воскресенье, 8 сентября 2013 г.

ПРОМЫВАНИЕ МОЗГОВ.




Известный политолог С. Кара-Мурза в книге «Манипуляция сознанием» пишет: «Один из надёжных признаков того, что в какой-то момент осуществляется большая программа манипуляции сознанием, состоит в том, что люди вдруг перестают внимать разумным доводам – они как будто желают быть одураченными. Уже А.И. Герцен удивлялся тому, "как мало можно взять логикой, когда человек не хочет убедиться"».
«Какую же цель преследует тот, кто желает манипулировать нашим сознанием, когда посылает нам сообщения в виде текстов и поступков? Его цель – дать нам такие знаки, чтобы мы, вставив эти знаки в контекст, изменили образ этого контекста в нашем восприятии. Он подсказывает нам такие связи своего текста или поступка с реальностью, навязывает такое их истолкование, чтобы наше представление о действительности было искажено в желательном для манипулятора направлении. А значит, это окажет воздействие и на наше поведение, причём мы будем уверены, что поступаем в полном соответствии с нашими собственными желаниями».
Говоря проще, цель манипулятора – лишить человека возможности самостоятельно мыслить, внушить ему единственную выгодную для манипулятора точку зрения, и сделать это так, чтобы человек был уверен - это его личное мнение. Уничтожить в человеке личность, превратив его в бездумного потребителя чужих идей и мнений. Чтобы человек сам захотел того, что ему внушили. Как писал Оруэлл – не заставить человека под угрозой смерти или пыток сказать «я люблю Старшего Брата», а заставить его действительно полюбить Старшего Брата.

До сих пор многие верят, что промывание мозгов возможно только при тоталитарном диктаторском режиме, но не при демократии западного образца с её свободой и плюрализмом. И это – чудовищное заблуждение.

На самом деле «американская» система манипуляции намного страшнее советской. Примитивная коммунистическая пропаганда изжила себя – задолго до распада СССР её идеи не воспринимались всерьёз. Американская система выдаёт себя за «свободноё мнение в демократической стране», и, кроме того, обладает такой системой внушения своих мыслей обществу, с использованием новейших достижений техники и психологии, с внедрением в подсознание, какие не снились Сталину и Ким Ир Сену. О западной системе манипуляции сознанием написано немало книг – и в России, и на Западе.

Но впервые технологии, которые использовались только в  геополитических, экономических и исторических манипуляциях, использованы против нескольких миллионов молодых поклонников хорошей рок-музыки. Порядочного человека не просто «превратили» в полную свою противоположность, что само по себе не ново – его поклонников заставили любить гадости о нём, восхищаться созданным ему имиджем сексуального маньяка – и ненавидеть тех, кто говорит об их кумире хорошо. У миллионов людей каким-то образом «отключили» не только желание искать правду о своём кумире, но и элементарный интерес к смыслу и значению его творчества. 

Попробуем понять, как это произошло. Для этого мы рассмотрим основные способы манипуляции общественным сознанием - как они описаны в трудах современных социологов, политологов и психологов – С. Кара-Мурзы, Н.Хомского, А. Грамши, С. Московичи… 

Конечно, неприятно осознавать себя лабораторной крысой, над которой ставят опыты. Но, чтобы «покинуть лабораторию», надо как минимум осознать, что вы там находитесь. Древние говорили: «Предупреждён – значит, вооружён».



Повторение – мать учения?
Кара-Мурза считает повторение одним из первых признаков массовой манипуляции. По его словам, если ежедневно мусолят одну и ту же тему или употребляют одни и те же словесные комбинации – дело нечисто. «Повторение воздействует на подсознание, а его мы контролируем плохо… Повторение – один из тех психологических трюков, которые притупляют рассудок и воздействуют на бессознательные механизмы. При злоупотреблении повторением стереотипы усиливаются до устойчивых предрассудков, человек тупеет».

Бехтерев напрямую связывал повторение с внушением. «Оно влияет на психику человека не путём словесного убеждения, а непосредственно воздействует на психическую сферу без соответствующей переработки, благодаря чему происходит настоящее прививание идеи, чувства, эмоции или того или иного психофизического состояния».

