемся реальных успехов.

 Напомню и о решении проблемы сирийского химического оружия, и о содержательном диалоге по иранской ядерной программе, да и наша работа на северокорейском треке тоже имеет некоторые позитивные результаты. Почему бы не использовать весь этот опыт и в дальнейшем как при решении локальных, так и глобальных проблем?

 Какой может быть правовая, политическая, экономическая основа нового миропорядка, которая обеспечила бы стабильность и безопасность, при этом поощряла бы здоровую конкуренцию, не допускала формирование новых монополий, блокирующих развитие? Вряд ли кто-то может дать сейчас абсолютно исчерпывающие, готовые рецепты. Здесь потребуется длительная работа при участии широкого круга государств, мирового бизнеса, гражданского общества, вот таких экспертных площадок, как наша.

 Однако очевидно, что успех, реальный результат возможен лишь в том случае, если ключевые участники международной жизни смогут договориться о согласовании базовых интересов, о разумном самоограничении, покажут пример позитивного ответственного лидерства. Надо чётко определить, где пределы односторонних действий и где возникает потребность в многосторонних механизмах, в рамках совершенствования международного права разрешить дилемму между действиями международного сообщества по обеспечению безопасности и прав человека и принципом национального суверенитета и невмешательства во внутренние дела государств.

 Как раз такие коллизии всё чаще ведут к произвольному иностранному вмешательству в сложные внутренние процессы, раз за разом провоцируют опасные противоречия ведущих мировых игроков. Вопрос о содержании суверенитета становится едва ли не главным для сохранения и упрочения мировой стабильности.

 Понятно, что дискуссия о критериях использования силы извне крайне сложна, её практически невозможно отделить от интересов тех или иных стран. Однако гораздо опаснее отсутствие понятных всем договорённостей, чётких условий, при которых вмешательство является необходимым и законным.

 Добавлю, что международные отношения должны строиться на международном праве, в основе которого должны быть и моральные принципы, такие как справедливость, равноправие, правда. Пожалуй, главное – это уважение к партнёру и его интересам. Очевидная формула, но простое следование ей способно в корне изменить ситуацию в мире.

 Убеждён, при наличии воли мы можем восстановить эффективность системы международных и региональных институтов. Тут даже не надо что-либо строить полностью, с нуля, это не «гринфилд», тем более что созданные после Второй мировой войны институты достаточно универсальны и могут быть наполнены более современным содержанием, адекватным текущей ситуации.

 Это касается и совершенствования работы ООН, центральная роль которой незаменима, и ОБСЕ, которая за 40 лет зарекомендовала себя востребованным механизмом в обеспечении безопасности и сотрудничества в Евроатлантике. Надо сказать, что и сейчас при урегулировании кризиса на юго-востоке Украины ОБСЕ играет весьма позитивную роль.

 На фоне фундаментальных перемен в международной среде, нарастания неуправляемости и самых разнообразных угроз нам необходим новый глобальный консенсус ответственных сил. Речь не может идти ни о каких-то локальных сделках, ни о разделе сфер влияния в духе классической дипломатии, ни о чьём-то полном доминировании. Думаю, что требуется новое «издание» взаимозависимости. Её не нужно бояться. Наоборот, это хороший инструмент согласования позиций. Это тем более актуально – учитывая укрепление и рост отдельных регионов планеты, – что формирует объективный запрос на институциональное оформление таких полюсов, на создание мощных региональных организаций и выработку правил их взаимодействия. Кооперация этих центров серьёзно добавила бы устойчивости мировой безопасности, политике и экономике. Но, чтобы наладить такой диалог, надо исходить из того, что все региональные центры, формирующиеся вокруг них интеграционные проекты имели бы одинаковые права на развитие, чтобы они дополняли друг друга и чтобы никто их искусственно между собой не сталкивал, не противопоставлял. В результате такой деструктивной линии разрушались бы связи между государствами, да и сами государства подвергались бы тяжёлым испытаниям, вплоть до полного их разрушения.

 Хотел бы напомнить о событиях прошлого года. Тогда мы говорили нашим партнёрам, и американским, и европейским партнёрам, что поспешные закулисные решения, допустим, по ассоциации Украины и ЕС чреваты серьёзными рисками – мы даже о политике ничего не говорили, мы говорили только об экономике, – серьёзными рисками в экономике, что подобные явочные шаги затрагивают интересы многих третьих стран, в том числе Россию как основного торгового партнёра Украины, что необходимо широкое обсуждение вопросов. Кстати, напомню в этой связи, что переговоры о вступлении России, например, в ВТО велись 19 лет. Это была очень тяжёлая работа, и был достигнут определённый консенсус.

