воскресенье, 8 сентября 2013 г.

ПРОСТО МЫ РАБОТАЕМ «АЛЬ-КАЙДОЙ».

   Британские «парашютисты» и тайна иракской мятежной войны. 
Существует ли «Аль-Кайда?» Вопрос в высшей степени неполиткорректный, поскольку из него следует слишком многое – например, серьезные сомнения в «исламском следе» 11 сентября. 

Террористический акт, нацеленный против США, поразительным образом помог Бушу подготовить международную оккупацию Ирака и Афганистана, разместить базы на бывшей советской территории, отменить всю систему международного права и присвоить себе право на немотивированную агрессию – вплоть до превентивных ядерных ударов по произвольно обвиненным в «поддержке терроризма» государствам. 

И действительно, до 11 сентября существовали сотни военизированных исламских движений и организаций, хорошо известных западным, израильским и нашим спецслужбам. Но сразу же после подрыва небоскребов все они, начиная с Талибана, растворились в тумане, а на первый план вышла доселе неизвестная «Аль-Кайда», возглавляемая хорошо известным по операциям в Афганистане агентом западных спецслужб Бен Ладеном. 

Если верить официальной версии «всемирной контртеррористической операции», сразу после неправдоподобной по сложности, скрытности и результатам операции на территории США, «Аль-Кайда» свернула столь успешные операции на территории США и спряталась в пустынях и горах Афганистана, не забывая регулярно угрожать «Большому Шайтану». 

Сразу после оккупации Афганистана ( подготовленной в неправдоподобно короткие сроки, если считать с 11 сентября) и разного рода приключений со штурмом катакомб и видеопосланиями от «террориста №1» Аль-Кайда вновь растворилась. Чтобы, подобно фениксу, возникнуть из ничего в Ираке – как раз в тот момент, когда Штаты и Британия вовсю готовили войну и безуспешно искали повод для вторжения. 

И, наконец, когда союзники оккупировали Ирак , а благодарное «мировое сообщество» ожидало роста нефтедобычи и падения цен, внезапно укоренившаяся в баасистском Ираке «Аль-Кайда» начала регулярные взрывы в городах и на нефтепромыслах. Соотношение убитых: 100 иракцев на одного оккупанта. 

Все, как в анекдоте про мужа и голого незнакомства в спальне: «Хозяин, тут мамонт не пробегал?». Роль несуществующего мамонта играла «Аль-кайда» 

Момент истины возник неожиданно, когда на прошлой неделе иракская полиция после ожесточенной перестрелки задержала с поличным - оружием, детонаторами и взрывчаткой , двух переодетых арабами британских спецназовцев из 21 полка САС

Характерно, что задержание полицией всего двух человек ( которые в СМИ позже именовались просто « британскими военнослужащими») вызвало такой переполох, что британцы начали направили на штурм тюрьмы целую танковую роту, одновременно отрицая все, что можно. 


Самое худшее, что видеорепортаж с задержанием, взрывчаткой и ряжеными спецназовцами сразу же попал на международное телевидение ( в Москве эпизод прошел на «Евроньюс»), после чего пришлось срочно маскировать тонкие подробности: наличие взрывчатки, принадлежность к спецназу и конкретно – к 21 полку SAS. 

Тем не менее, было поздно: вопрос о происхождении иракской «Аль-Кайды» перестал быть вопросом. Поскольку специализация SAS – не разведка и не диверсии обычного рода, а тайная организация этнической мятежных войны с маскировкой под аборигенов. 

SAS (British Army's Special Air Services ) - официально возникшие во время Второй мировой войны - части действительно особого назначения, разительно непохожие не только на обычных парашютистов, но и на спецназ типа «Альфы» и «Вымпела». 

Даже само название - парашютисты, коммандо – маскировка, поскольку назначение этих сил - агентурная ударная разведка и колониальные войны с этнографическим прикрытием: создание и управление сепаратистскими и повстанческими движениями. 

В частности, во время Афганской войны инструктора из SAS не только готовили «моджахедов» в пакистанских лагерях, но и сами, маскируясь под душманов, участвовали в боевых действиях против советских войск. 

Так что последний провал лишь подтверждает, что «гвардейцы королевы» продолжают свою трудную и нелегкую службу, на этот раз изображая «Аль-Кайду». 

Кстати, само существование САС было официально признано Лондоном только недавно – причем как раз в ходе «антитеррористической» оккупации Ирака, в мае 2004 года. 

Резюме очевидна: задержание переодетой оперативной группы SAS, да еще со взрывчаткой, означает, что именно эта служба организует взрывы, которые тут же приписываются «Аль-Кайде». Само собой разумеется, что, будущих исполнителей подряжают не от имени своего командования, а от имени Аллаха, Бен Ладена и Аль-Кайды. Вот и вся технология: в нужное время и в нужном месте организуй взрывы от имени противника – и делай все, что тебе нужно. 


В качестве досье на британских дублеров «Аль-Кайды» мы приводим сокращенный перевод статьи Дж.Брэнды (Joseph Brewda) «SAS – организаторы терроризма», впервые опубликованного в журнале «Executive Intelligence Review» ( EIR) в октябре-ноябре 1995 года на сайте larouchepub.com

Издатель EIR Линдон Ларуш - достаточно известный в Америке и Европе независимый политик и экономист, известный точностью своих экономических прогнозов, и резкой критикой американского руководства – особенно республиканского.. 

Гарантия объективности статьи двояка. Во-первых, оно увидело свет еще 13 октября 1995 года - когда бывшие моджахеды воевали исключительно в интересах НАТО и задолго до того, как бен Ладена назначили врагом Америки. 