Ещё более подробно говорит о технологии повторения французский психолог С.Московичи:
«Повторение является вторым условием пропаганды. Оно придаёт утверждениям вес и превращает  их в навязчивые идеи. Слыша их вновь и вновь, в различных версиях и по самому разному поводу, в конце- концов начинаешь проникаться ими. В то же время повторение возводит обязательный барьер против всякого иного утверждения, всякого иного убеждения с помощью возврата без рассуждений тех же слов, образов и позиций.Повторение придаёт им осязаемость и очевидность, которые заставляют принять их целиком, с первого до последнего, как если бы речь шла о логике, в терминах которой то, что должно быть доказано,  уже случилось.Будучи навязчивой идеей, повторение становится барьером против отличающихся или противоположных мнений. Таким образом, оно сводит к минимуму рассуждения и быстро превращает мысль в действие, на которое у массы уже сформировался условный рефлекс, как у собаки Павлова. С помощью повторения мысль отделяется от автора. Она превращается в очевидность, не зависящую от времени, места, личности. Она не является более выражением человека, который говорит, но становится выражением предмета, о котором он говорит. Повторение имеет также функцию связи мыслей. Ассоциируя зачастую разрозненные утверждения и идеи, оно создаёт видимость логической цепочки… Теперь можно с лёгким сердцем верить любому абсурду, потому что не протестует логика – «полиция нравов» интеллигенции».

Йозеф Геббельс, печально известный министр пропаганды нацистской Германии, отмечал: «Постоянное повторение является основным принципом пропаганды».

Итак, чтобы что-то внушить, не надо убеждать и доказывать – надо просто по много раз повторять какую-нибудь идею – и она засядет в самой глубине подсознания…

Повторение невозможно без утверждения. При манипуляции внушаемая мысль должна повторяться тоном, не терпящим никакого возражения. Прямой признак манипуляции – когда версия, предположение, гипотеза, частное мнение, сплетня  выдаются за достоверную информацию.

Когда мнение одного человека становится единственно верным, следующий этап – обобщение. «Нужную» информацию не просто выдают за единственно верную – внушают, что так думают все.  Но главное – дать установку, выдавая мнение нескольких человек за мнение «всех». 
В результате это и подобные этому утверждения твёрдо застревают в мозгу – и человек реагирует точно по программе, не задумываясь и не обращая внимания на факты.


Мозаичность
Другой признак манипуляции – мозаичный характер преподносимой информации, создание системы мозаичной культуры.
Прежде чем понять, что такое «мозаичная» культура, рассмотрим, что такое культура традиционная, гуманитарная, цельная. Или, как её называют в социологии, «университетская».
Цельная культура даёт целостное представление о мире, о Вселенной, вне зависимости от уровня и объёма знаний, почему и называется университетской (от латинского «univerce»). Что бы не изучалось в рамках «университетской» системы, это изучается в комплексе, в совокупности с окружающим миром. Если изучается жизнь знаменитого творческого человека, то о нём расскажут в контексте окружающего его общества, страны, мира, культуры, эпохи… Мы узнаем о его предках, семье, детстве, о воспитании и становлении личности, об учёбе, творческом развитии, о ситуации в его стране в его эпоху, о его друзьях, о политических и интеллектуальных спорах в его кругу, о воззрениях и целях его идеологических противников, о внутреннем мире и окружающем обществе, о войнах и восстаниях… В «университетской» биографии не может быть ненужной информации – потому что человек живёт в обществе, и не зная мира вокруг него, не поймёшь и личность героя… Глава о литературных салонах Москвы и Петербурга 20-30-х годов 19 века не будет лишней в биографии Пушкина. Как и гравюры с видами старого Петербурга и изображением Медного всадника – чтобы понять, о чём он думал и чему посвящал стихи.
«Университетский» фильм – такое же подробный рассказ о личности  и эпохе. Неторопливое повествование… Воспоминания друзей…Им даётся немного времени – но достаточно, чтобы за несколько минут вспомнить какую-нибудь историю из жизни героя – трогательную, забавную или поучительную. Музыка за кадром, неторопливый голос рассказчика и голос самого героя. Если его успели снять, он появляется и что-то рассказывает, мы слышим его голос, слушаем его рассказ. Если это певец – крутят его песни… Информация усваивается плавно, не спеша, есть время обдумать и понять.

Но есть и другая культурная система – мозаичная, созданная, по мнению политологов, ради удобства управления людьми.
В мозаичной системе культура рассыпается на ряд случайных, плохо связанных между собой понятий. Информация состоит из кусочков, фрагментов, выхватываемых из бесконечного потока сообщений и лишённых какой-либо логики и связи.
По мнению А. Моля, известного специалиста по СМИ, в мозаичной культуре система знаний складывается из разрозненных обрывков, связанных простыми, чисто случайными отношениями – по близости, по созвучию или ассоциации. Эти обрывки не образуют целой структуры, но они обладают силой сцепления, и образуют иллюзию единого сообщения.