 Почему об этом говорю? Потому что при реализации проекта ассоциации с Украиной к нам как бы через задние ворота заходят наши партнёры со своими товарами и услугами, а мы об этом не договаривались, нас никто об этом не спрашивал. Мы вели дискуссии по всем темам, связанным с ассоциацией Украины с ЕС, настойчиво, но хочу это подчеркнуть, абсолютно цивилизованно, предъявляя очевидные доводы и аргументы, указывали на возможные проблемы. Нас никто не хотел слушать и разговаривать никто не хотел, нам просто сказали: это не ваше дело, вот и всё, вот и вся дискуссия. Вместо сложного, но, подчеркну, цивилизованного диалога дело довели до государственного переворота, ввергли страну в хаос, в развал экономики, социальной сферы, в гражданскую войну с огромными жертвами.

 Зачем? Когда я спрашиваю коллег своих, зачем, – ответа нет вообще, никто ничего не отвечает, вот так. Все разводят руками: так получилось. Не надо было поощрять таких действий – не получилось бы, ведь, я уже говорил об этом, прежний президент Украины Янукович всё подписал, со всем согласился. Зачем это надо было делать, смысл какой? Это что, цивилизованный способ решения вопросов? Видимо, те, кто без конца ляпают всё новые и новые «цветные революции», считают себя гениальными художниками и никак остановиться не могут.

 Убеждён, что работа интеграционных объединений, взаимодействие региональных структур должны строиться на прозрачной, понятной основе, хорошим примером такой открытости служит процесс формирования Евразийского экономического союза. Государства – участники этого проекта заранее информировали своих партнёров о планах, о параметрах нашего объединения, о принципах его работы, которые согласуются полностью с нормами Всемирной торговой организации. Добавлю, что мы также приветствовали бы начало предметного диалога по линии Евразийский и Европейский союз. Кстати говоря, в этом нам тоже до сих пор практически постоянно отказывали, тоже непонятно почему, что здесь такого страшного? И, разумеется, при вот такой совместной работе мы считали бы, что нужно вести диалог, а я об этом много раз говорил и слышал согласие многих наших западных партнёров, европейских во всяком случае, о необходимости формирования единого пространства экономического, гуманитарного сотрудничества, простирающегося от Атлантики до Тихого океана.

 Уважаемые коллеги! Россия свой выбор сделала, наши приоритеты – дальнейшее совершенствование институтов демократии и открытой экономики, ускоренное внутреннее развитие с учётом всех позитивных современных тенденций в мире и консолидация общества на основе традиционных ценностей и патриотизма. У нас интеграционная, позитивная, мирная повестка дня, мы активно работаем с нашими коллегами по Евразийскому экономическому союзу, Шанхайской организации сотрудничества, БРИКС, с другими партнёрами. Эта повестка направлена на развитие связей между государствами, а не на разъединение. Мы не собираемся сколачивать какие-либо блоки, втягиваться в обмен ударами. Не имеют под собой основания и утверждения, что Россия пытается восстановить какую-то свою империю, покушается на суверенитет своих соседей. Россия не требует себе какого-либо особого, исключительного места в мире, я хочу это подчеркнуть. Уважая интересы других, мы просто хотим, чтобы и наши интересы учитывали, и нашу позицию уважали.

 Хорошо понимаем, что мир вступил в эпоху перемен и глубоких трансформаций, когда всем нам нужна особенная степень осторожности, способность избегать необдуманных шагов. За годы после «холодной войны» участники мировой политики несколько утратили эти качества. Теперь нужно вспомнить о них. В противном случае надежды на мирное, стабильное развитие окажутся опасной иллюзией, а сегодняшние потрясения – преддверием краха мирового порядка.

 Да, конечно, я уже сказал об этом, строительство более устойчивой системы миропорядка – сложная задача, речь идёт о долгой и по характеру трудной работе. Мы смогли выработать правила взаимодействия после Второй мировой войны, смогли договориться в 1970-е годы в Хельсинки. Наша общая обязанность – решить эту фундаментальную задачу и на новом этапе развития.

 Большое спасибо вам за внимание.



Владимир Путин на заседании международного дискуссионного клуба Валдай 2014







Источник

"Комсомольская правда"