Во-вторых, за десять с лишним лет ни одно из упомянутых влиятельных лиц, включая Буша-старшего, не рискнуло опровергнуть приводимые факты в судебном порядке. 

«Новый международный терроризм.

Новая волна международного терроризма захлестывает мир. И во главе ее - орда наемников-моджахедов: человеческие обломки крушения, подобные «потерянному поколению» 20-х годов - ветеранов Первой Мировой, рассеянные по свету Афганской войной 80-х. Этот терроризм гораздо опаснее терроризма 70-х. Он координируется из Лондона - столицы главного союзника США , более того, он создан при соучастии бывшего вице-президента (а позже - президента) США Джорджа Буша старшего. 

Поэтому особая тема серии наших публикаций по международному терроризму - показать, что на властном уровне, от Джорджа Буша и Оливера Норта до множества других американских и британских чиновников, вовлеченных в создание и поддержку терроризма, существует сильнейшее стремление к сокрытию ключевых фактов. 

То, что терроризм существует, скрыть невозможно. Но можно скрыть, что у терроризма есть «родители», а часто и другие «родственники». 

Некоторые читатели могут вспомнить, что в начале 70-х EIR проводил подобную кампанию против терроризма того периода. Миф 1989 года о том, что Альфред Херрраусен из Дойче-банка был убит фактически несуществующей бандой Баадера-Мейнхофа - характерный пример того, что и в 70-е, и в 80-е годы, да и сегодня официальные инстанции стараются скрыть факты, указывающие на то, что за террористическими акциями часто стоят весьма влиятельные круги. 

Сегодня лишь немногие официальные спецслужбы и правоохранительные органы отваживаются касаться корней этой проблемы. А поскольку официальные учреждения находятся под влиянием либо правительства Тэтчер, либо такого «сокрушителя империй» как Дж.Буш, заполнять этот пробел приходится частным структурам, подобным EIR. 

Но перейдем к сути дела. Ранее мы сказали, что ядро нового международного терроризма - легион подготовленных диверсантов, известных как моджахеды - ветераны Афганской войны 80-х годов, ведущую роль в создании, вооружении и распространении которого принадлежит вице-президенту ( при Рейгане – ред.) Джорджу Бушу и британскому правительству Тэтчер. Сразу же после ухода из Афганистана советских войск вскормленные англо-американцами моджахеды с их громадной системой контрабанды наркотиков и оружия рассеялись по всему миру, превратившись в легион наемного «спецназа», поставляющего квалифицированных исполнителей оптом и в розницу.. 

Сегодня этот легион наемников является краеугольным камнем нового международного терроризма, который распространился по Евразии от Японии к Лондону, где расположилось целое гнездо его командных центров, и далее - в Америку, от Канады до оконечности Южноамериканского материка. 

САС: больше, чем просто спецназ. 

Подразделения британских парашютистов из САС - первые подразделения НАТО, не только прибывшие в район будущей войны, но и проникшие на территорию, занятую террористами, которых они сами же и готовили еще вчера. 

Впрочем, настоящее назначение САС - не ведение войн, а их провоцирование. Так что участие САС дает гарантию, что будущая война будет долгой, и в нее будет втянуто большинство государств региона. Думал ли Евно Азеф, что его индивидуальный опыт будет использован в массовом порядке и на государственном уровне? 

...Перед началом первого из шести заявленных Францией ядерных испытаний на тихоокеанском атолле Муруроа в сентябре 1995 года, «Гринпис», один из филиалов Всемирного фонда природы (WWF) британского принца Филипа, провел ряд далеко не мирных протестных акций. Одной из гринписовских групп каким-то образом удалось проникнуть в хорошо охраняемую режимную зону ядерных испытаний. Французские власти установили, что группа возглавлялась двумя высококлассными профессионалами, отставниками из SAS (British Army's Special Air Services) - элитной парашютно-десантной части специального назначения. «Это люди, занимавшиеся операциями, не имеющими ничего общего с экологией» - прокомментировал ситуацию руководитель французской службы безопасности. 

Этот инцидент лишний раз напоминает о том, что САС причастна к международному терроризму и настоящие цели применения САС не совпадают с официальными. Ниже мы покажем, что использование САС является ключевым компонентом афганской операции. 

Особая роль САС связана с тем, что она подчиняется не правительственному командованию британских вооруженных сил, а находится в непосредственном подчинении британского монарха. 

САС была создана в 1941 году полковником Дэвидом Стирлингом, и ее офицерский состав набирался из сливок потомственной шотландской олигархии. Сам Стирлинг был из семейства Фразеров (лордов Ловатов), одного из старейших и богатейших семейств шотландского Хайленда. 

Тесно связанный с королевской семьей в течение всей своей карьеры, на коронации королевы Елизаветы в 1952 году Стирлинг был удостоен чести быть носителем жезла - королевской регалии, символизирующей защиту монарха. Вплоть до своей смерти в 1990 году Стирлинг был главным военным советником Всемирного Фонда Природы Принца Филипа - основной частной спецслужбы британской королевской фамилии, работающей под «экологическим» прикрытием, которую финансировал его дядя, лорд Ловат, и его кузен, гонконгский банкир Генри Кесвик. Действуя совместно со множеством частных служб безопасности, САС является силовым инструментом WWF. 

САС: цели и методы. 