По мнению Кара-Мурзы, для воздействия на сознание нужно создать поток хаотических, сумбурных сообщений, вместо одной связной мысли, которую человек  обдумает и запомнит. Разнородность подаваемого материала при отрицании взаимосвязи явлений не даёт человеку осознать и самостоятельно обдумать подаваемую информацию.
Фундаментальный принцип мозаичной культуры – дробление (фрагментация). Целостная проблема делится на мелкие фрагменты и в таком виде подаётся – чтобы читатель или зритель не смог связать фрагменты воедино. Фрейре, основатель теории манипуляции сознанием, считает дробление характерным приёмом культурного подавления. По мнению Шиллера, когда целостный характер проблемы намеренно обходится стороной, а отрывочные сведения предлагаются в качестве достоверной информации, результатом становится неосведомлённость и недопонимание. Разрывая на кусочки информацию, удаётся резко снизить информационное воздействие сообщения или вообще лишить его всякого смысла. Если тема подвергается фрагментации, важнейшие вещи или вообще остаются «за бортом», или преподносятся в таком урезанном и изуродованном виде, что лишаются всякого смысла. В результате человек не получает полного, завершающего знания по теме. Он может быть уверен, что знает тему - и на самом деле не будет знать ничего, кроме того, что ему «позволено знать».

Быстрый темп слов и изображения приводит к тому, что человек просто не воспринимает информацию адекватно. При столь быстрой смене образов, непривычной для нормальной психики, невозможно обдумать полученное сообщение, равно как и сделать из него какие-то выводы – с этим связывают использование «быстрых темпов» и мелькания в массовой культуре. Текст или изображение построены по принципу «потока микрособытий». Прививание этой системы привело, по мнению социологов, к «кризису макротекста», способного объяснить мир и общество.
Это приводит к тому, что психологи называют «искусственная шизофренизация (то есть расщепление) сознания» (от греческого слова shizo (расщеплять), и phren (ум, рассудок)). При шизофренизации  разум утрачивает способность устанавливать связи между отдельными словами и понятиями. Это также приводит к утрате связности мышления, люди оказываются неспособными увязать в логическую систему получаемые ими сообщения и критически осмыслить их. Остаётся только пассивно воспринимать информацию, веря всему, что говорят. Вместо традиционного для университетской системы диалога между автором и читателем (зрителем), мозаичная культура сводится к монологу автора, при полной пассивности читателя.
Но недостаточно изуродовать тему фрагментацией и расщеплением. Надо обязательно лишить её того, без чего невозможно полноценное  восприятие. Нужно убрать контексты.

 Следующий этап:

Один человек – одна версия
Следующий признак манипуляции – тоталитаризм источника сообщения. То есть когда общественности представляется только одна версия событий, при полном отсутствии альтернативных мнений и источников.
Кажется, это про другую жизнь… Разве возможно такое при демократии, плюрализме, свободе слова и информации, сотнях независимых и свободных СМИ?
Возможно. При диктатуре  отсутствие альтернативного мнения слишком заметно,  и это резко снижает психологическую эффективность пропаганды. Когда все газеты страны повторяют газету «Правда», умным людям сразу ясно, что происходит.
Другое дело, когда в стране свобода, сотни газет, журналов, теле и радиоканалов – и… все они повторяют одну версию события. В политологии это называется «видимость многообразия». Тогда чувство бдительности притупляется, и человек думает – раз так все это говорят, значит, так оно и есть. Сомневаться в этом – всё равно, что сомневаться в факте ежедневного восхода солнца. Ведь если бы это было неправдой, то об этом давно бы уже написали – не одна газета, так другая, не так ли?
На самом деле иллюзии по поводу свободы и объективности западной прессы сохранились разве что у самых фанатичных  почитателей «общечеловеческих ценностей». Известный американский учёный Н. Хомский писал: «Фундаментальный принцип, который очень редко нарушается, заключается в том, что те факты, которые противоречат интересам и привилегиям власти, не существуют». Он имел в виду не советскую, а американскую прессу. А американский газетный магнат Люс в обращении к сотрудникам журнала “Time” прямо говорил: «К дьяволу объективность!»

Для успешной манипуляции используются следующие средства:
1.      Отсутствие альтернативных, неконтролируемых источников и мнений, изоляция от постороннего влияния, единообразие мнений при  внешнем многообразии и иллюзии плюрализма. Организованные для вида дискуссии обсуждают не разные позиции, а детали одной версии.

Противоречий – да, более чем достаточно. Но двух разных версий – нет, и всё.
Когда в одной книге про Екатерину Вторую пишут, что это коварная сластолюбивая старуха, которую волновали только власть, удовольствия и бесконечные любовники, а в другой книге про неё же пишут, что это была умная, великая, просвещённая женщина, и вовсе не была она развратной, и Россия в её правление добилась необычайного расцвета и могущества, а сплетни о ней распространяли её враги и завистники – это будут две разные версии, два мнения. Поэтому всегда интересно читать разные книги об одном человеке или событии.

 Отсутствие других мнений создаёт иллюзию, что их нет. Постороннее влияние  просто не допускается. Как писал Г.Шиллер в своей книге «Манипуляция сознанием»: «Информационные монополии ограничивают информационный выбор во всех сферах деятельности, предлагая одну версию – в действительности свою собственную».
Чтобы создать видимость «дискуссий», могут дать слово какому-нибудь специально приглашённому клоуну, который будет нести чушь и тем самым склонять мнение аудитории в пользу оппонента. На российском ТВ этот приём часто используют в политических дебатах, приглашая «оппонентами» Жириновского и ряженых казаков – попов-сталинистов. 

Но, как отмечает  Кара-Мурза, «манипуляция возможна только в том случае, если в ходе акции не врывается действительно альтернативное мнение. Независимый голос, даже очень краткое его звучание, производит магический эффект – снимает наваждение. Рушится построенная манипуляторами обстановка внушения, когда их пропагандисты внушают истины, в которых нельзя и усомниться – их надо впитывать… Если в акцию по манипуляции сознанием врывается неподконтрольный голос, эта акция сворачивается, даже если затрачено много денег – будет обратный эффект».
Поэтому во что бы то ни стало нельзя допустить «до масс» независимое мнение. Но если всё же это случилось и вторжение состоялось, тогда главный способ борьбы с «инородным телом»  – не дискуссия, а дешёвые нападки, истерика и навешивание ярлыков. Помимо этого, а также аргументов вроде «глупость» «бред» и т.д., нужно подобрать термин, вызывающий ужас в общественном сознании. Слово, которое значит одно, а воспринимается как нечто другое. «Коммунист», «фашист», «сталинист», «антисемит»… В нашем случае нарушитель спокойствия награждается ярлыком «гомофоб» (слово, имеющее на самом деле значение «боящийся людей» а вовсе не «ненавидящий гомосексуалистов»). Напрасно объяснять, что это не так - нужно внушить ненависть и презрение к возмутителю спокойствия и срочно закрыть дискуссию - пока он, не дай бог, не привёл в чувство несчастные жертвы промывания  мозгов.
2.      Использование авторитетов.
В системе манипуляции важно заручиться поддержкой людей, имеющих авторитет в массах, желательно знаменитых и узнаваемых. При этом каждой социальной группе предлагается свой авторитет – кому профессор, кому футболист, кому фотомодель...
Правда, в нашем случае это удалось не вполне. Ни один человек уровня Дэвида Боуи или Клиффа Ричарда не выступил в роли «свидетеля развратного образа жизни». Но для манипуляторов вполне достаточно заручиться «хорошим поведением» знаменитых коллег - то есть молчать, не возражать, согласно кивать и говорить общие слова о «великом певце, музыканте и шоумене».
А ещё для демонстрации своего «согласия» бывает достаточно просто принять участие в сомнительной акции. Недаром когда-то в СССР творческих людей, имевших репутацию диссидентов, настойчиво приглашали на правительственные мероприятия – если не выступать, то хотя бы присутствовать – это продемонстрировало бы согласие с проводимой политикой.
Так что надо думать. И задавать вопросы – самим себе, а если есть возможность – и самим авторитетам.
3.      Прямая ложь и фабрикация фактов.
В том случае, когда ложь трудно разоблачить, лгут прямо и много.
Что интересно – в системе манипуляции даже прямое разоблачение лжи ничего не меняет. Ни скандала, ни извинений, ни взысканий или критики допустивших дезинформацию – как будто так и надо. В некоторых случаях внутри системы манипуляции пускают ложь – и сами же её разоблачают. Это создаёт иллюзию «правдивости», того, что всё объективно, а если и попала в сообщение ложь, то сами же честные журналисты это найдут и обнаружат. По мнению А. Моля, пресса лжёт, чтобы уточнить порог восприятия лжи, и затем снизить уровень лжи чуть ниже этого порога. Простая проверка – чему верят, а чему нет. Известное ежегодное развлечение мировой прессы – 1 апреля выдают часть заведомо ложных и абсурдных сообщений, затем предлагают читателям определить, какие из сообщений ложные. Обычно «угадывают» максимум половину – люди настолько привыкли ко лжи, что перестали на неё реагировать.