Справочник по британской армии сообщает, что подразделения САС специально приспособлены, обучены и оснащены для контрреволюционных операций», специализируясь на «просачивании», «диверсиях», «убийствах», а также на «взаимодействии, организации, обучении и управлении дружественными партизанскими формированиями, действующими против общего противника». С момента своего создания в 1941 году, подразделения САС специализировались на диверсиях за линией фронта и организацией народных восстаний - сначала на Балканах, а потом в Северной Африке, где британскими операциями руководил другой кузен Стирлинга - Фицрой Маклеан. 


В конце войны САС была распущена, однако вскоре восстановлена для борьбы с малайским восстанием в Малайзии и восстанием Мау-Мау в Кении. Основным принципом было разрушение повстанческого движения изнутри и использование его для истребления туземного населения. В 1960 году в своей книге «Банды и противобанды» (Gangs and Countergangs) полковник Фрэнк Китсон хвалился, что британцы скрытно управляли многими крупными отрядами Мау-Мау, причем настолько многими, что едва ли не все отряды Мау-Мау были искусственно созданы колониальными властями. В результате на 22 человека белых, убитых в ходе восстания, пришлось 20 тысяч убитых туземцев. 


Действуя по этому принципу, САС увеличила набор аборигенов, поскольку это расширяло возможности не только антиповстанческой войны в пределах послевоенной империи, но и провоцирования конфликтов где бы то ни было. 

Так, в Новой Зеландии 30 % САС было набрано из местных племен маори, позднее дополненных племенем сараваков из Индонезии. В течение 60-х годов новозеландская САС активно действовала во всей Южной Азии, организуя племенные мятежи против бирманского правительства и в южной Индии. Соответственно, подразделения САС, размещенные в Родезии, в 60-х годах организовали племенное сепаратистское восстание в Заире. Позже они вербовали использовали аборигенов в террористических рейдах в Мозамбике и Замбии. 

На сегодня САС состоит из трех полков общей численностью четыре с половиной тысячи человек высококлассных коммандос. 
В ходе боевой подготовки группы из 15 человек отрабатывают террористические действия - якобы для того, чтобы « почувствовать психологию террориста изнутри». Такие группы часто посылаются за границу, для обучения военных британского Содружества и других стран приемам диверсионной деятельности, а также использования местных племен и этнических меньшинств для ведения тайной войны. Благодаря этому САС имеет широчайшие возможности управления терроризмом, особенно в бывших колониях. Ее солдаты официально служат примерно в 30 государствах. 

Частный» - значит, «Ее Величества» 

Для того, чтобы расширить возможности по ведению тайных операций в интересах британской короны, САС был создан целый ряд частных агентств безопасности и фирм по вербовке наемников, возглавляемых отставниками и резервистами САС. Среди них «Кини-мини Сервисез» (KMS), название которой на языке суахили означает движение змеи в траве. С момента своего создания в 80-х годах, КМС снимала офисы совместно с «Саладин секьюрити» - другой фирмой САС - «другой дверью» в 22 полк САС в Лондоне. Обе фирмы возглавляются майором Дэвидом Уолкером, специалистом САС по Южной Америке, майором Эндрю Найтингейлом из разведывательной службы САС и детективом Реем Такером, бывшим специалистом Скотланд Ярда по арабским делам. 

В числе других фирм САС: 

«Кило Альфа Сервисез»( KAS), бывший руководитель группы САС по контртеррористическим операциям полковник Ян Крук «Контрол рискс», возглавляемая бывшим командиром эскадрона САС майором Эйришем Тартлом, «Джи Данн Холдингз», возглавляемая специалистом САС по контрразведке Харклродом, чья фирма, в частности, обучала телохранителей и спецподразделения ливийского лидера Муамара Каддафи. 

Особую известность приобрели операции САС под прикрытием КМС . В 1983 году, полковник Оливер Норт использовал КМС для подготовки афганских моджахедов и одновременно - для минирования бухты Манагуа в Никарагуа и обучения никарагуанских контрас. В то же самое время КМС обеспечивала личную безопасность саудовского посла в Вашингтоне, принца Бандара, тесно связанного с тогдашним вице-президентом Джорджем Бушем, который помог профинансировать десятками миллионов саудовских долларов международную операцию «Иран-контрас». 

КМС имеет долгую историю в арабском и мусульманском мире. Одна из ее первых известных операций - еще в 70-х, была помощь Оману в подавлении волнений в его провинции Дофар. Оман и сегодня остается британской колонией; его офицерским корпусом руководят британские военные советники. КМС работал также в Кувейте, Бахрейне, Саудовской Аравии и Катаре - таких же фактических британских колониях, в службах безопасности которых работает множество бывших офицеров САС. Например, сегодняшний руководитель службы безопасности Бахрейна Ян Хендерсон был офицером САС в Кении во время восстания Мау-Мау. Оманский шеф службы безопасности - тоже бывший офицер САС. То же самое - в Дубае, где официальным представителем КМС является Фиона Фразер, еще одна родственница Стирлинга. (статья написана в 1995 году - пер.) 

Эти нефтяные эмираты - ключевые каналы для британских тайных международных финансовых операций. Дубай, к примеру - главный канал для контрабанды золота в Азию, в то время как Кувейт был финансовой базой выращивания опиума в Пакистане и Афганистане. Торговля золотом в эмиратах, тесно переплетенная с операциями типа «оружие за наркотики», контролируется находящимся в Дубае «Британским банком Среднего Востока», который, в свою очередь, субсидируется «Гонконг энд Шанхай банкинг корпорейшн», в течение столетий доминирующего в опиумной торговле, руководимого кузенами Стирлинга, Кесвиками. В Дубае, в свою очередь, была размещена штаб-квартира «Банка Международного кредита и коммерции». Этот наркобанк, созданный активистом «Всемирного фонда природы» (WWF) Хасаном Абеди, был главным каналом финансирования Афганской войны. 


Связь фирм САС с контрабандой наркотиков в ходе операции «Иран-контрас», со скандалом открылась в августе 1989, когда британская и итальянская пресса сообщила, что колумбийский наркокартель Кали , исторически тесно связанный с окружением Джорджа Буша, подрядил ветеранов САС на убийство Пабло Эскобара, конкурента Меделлинского картеля. Когда 16 августа, через три дня после огласки этой истории, был убит кандидат в президенты Луис Карлос Галон, убежденный противник наркоторговли, некоторые колумбийские правительственные источники заявили, что это дело рук британских наемников. Среди лиц, замеченных в работе на картель Кали - полковник Петер Мак Алис, бывший офицер САС в Малайзии, Алекс Ленокс, бывший член подразделения по борьбе с терроризмом, и Дэвид Томкинс, ветеран Афганистана. 

Операция «Замок»

В 1988 году голландский принц Бернхард, соучредитель (Совместно в британским принцем Филипом) Всемирного фонда природы (WWF), создал в составе Фонда специальную ударную группу под названием «Операция Замок», официальной целью которой была защита от браконьеров слонов и носорогов в национальных парках Южной Африки. Подрядчиком операции «Замок» стала фирма «Кило Альфа Сервисез» (КАС), частное агентство безопасности, возглавляемого полковником Яном Круком. Крук был командиром 23 полка САС, резервной части, укомплектованной офицерами резерва и солдатами, регулярно используемыми в частных фирмах САС. Его брат Алистер, британский вице-консул в Пакистане, участвовал в вооружении моджахедов. 


Естественно, защитой слонов «операция» не ограничилась. Под ее прикрытием был организован конфликт между Африканским Национальным Конгрессом (АНК) и Инкатой 1991-95 годов, в котором погибло десять тысяч человек. КАС обеспечивал подготовку коммандос из зулусов - сторонников вождя Мангосуты Бутелези, которые использовались в качестве егерей и охранников в некоторых национальных парках. Одновременно такую же подготовку получали сторонники АНК и Нельсона Манделы из враждебного зулусам племени коса - которые работали в других национальных парках. А в начале 89 года и те, и другие питомцы КАС начали совершать убийства, позже приписанные «третьей силе». В результате зулусы и АНК были втянуты в кровавую междоусобицу. 

В августе 1991 года зимбабвийский министр национальной безопасности обвинил КАС в «тайной дестабилизации Южной Африки». В 1993 году правительственное расследование доказало, что резня зулусов в Боипатонге 1992 года была проведена намибийским антибраконьерским отрядом, созданным и подготовленным КАС. 

Цейлонское чаепитие» 


В 1983 году президент Шри Ланки обратился к правительствам США и Британии с просьбой помочь в борьбе с тамильским сепаратистами - «Тиграми освобождения Тамил Илама» (ТОТИ). Британское правительство поручило КАС обучить ланкийскую армию тактике антиповстанческой борьбы, и даже руководить подразделениями, воюющими с ТОТИ. США. Со своей стороны, Соединенные Штаты через группу произраильских интересов в своем посольстве также включились в обучение ланкийской армии. 


Но одновременно КМС и израильтяне тайно обучали и «тигров» - в том числе в тренировочных лагерях в Израиле (см.также «Солдат удачи» №2, 3 за 2000г.) Гражданская война в Шри Ланке быстро разгоралась. ТОТИ была вовлечена в подготовку убийства премьер-министра Индии Раджива Ганди в 1991 году ( 21 мая 1991года Раджива Ганди взорвала террористка-самоубийца из ТОТИ Дхану - А.О.). 


В те дни газета «Западная почта» из Уэльса опубликовала такую заметку: «Группа военных наемников, завербованных в Южном Уэльсе, обучает армию тамильских сепаратистов, воюющую на Шри Ланке. Около 20 наемников, завербованных в Кардиффе, провели последние два месяца в южной Индии, обучая секретную армию для борьбы с сингальским большинством за создание отдельного тамильского государства На Шри Ланке». По сообщениям индийской прессы, на вооружении ТОТИ находятся зенитные ракеты «Стингер» из арсеналов бывших афганских моджахедов. 


Афганцы» 

В 80-х годах на базе САС была развернута подготовка афганских моджахедов в Афганистане. Опыт САС в «диверсиях», а также «взаимодействии, обучении и контроле дружественных повстанческих сил» - это было именно то, что нужно прибывающим в Пакистан со всего света исламским добровольцам, чей энтузиазм не соответствовал боевому опыту. В лагерях на пакистанской территории эта молодежь и их товарищи из афганских беженцев превращалась в коммандос - и направлялась в Афганистан. Но на самом деле, афганская операция была направлена не только против Советского Союза, но и против других государств региона. 


Одной из важнейших оперативных баз САС в афганской кампании 1979-89 годов был Оман. Согласно опубликованной недавно неофициальной биографии Марка Тэтчера - сына Маргарет Тэтчер, ветераны САС, контролирующие силовые структуры Омана, превратили княжество в главный центр поставок вооружений моджахедам. 


Султан Омана, Кабус бен Саид, вступил на трон в 1970 году, в результате организованного САС переворота, сместившего его отца. В главе заговора стоял бригадир Ландон («Тим»), близкий друг Кабуса еще со времен их учебы в британской военной академии в Сандхерсте. Свежеиспеченный султан отблагодарил своего однокашника, даровав ему титул конюшего и назначив его своим особым советником и военным консультантом. 