4.      Сокрытие, умолчание и «потопление» ненужных фактов.  Отвлечение внимания.
Но прямая ложь всё же используется не часто. Более действенный способ промывания мозгов – не фабриковать факты, а так отбирать и подавать имеющуюся информацию, чтобы в результате создать нужное мнение. 
«Ненужные» факты скрываются или умалчиваются. При манипуляции «невыгодные» факты просто замалчиваются – так же, как они замалчивались в советской прессе.
Молчат друзья? А вам не кажется странным, что они молчат? Когда идёт массовая клевета на знаменитого человека, знавшие его люди обычно выступают с опровержениями, общественное спокойствие регулярно сотрясают скандалы и суды. Тем более что имеется корпорация, которая обязана защищать покойного артиста, на имени которого она качает миллионы. Здесь же – полная тишина. Но значит ли это, что все написанные гадости – правда? Скорее наоборот.
Когда в Южной Корее рабочие регулярно забрасывают камнями и палками офисы работодателей, а рабочие Северной Кореи со счастливыми улыбками говорят, что им очень хорошо и они всем довольны, значит ли это, что рабочим Севера – хорошо, а рабочим Юга – плохо? Скорее наоборот. Видно, что на Юге идёт пусть и с проблемами, но всё же нормальная жизнь, и люди имеют право пожаловаться, когда им плохо, кричать, когда им больно. А на Севере, судя по счастливым улыбкам истощённых людей, происходит что-то страшное.
Здесь ситуация начинает напоминать как раз северокорейскую. Даже подача фотоматериалов чем-то напоминает журнал «Корея».  Но значит ли это «северокорейское ликование», что всё действительно так уж хорошо?
На самом деле, когда нужно «заткнуть» недовольных, это делается легко…
Вы уверены, что никто не возражает? Если так, то это как раз ненормальный признак – в нормальном, свободном обществе должны возражать. А может быть, возражения просто игнорируются?

Другой способ манипуляции – «потопление» важного сообщения, которого невозможно избежать, в хаотическом потоке бессмысленной, пустопорожней информации. В политологии это называется «шум». Важная информация топится в шуме, и даже если она прозвучала, её никто не замечает – она растворяется в том потоке бессмыслицы, которая обрушивается на сознание читателя - сплетни, реклама, пустая болтовня и т.д. Кара-Мурза пишет:
«Для целей манипуляции одинаково важны приёмы привлечения и удержания внимания на убеждающем сообщении и в то же время отвлечения внимания от некоторых сторон реальности или некоторых частей сообщения. Всегда предпочтительнее не лгать, а добиться, чтобы человек «не заметил» ненужной правды».
Он же пишет о манипуляционной технологии по «переключению внимания». Воспринимая поток информации, человек сам сосредотачивает внимание на важном для него объекте, отсеивая второстепенную информацию. При чтении текста он выбирает для себя несколько «центров интереса» и концентрирует внимание на них, а остальное просто «пробегает». Психологи сравнивают внимание человека с прожектором, освещающим в сознании наиболее значимые объекты.
Но в манипуляционном сообщении внимание человека искусственно переключается на те объекты, которые для манипулятора считаются более значимыми. Важные объекты переводятся в тень (в психологии это называют «допороговая область»), а человеку подсовывают «служебный объект», реальный или вымышленный. Это сравнивают с действиями фокусника, отвлекающего внимание с помощью нехитрых трюков. Внимание искусственно рассеивается, распространяясь на множество служебных сообщений.

Как говорил признанный эксперт по манипуляциям, бес-искуситель Баламут из известной повести Клайва Льюиса:
«Набивай до отказа своего клиента обыденностью вещей. Но не вздумай использовать науку… наука вынудит его задуматься над реальностями, которых он не может ни коснуться, ни увидеть… Не давай ему убежать от этой бесценной «действительности жизни». Пусть он лучше совсем не видит научной литературы. Внуши ему, что всё это он уже знает, а то, что ему удаётся подхватить из случайных разговоров, и случайного чтения – «достижения современной науки». Помни, ты там для того, чтобы его обманывать».

Город Зеро
Фильм «Город Зеро» приводится Кара-Мурзой как пример разрушения сознания человека через создание абсурдных ситуаций. Достаточно окунуть совершенно нормального человека в абсурд – и его психика оказывается сокрушена и лишена каких-либо ориентиров.
В одном из эпизодов фильма герой, инженер Варакин, видит в приёмной голую секретаршу. К его ужасу, никто не обращает на это внимания – с ней здороваются, разговаривают, дают бумаги на перепечатку. Когда герой говорит об этом директору, тот лишь небрежно бросает: «Действительно голая… На чём мы остановились?». Варакин выходит из приёмной почти больным. Его сознание оказывается не защищённым от надвигающегося хаоса. Так, шаг за шагом, абсурд за абсурдом, пребывание в городе Зеро постепенно уничтожает в Варакине мыслящую человеческую личность. 