Ландон сделал вооруженные силы Омана одной из наиболее оснащенных малых армий в мире. Поставкой вооружений руководил другой бывший британский офицер, Дэвид Бэдли, чей офис расположен в Оманской столице, Маскате. Другой важной фигурой британского военного сообщества в Маскате был полковник Джонни Купер, один из основателей САС. 


Ландон был в хороших личных отношениях как с Марком Тэтчером, так и с его матерью - Маргарет Тэтчер, бывшей в 80-х премьер-министром Великобритании, что укрепило роль Омана, как главного поставщика оружия афганским моджахедам. Если поглядеть на карту, то видно, что от Омана буквально рукой подать до пакистанского порта Карачи, главной перевалочной базы для оружейных поставок ( и вывоза героина) для афганских повстанцев. 


Как ни странно, другой крупной фигурой в Омане того периода был Теодор Шекли - один из тех сотрудников ЦРУ, которые активно перенимали опыт САС. Шекли руководил тайной войной ЦРУ в Лаосе в конце 60-х - начале 70-х, и написал книгу «Третий вариант», разъясняющую методику САС - замену прямой интервенции подготовкой и управлением местными повстанческими армиями. Более того, тайная война в Лаосе финансировалась за счет торговли опиумом из «Золотого треугольника». (таким образом, удешевление операций ЦРУ велось за счет распространения наркомании в США - основным каналом наркотранзита стала армейская авиация – ред..) 


Позже Шекли был главным закулисным игроком в аппарате «тайного параллельного правительства» Джорджа Буша (старшего), которое вело афганскую, никарагуанскую, ангольскую и другие тайные операции. 

После того, как Шекли уволился из ЦРУ, он завел дела с неким Джоном Деуссом - темным датским нефтеторговцем, который находился в особых отношениях с султаном Кабусом - почти таких же тесных, как оманские связи бригадира Ландона.» 
************

Впечатляет, не правда ли? А теперь зададимся и другим вопросом: ограничена ли деятельность «парашютистов» только Ираком и Афганистаном? Ведь командование НАТО решает задачи не только в Персидском заливе, но и на севере – особенно в Средней Азии и на Кавказе, где поразительно регулярно организуются спецоперации, недоступные возможностям и уму полевого командира. 






В планах военных приготовлений английское командование уделяет особое внимание всестороннему совершенствованию сил и средств специальной разведки сухопутных войск Великобритании, которая называется службой SAS (Special Air Service). 



В ее составе насчитывается до 2000 человек. Как сообщается в зарубежной прессе, специальная разведка организуется и проводится в целях подрыва политического, экономического, военного и морального потенциала вероятного или действующего противника.

В 1941—1942 годах отряды SAS провели ряд успешных операций в Северной Африке, и к началу 1943 года в составе ССО находились: 1-й полк SAS, французская и греческие роты, группа боевых пловцов и спецгруппа по работе с пленными (всего около 700 человек). Через год в составе этой службы появился 2-й полк, еще одна французская и бельгийская роты, в результате чего и была сформирована бригада SAS.

Основными ее задачами являлись: добывание разведывательных данных о важнейших экономических и военных объектах; их уничтожение или вывод из строя; проведение психологических операций для деморализации личного состава и населения противника; организация саботажа; совершение диверсионных и террористических актов в глубоком тылу противника; инспирирование волнений и мятежей; сколачивание и подготовка повстанческих формирований; дезинформация и введение противника в заблуждение; освобождение из плена своих военнослужащих; участие в противопартизанских операциях; борьба с терроризмом; освобождение заложников, охрана высокопоставленных лиц. Часть этих задач возлагается на войска специального назначения, предназначенные, в основном, для проведения разведывательно-диверсионных операций и других акций подрывного характера в глубоком тылу противника.

Первый полк SAS был сформирован в 1941 году подполковником Дэвидом Стерлингом. Задачей полка было проведение актов саботажа и разведывательных акций в тылу врага. В ноябре 1941 года полк приступил к осуществлению активных операций в Северной Африке. Годом раньше была создана специальная морская секция под командованием капитана Г.Б. Кортнея, методы работы которой носили аналогичный характер. К концу войны эта секция была расширена и впоследствии слита со вторым полком SAS под командованием брата Дэвида Стерлинга—Уильяма.

В подразделения SAS военного времени входили родезийские, австралийские, французские, бельгийские и другие эскадроны.

В 1945 году, когда английский полк SAS был временно расформирован, солдаты других национальностей сохранили аксессуары службы, включая даже полковую эмблему, представляющую собой серебряный кинжал на фоне голубых крыльев с девизом «Hodares wins» — «Побеждает отважный».

После окончания Второй мировой войны (в конце 1945 года) эти части и подразделения были расформированы, а французская, греческая и бельгийская рота переданы в состав вооруженных сил этих стран.

Однако вскоре командование английских вооруженных сил пришло к выводу, что в возможных вооруженных конфликтах подразделения типа SAS буду играть важную роль. В результате в 1947 году полк «Богемные стрелки» (The Artisl Rifles) территориальной армии Великобритании был преобразован в территориальный добровольческий 21-й полк SAS. С этого момента берет начало послевоенная история британского спецназа, принимавшего участие во всех вооруженных конфликтах, которые эта страна вела в послевоенное время: в Малайзии, Брунее, Омане, Йемене, на Фолклендских о-вах, Борнео и в Персидском заливе.