Кара-Мурза выделил несколько этапов разрушения:
1.      Создание ситуации абсурда, запрещённого культурными нормами, при нормальной реакции окружающих (голая секретарша). Происходит слом сознания, утрата человеком твёрдой опоры под ногами, поскольку мир, к которому он привык, ценности и правила, которые считал несомненными, рушатся на его глазах. Доступные,привычные ему средства порядка – в данном случае логика, здравый смысл и культурные нормы, оказываются неспособными защитить сознание от надвигающегося хаоса.
2.      Следующий этап – через цепь абсурдов человека доводят до состояния, когда он полностью перестаёт понимать происходящее и теряет способность отличать реальность от вымысла.
3.      Через воздействие на сознание и чувства происходит паралич воли к сопротивлению и спасению. Человек не способен более сопротивляться, он сломлен и покорен своей судьбе. Отныне он будет делать то, что ему прикажут.

Знаменитый «эффект голого короля» - человек думает, что не в порядке не окружающие, а он. В страхе прослыть ненормальным и вызвать насмешки он начинает восхищаться вместе со всеми – но одновременно что-то внутри говорит ему «тревога». Остаётся или заглушить внутренний голос, или быть «против всех» - что может вызвать серьёзный психологический стресс, который не каждому под силу выдержать.
Один из важнейших эпизодов «Города Зеро» - экскурсия Варакина в местный краеведческий музей, где его психике наносится последний, решающий удар. Ему показывают безумные экспонаты (кровать, на которой Аттила обесчестил вестготскую  царицу, саркофаг троянского царя, основавшего город и т.д.). При этом какая-либо хронология исторических событий нарушена и смешана – Троянская война может идти после эпохи Сталина. Этой экскурсии достаточно, чтобы полностью лишить героя опоры в истории, а значит, способности понимать настоящее, прошлое и будущее. Комментируя этот эпизод, Кара-Мурза пишет:
«Всякая история мифологизирована, но человек может опираться на неё, если она связана единой «цепью времён». Чтобы разрушить сознание человека (народа), надо ввести в неё абсурдные, ни с чем не сообразимые эпизоды, как вирусы в компьютерную программу».

Именно с разрушением сознания народа связывают ставшее массовым осмеяние исторической науки как «ложной» и создание абсурдной псевдоистории – когда сначала говорят, что учёные лгут и верить ничему нельзя, а потом растерянному и потерявшему всякие ориентиры обывателю навязывают антинаучный бред от лжеучёных...
 Но следует отличать мифы от «вирусов», вводимых ради хаотизации и уничтожения информации. Легенда о встрече Ивана Грозного с разбойником Кудеяром – не то же, что «научное» сообщение о том, что в эпоху Ивана Грозного по улицам Москвы ходили крокодилы. Так что можно предвосхитить часто встречающееся возражение – подумаешь, обо всех знаменитостях что-то сочиняют. Мифы и легенды не мешают нормальному восприятию информации и способны вызвать лишь улыбку знающих людей. Но не вирусы, превращающие книгу о знаменитой личности в неконтролируемый бред  с элементами просветления.
Для введения вирусов в информацию и сознание нужно не только «сеять абсурд» - необходимо вводить в сознание несовместимые понятия. В политологии это называется «некоррегентность» и считается ещё одним способом разрушения и подчинения сознания. Баламут советовал делать так, чтобы в сознании у «подопечных» одновременно крутилось несколько взаимоисключающих догм и идей – тогда парализуется способность думать.

Сознание нормального человека построено таким образом, что при столкновении с взаимоисключающими тезисами (А и В), следует выбрать, какую из этих тезисов принять, или же не принимать оба, если они не имеют под собой достаточных доказательств. Авторы нередко помещают оба тезиса под одну обложку, не защищая ни один и ни с кем не полемизируя – какая либо система доказательств имеющегося фактического материала полностью отсутствует. Нельзя сказать, что автор предлагает читателю самому выбрать между двумя (и более) тезисами, поместив аргументы за  и против первого и второго – он предлагает… верить в оба – опять же без доказательств!
Казалось бы, зачем это? Ведь подобные художества могут вызвать вопросы! Не проще ли выработать приемлемую, логически выверенную версию, отбросив всё остальное как сплетни или ошибки?
Те, кто так думает, не понимают целей манипуляторов. Их цель – не создать версию, которая не вызывала бы критических вопросов, а создать человека, который не будет задавать никаких критических вопросов. Который примет на равных и А, и В, и не будет считать, что между ними есть какое-то противоречие.

Как советовал Баламут:
«Доказывая, ты пробуждаешь разум подопечного, а если разум проснётся, то кто же предугадает результат? Даже если при каком –то повороте мысли случится так, что в выгоде будем мы, то затем обнаружишь, что отвлек внимание от потока непосредственных переживаний, плавающих на поверхности, и самым пагубным образом направил его в глубину… Ты должен полагаться на самоуверенную тарабарщину, а не на разум.».

К.Манхейм пишет:
«В эпоху глубоких кризисов происходит блокирование здравого смысла. Необходимость понять, обдумать превращается в непосильную нагрузку, человек старается уйти от этого, спрятаться в иррациональное…»
Об этом говорил и мастер психологического детектива Честертон в рассказах об отце Брауне. Отец Браун отказался поверить в некое сообщение именно из-за его абсурдности. Он объяснил так – если ему скажут, что лорду Гладстону явился призрак, то он не скажет ни да, ни нет - мир призраков не в его компетенции. Но если ему скажут, что на приёме у английской королевы лорд Гладстон не снял шляпу, похлопал королеву по спине и предложил ей сигарету – он будет решительно возражать. Потому что тут затронуты правила того мира, который он знает. Потому что эта история противоречит как здравому смыслу, так и правилам и законам викторианской эпохи. «Я не скажу, что это невозможно – я скажу, что это невероятно».

«Город Зеро» заканчивается  попыткой бегства героя. Если представить себе продолжение этого фильма «для квиноманов», то оно может выглядеть так.
Сбежав из Зеро, Варакин попадает в другой город, где происходит то же самое, в третий, четвёртый. В очередной раз он  уже ничему не удивляется. Он спокойно здоровается с голой секретаршей, с интересом прослушивает лекцию в краеведческом музее.

Долой стыд!
По словам Кара-Мурзы, бесстыдство – это особая технология, которая обезоруживает человека и делает его ещё более беззащитным против манипуляции. Человек с подорванной моралью легко манипулируем. Разрушение традиционной морали вместе с широкой пропагандой сексуальной распущенности разрушает психологические барьеры. «Главное в снятии защит против манипуляции – не замена одной целостной системы ценностей другой, а именно разрушение системы, лишение человека нравственных ориентиров, системы координат, в которой он мог бы различать добро и зло, помещение его в атмосферу аморальности». Это сравнивается с отключением системы навигации на судне.

Итак, для разрушения сознания необходимо «вырезать» само понятие добра и зла, низведя человека до уровня животного. В социологии говорят о «замене культурной сущности человека биологической». Поощряя человека уступить всем своим желаниям, его лишают чувства воли, делают зависимым от своих пороков – и следовательно, делают его послушным. Об этом говорилось и в «Великом Инквизиторе» – чтобы подчинить себе мысли и чувства народа, надо разрешить грех – и народ будет благодарен за это разрешение. Баламут советовал «держи подопечного от простой разницы между понятием «хорошо и плохо». В то время как ещё в античную эпоху Аристотель напоминал, что цель воспитания  в том, чтобы человек любил и не любил то, что должно.

Нормальное чувство стеснительности и стыда уничтожается. Покров снят с самых интимных сторон жизни. Элементарные культурные нормы, запрещающие показывать человека в сортире или человека блюющего, полностью уничтожены. При этом внушается, что всё это – хорошо, объективно, нормально, это просто описания человека таким, какой он есть.
Нельзя сказать, что это «жизнеописание знаменитых грешников». Такая литература пытается защитить читателей от попыток подражать порочному образу жизни. С сочувствием к герою она описывает, как во цвете лет погиб от своей невоздержанности талантливый человек, который столько ещё мог бы сделать… Безвременная гибель героя должна служить назиданием для молодых, считающих, что «гению можно всё». При этом речь не идёт об осуждении. Есть такое понятие – любя человека, не следует любить его грех. Любя творческую личность и восхищаясь её талантом, не надо любить её алкоголизм и наркоманию. Надо понять – это мешало герою, делая его глубоко несчастным человеком… Описание тех страданий, через которые прошёл великий человек, его разбитой жизни и упущенных возможностей должно воздействовать отрезвляюще, предотвратить от повторения его ошибок – сохраняя уважение к его личности и творчеству.

Как писал Клайв Льюис:
«Мы лишаем людей сердца и ждём от них живости чувств. Мы смеёмся над благородством и ужасаемся, что вокруг столько подлецов. Мы оскорбляем мужчин и требуем от них потомства».

Герои нашего времени
Социологи пишут, что при попытке смены нравственных ориентиров в национальном масштабе следует уничтожение национальных героев с заменой на новых. Достойные люди, веками бывшие объектом подражания и восхищения нации, стираются в грязь «разоблачительными» книгами, передачами и статьями в прессе. А новыми героями нередко становятся… натуральные бандиты. Об этом много говорили совсем недавно, в связи с национальным психозом вокруг сериала «Бригада».

Элита
За системой манипуляции народом всегда стоит элита. Держа народ в повиновении с помощью манипуляционных технологий, она обеспечивает себе материальное преуспевание и власть. Так происходит в политике. 