В 1952 году, когда Великобритания воевала в Малайзии, был сформирован ныне широко известный 22-й полк SAS. Базой для формирования послужил созданный в 1950 году отряд разведчиков «Малайские скауты», который в операциях против повстанцев Малайи использовал в джунглях методы, применявшиеся SAS в условиях Второй мировой войны, Англичане понимали, что с распадом британской колониальной империи им будут крайне нужны отмобилизованные воинские подразделения, готовые применить любые методы борьбы против повстанцев. В 1952 году 22-й полк SAS возвратился из Малайи в Англию. Сначала он был расквартирован в Малвернс, Уорчестершире, а в 1960 году передислоцировался в места нынешнего расположения — в Херефорд. В 1959 году из добровольцев-резервистов был сформирован второй территориальный полк SAS — 23-й, который должен был практически отрабатывать методы «побегов и уходов».

Полк специального назначения состоит из штаба, четырех-шести эскадронов, эскадрона связи и обеспечения. Каждый эскадрон разбит на пять взводов; амфибий, воздушно-десантный, разведки, горных егерей, специальной связи, в каждом из которых один офицер, 15 солдат и сержантов. Взводы действуют группами по четыре человека; в каждую входят специалисты по связи, медицине, подрывному делу и лингвист. С целью избежания потери боеспособности группой, в результате вывода из строя одного из ее членов, военнослужащие обычно владеют несколькими специальностями. Всего в полку насчитывается 600—700 человек; вооружение — 9-мм пистолеты-пулеметы, 5,56-мм автоматические винтовки, гранатометы, средства минирования, складные лодки с мотором мощностью 40 л. с. , а также другая специальная техника и снаряжение.

Основными принципами боевого применения частей и подразделений специального назначения являются оперативность и внезапность. 21 -и и 23-й полки SAS — скадрованные, входят в состав территориальной армии (ТА), почти полностью повторяют структуру регулярных войсковых подразделений, и во главе их стоят офицеры регулярной армии. 

Штаб 21-го полка занимает здание в казармах в лондонском районе Челси, а его эскадроны размещены в центрах резерва добровольцев территориальной армии в Далвиче и Хитчине, а также Кошеме, около Портсмута. Эскадроны 23-го полка расположены в Лидсе и Инвергов-ри (около Данди), а также в Порт-Глазго и в Прудхоу, около Ньюкасла. Их штаб — в южной части Бирмингема. 22-й полк SAS полностью укомплектован личным составом и расквартирован в г. Херефорд. 

Приписной контингент полков периодически проходит подготовку в учебных центрах, привлекается к учениям, а также призывается (на основании письменного заявления) для участия в боевых действиях, как это было в войне в зоне Персидского залива (1990—1991).

SAS сводит выполнение своих задач, в основном, к ведению дальних операций по осуществлению разведывательных действий и актов саботажа. Вывод разведывательно-диверсионных групп в тыл противника планируется осуществлять с самолетов, вертолетов, подводных лодок и подводных кораблей, а также с использованием дельтапланов, воздушных шаров и других средств. В зависимости от характера поставленной задачи, условий боевой обстановки и местности, под-разделения могут действовать повзводно или в составе оперативных групп. Основные формы и способы их боевого применения заключаются в проведении рейдов, налетов, засад и поиска.

Проведенные в 1995—1996 годах реорганизация и сокращение ТА не коснулись 21-го и 23-го полков. Командование ВС считает, что их структура и состав отвечают предъявляемым требованиям, хотя и нуждаются в некоторой оптимизации.

22-й полк SAS, как уже говорилось, является единственным формированием, полностью укомплектованным личным составом. Он состоит из штаба, четырех рот (А, В, В и G), 264-й роты связи и подразделений обеспечения. Кроме того, в состав полка входят учебный центр, оперативно-разведывательное, антитеррористическое и оперативно-исследовательское подразделения.

Рота спецназ (Sabre Squadron) является основным разведывательно-диверсионным подразделением полка. Она включает группу управления и четыре взвода — парашютный, амфибийный, мобильный и горный (по 16 человек в каждом). Взвод подразделяется на четыре патруля (отделения) — по четыре человека. Командует взводом офицер, который входит в состав одного из патрулей.




Каждый взвод имеет свою специализацию, в зависимости от способа высадки и района предстоящих действий, Парашютный взвод (Air Troop) предназначен для действий в лесистой местности и джунглях (основной путь высадки — воздушный), амфибийный (Boat Troop) — для действий в прибрежных районах (морской — надводный и подводный). Кроме того, на это подразделение возлагаются задачи по проведению антитеррористических операций на морском транспорте. Мобильный взвод (Mobility Troop) предназначен для действий на открытой местности (пустыни и степи) на машинах (основной путь вывода в тыл противника — наземный), горный (Mountain Troop) — в горной, а также в северных и арктических районах (основные пути вывода — воздушный и морской надводный). 

Однако одинаковый курс базовой (основной) подготовки, который проходят все военнослужащие SAS, и осуществляемая командованием полка перестановка кадров в процессе службы, когда, начав служить в парашютном взводе, военнослужащий затем может перевестись в мобильный или любой другой взвод, позволяют сделать вывод, что все они способны действовать в различных районах (условиях).

В учебном центре (Training Wing) 22-го полка проводится отбор желающих, служить в SAS, а для прошедших его кандидатов, в том числе военнослужащих резерва, организован курс основной подготовки. Занятия ведут опытные инструкторы (сержанты и офицеры), которые прослужили в SAS не менее пяти лет. В том случае, когда требуется прохождение углубленного курса подготовки, привлекаются специалисты других родов войск и служб. На учебный центр возлагаются задачи по организации курсов усовершенствования и периодических проверок по всех полках специального назначения.