Если старые элиты держались на авторитете церкви,  то новые, наоборот, дистанцируются от религии и внушают к ней презрение. Это не случайно. Вопреки расхожим тезисам об «опиуме для народа», социологи признали, что именно религиозное мышление создаёт психологический барьер для защиты личности от манипуляции. Как это ни парадоксально звучит, но элемент иррационального защищает сознание от абсурда. А наиболее подверженными внушению оказываются атеисты – что показало развитие общества как в России, так и на Западе. 

Чтобы сохранить народ послушным, его надо лишить образования. При «старом порядке» это достигалось изоляцией простонародья от обучения грамоте. В «новом мире» это делается через «школьную реформу», в результате которой детей ничему не учат, и создание «специализированного образования». Новый «спец» в совершенстве знает «своё» - но не знает ничего, что не входит в круг его специальности. Специалист по французской литературе 17 века может не знать, кто такой Стендаль. Испанский философ Ортега-и-Гассет с тревогой писал о «новых специалистах»:
«Его нельзя назвать образованным, так как он полный невежда во всём, что не входит в его специальность, но он и не невежда, так как он «человек науки» и знает в совершенстве «свой» крохотный уголок Вселенной. «Учёный невежда» - это очень серьёзно. Это значит, что во всех вопросах, ему неизвестных, он поведёт себя не как человек, незнакомый с делом, но с авторитетом и амбициями, присущими знатоку и специалисту. Достаточно взглянуть, как неумно ведут себя во всех жизненных вопросах «люди науки»… Как убого и нелепо они мыслят, судят, действуют. Непризнание авторитета, отказ подчиняться кому бы то ни было…»

Спекулируя на теме «недостоверности нашей прессы», эксплуатируется западнический стереотип, до сих пор распространённый среди части нашей интеллигенции. Он состоит в том, что «Радио «Свобода»» лгать не может. То есть нашей прессе нельзя доверять, а западной – можно.
Простите, но радио «Свобода» врёт не меньше, чем ТАСС. «Таймс» врёт не меньше, чем «Правда» (вспомните недавний конфликт этой газеты с Брайаном Мэем).

Возникает вопрос – если у нас «не то» - так покажите «то». Напечатайте, переведите, объясните. Расскажите, что там за «эксклюзив» такой, который мы, несчастные, не знаем. Просветите нас. Научите нас.
Не показывают. Нечего показывать.
При этом они, как и положено элите, открыто презирают «народ», который сами же и дурачат. 
Это как на телевидении – сначала по всем каналам круглосуточно показывают Филиппа Киркорова, а потом умные головы важно заявляют, что у нас тупой народ, которому ничего, кроме «Зайки», не нужно.  О просвещении масс речи не идёт. Зачем?  А революция, если она производится «снизу», а не «сверху», всегда приводит к смене элит. В новой реальности им просто не будет места – и они это прекрасно понимают.
Всё зависит от того, кто придёт им на смену. Сумеют ли эти люди воспользоваться своей властью над умами для просвещения и облагораживания «народа» - или они тоже будут наслаждаться влиянием на «этих глупеньких, которые ничего не знают». Научит власть смирению и ответственности за свои слова и поступки – или она научит дурачить, обманывать и манипулировать.

Кара-Мурза пишет:
«Если же знание об инструментах и приёмах манипуляции сознанием станет доступной для достаточно большого числа людей, то возможны и совместные акции сопротивления или, поначалу, акции защиты против манипуляции. Конечно, манипуляторы будут изобретать новые инструменты и приёмы. Но это уже будет нелёгкая и дорогостоящая борьба, а не подавление безоружного и беззащитного населения. И борьба ничтожного меньшинства (хотя и обладающего деньгами и организацией), против огромной массы творчески мыслящих, изобретательных людей…
В этой возможной борьбе России выпала особая роль. На неё вся современная система манипуляции была обрушена революционным способом, как обвал, с гротескными и кричащими результатами. Это, конечно, вызвало шок, но  в то же время создало важнейшее условие для попыток переосмысления, а затем сопротивления. В других частях мира обволакивание человека «культурой манипуляции» было медленным, постепенным… Там не было шока и таких страданий, как у нас. Там возникло привыкание без всякой надежды на резкие, творческие попытки освобождения. Лягушка, брошенная в кипяток, выпрыгивает, хотя и с травмами. Лягушка, погружённая в тёплую воду, с наслаждением плавает в кастрюле. Она не замечает, что кастрюлю поставили на огонь и вода становится всё теплее. Она так и наслаждается, пока не сварится.
Наша задача – выпрыгнуть и помочь тем, кто наслаждается».

Мариам Ахундова


Источник:


Комментариев нет:

Отправить комментарий