Оперативно-разведывательное подразделение (OIU — Operational Intelligence Unit) 22-го полка военнослужащие SAS называют «Кремль». Основная его задача — информационное обеспечение деятельности сил спецназначения. С этой целью здесь собираются сведения о возможных районах предстоящих боевых действий (физико-географические условия, история, культура, религия и т.д.), вооруженных силах вероятного противника, в том числе о. противодиверсионных подразделениях. Кроме того, имеется обширная база данных обо всех известных террористических организациях и террористах, о совершенных террористических актах. OIU собирает данные и обобщает опыт боевого применения специальных и антитеррористических подразделений всех стран. Оно активно взаимодействует с Комитетом по обороне и внешней политике, британской военной разведкой и контрразведкой, другими разведывательными службами национальных вооруженных сил, а также со специальными подразделениями стран НАТО. Его рекомендации учитывают при планировании использования ССО СВ. 

Антитеррористическое подразделение (CRWU — Counter Revolutionary Warfare Unit) 22-го полка, сформированное в 1973 году, предназначено для борьбы с терроризмом и освобождения захваченных заложников. Оно представляет собой как бы дополнительную, пятую роту спецназа, численностью 68 человек. Подразделение также состоит из четырех взводов по 16 человек, которые, в свою очередь, включают четыре отделения. Однако взвод, состоящий из трех групп — снайперов, наблюдения и штурмовой, выполняет обязанности, отличные от тех, которые возлагаются на военнослужащих в типовом взводе спецназа. В антитеррористическом подразделении периодически проходят службу все военнослужащие из состава рот спецназа, так как они готовятся в такому виду деятельности. Ротация происходит, как правило, в составе патруля (отделения), реже — взвода. Один взвод подразделения находится в постоянной, 24-часовой готовности.

Оперативно-исследовательское подразделение (ORU — Operational Research Unit) 22-го полка предназначено для проведения проверки и испытаний новых образцов В и ВТ, а также снаряжения, рекомендуемых для принятия на вооружение ССО. В подразделении проводятся исследовательские работы с целью выработки технических заданий для промышленности по созданию требуемых образцов. Кроме того, оно занимается разработкой и экспертной оценкой новых тактических приемов и способов действий подразделений специального назначения, использования В и ВТ как в качестве собственных разработок, так и по рекомендации оперативно-разведывательного подразделения в результате изучения опыта спецформирований других стран.




Всего в 22-м полку насчитывается около 700 человек, а в составе ССО СВ Великобритании (с учетом резерва) — до 2000.

Для выполнения стоящих перед ними задач ССО располагают разнообразным вооружением, техникой и снаряжением. Некоторые подразделения являются универсальными, то есть могут привлекаться для выполнения различных задач, однако есть и такие, которые предназначены для решения ограниченного круга задач. 

Стрелковое оружие ССО включает пулеметы, автоматические винтовки, пистолеты-пулеметы, пистолеты, ручные гранаты и гранатометы. Кроме того, на вооружении имеются ПТУР, ПЗРК и легкие минометы. Ко всем видам стрелкового оружия, поступающего в SAS, предъявляются следующие требования: они должны быть легкими, надежными и обладать достаточной огневой мощью, чтобы обеспечить патрулю огневое превосходство в скоротечном бою.




Такими качествами, по мнению командования ССО, обладают находящиеся на их вооружении автоматическая винтовка американского производства М-16А2 с 40-мм подствольным гранатометом М203 (на вооружении с 1987 года), пистолеты-пулеметы (ПП) фирмы МР-5 различных модификаций «Хеклер унд Кох», и MAC-10, пистолет «Браунинг хай пауэр», пулеметы (12,7-мм «Браунинг», 7,62-мм GPMG и FN 5,56-мм) «Миними», гранатометы (66-мм. М-72 и 94-м.м LAW80). Кроме того, на, вооружении имеются ПТУР «Милан», ПЗРК «Стингер», 51- и 81 -мм минометы, снайперские винтовки различных модификаций,
Автоматическая винтовка М-16А2 является основным личным оружием военнослужащих SAS при выполнении задач в составе патруля. 


По мнению представителей оперативно-исследовательского подразделения, эта модель винтовки за десять лет эксплуатации хорошо изучена и освоена личным составом ССО, она неплохо зарекомендовала себя при использовании в боевых операциях. Вместе с тем отмечаются и недостатки М-16: в условиях интенсивной эксплуатации в небла-гоприятных погодных условиях она требует тщательного ухода и частой чистки (что не всегда возможно в боевых условиях). Кроме того, 5,56-мм пуля обладает меньшей убойной силой на дальности свыше 400 м, чем 7,62-мм. Проведенные в ORU испытания других 5,56-мм винтовок (SA-80, «Штейр» AUG и FN FNC) показали, что они не обладают какими-либо существенными преимуществами перед М-16, хотя и превосходят ее по некоторым характеристикам. Однако М-16 и в начале XXI века будет оставаться основной винтовкой.

Пистолеты-пулеметы используются SAS в первую очередь при проведении антитеррористических операций и выполнении задач по охране высших должностных лиц. Такими качествами обладают ПП фирмы «Хеклер унд Кох». ССО используют несколько вариантов этого оружия: МР-5АЗ, MP-5SD (с глушителем) и МР-5К (с укороченным стволом). Одним из недостатков ПП специалисты ORU считают малую емкость магазина (30 патронов), что при высоком темпе стрельбы (900 выстр./ мин.) ведет к быстрому расходованию патронов. 

Отмечается также, что для приобретения устойчивых навыков стрельбы из ПП требуется больше времени и более интенсивная подготовка, чем при стрельбе из других видов стрелкового оружия. Как показали проведенные в ORU сравнительные испытания других пистолетов-пулеметов («Узи», «Беретта» мод. 112, «Инфэм»), замена «Хеклер унд Хок» в ближайшие пять лет не предвидится.




9-мм пистолет «Браунинг хай пауэр» состоит на вооружении Великобритании с 1935 года. SAS использует его модификацию Мк-3. Этот пистолет считается надежным, скорострельным, точным и используется в основном в антитеррористических операциях. На тренировках военнослужащие SAS расстреливают магазин из 14 патронов меньше чем за 3 сек. В то же время представители ORU отмечают, что довольно сильная отдача пистолета влияет на точность при скоростной стрельбе. В 1995 году, после серии сравнительных испытаний австрийского пистолета Block 17 и швейцарского «SIG — Заузр Р226», последний был рекомендован для оснащения SAS наряду с существующей моделью — «Браунинг», которая останется на вооружении до середины XXI века.

С 1989 года на вооружении ССО находится 5,56-мм пулемет «Мини-ми», успешно применявшийся патрулями в войне в зоне Персидского залива и ставший теперь основным групповым оружием патруля. Подача патронов осуществляется двумя способами: от патронной коробки или от ленты. Кроме того, он имеет съемный ствол.

Средства доставки и высадки в район выполнения задачи, которыми располагают ССО, включают: людские десантные и грузовые парашютные системы, надувные резиновые лодки, быстроходные катера, байдарки и каноэ, водолазное снаряжение, а также специальные автомобили и мотоциклы.



Advanced Tactical Parachute System

При высадке с парашютом подразделения спецназа используют тактическую парашютную систему (Advanced Tactical Parachute System) CO-360, выполненную по системе «тандем», — управляемый парашют типа «крыло». Он имеет вертикальную (4,5 м/с) и горизонтальную (22 м/с) скорость снижения. При прыжках с высоты свыше 3600 м используется кислородное снаряжение. Радиостанция, снаряжение и боеприпасы (общая масса до 55 кг) находятся в индивидуальном грузовом контейнере, который соединен с парашютистом 4,5-м тросом. Прыжки с малых высот выполняются с помощью специального парашюта, имеющего быстро раскрывающиеся купола (Low-Level Parachute), а с принудительным раскрытием — с использованием основного парашюта «Твин-РХ1» Мк4 и запасного — PR 7.




Управляемая грузовая парашютная система CADS

Для десантирования грузов в SAS применяется управляемая грузовая парашютная система (CADS — Controlled Aerial Delivery System), созданная компанией BASE (British Airborne Systems and Equipment). Она состоит из грузового парашюта с платформой, смонтированного на платформе прибора управления парашютом, и передатчика команд. Система мажет работать в автоматическом или ручном режиме управления. В первом случае передатчик, находящийся на земле, постоянно подает сигнал на прибор управления парашютом, то есть работает в режиме радиомаяка. Точность приземления составляет до 100 м. Такой способ управления используется ночью или в условиях ограниченной видимости. При ручном режиме оператор визуально наблюдает снижающийся парашют и управляет им.




Аппаратура с замкнутой системой дыхания Драгер Лар-5 . Drager Lar-5

При высадке с моря амфибийный взвод применяет различные средства и снаряжение, в зависимости от ее способа. При высадке под водой используются дыхательные аппараты с замкнутой системой дыхания «Драгер Лар-5» и «Оксимакс», которые позволяют находиться на глубине до 4 часов. Как недостаток этих аппаратов специалисты отмечают повышенный риск заболевания бронхиальной астмой при их длительном использовании.

В конце 1997 года в ORU поступили опытные образцы нового подводного дыхательного аппарата замкнутого цикла «Стелт», созданного английской фирмой «Дайвекс». В отличие от «Драгер» он размещается у водолаза на спине, а все основные части (кислородный баллон, регенеративные патроны, дыхательный мешок) находятся в легком металлическом корпусе, размером 63 х 37 х 14,5 см. Масса снаряженного аппарата 26 кг. Он обеспечивает пребывание под водой в течение 4 часов и может применяться на глубинах 40—100 м, в зависимости от состава газовой смеси. 

Для контроля глубины погружения, времени работы и расхода дыхательной смеси аппарат с процессором выводит информацию на жидкокристаллический дисплей со световыми диодами. Специальное электронное устройство контролирует процентное содержание кислорода во вдыхаемой смеси и в случае его недостатка автоматически регулирует поступление кислорода в дыхательный мешок. Испытания аппарата были завершены в 1998 году.





Лодка "Гемини"

При надводном способе высадки используются надувные резиновые лодки «Гемини», лодки с жестким корпусом «Риджид Райдер» и каноэ «Клиппер».. Первые оснащены подвесным двигателем мощностью 18 или 40 л,с, развивают скорость до 25 узлов и выпускаются в трех вариантах: 8, 10 и 12-местные. «Риджид Райдер» имеет двигатель мощностью 140 л.с., может развивать скорость до 35 узлов и транспортировать до девяти человек. Двух- или трехместные разборные каноэ «Клиппер» состоят на вооружении SAS с 50-х годов, но по-прежнему считаются незаменимыми при надводном способе высадки.

В 1994— 1995 гг. ORU совместно с отрядом боевых пловцов морской пехоты провели испытания двух образцов новых высадочных средств — «Сабскиммер» и «Сабмерсибл Рикавери Крафт» — быстроходных лодок, которые могут двигаться по поверхности и под водой. Для их доставки в район выполнения задачи по воздуху и последующего десантирования применяется универсальная парашютная платформа PURIBAD (Platform Universial Rigid inflatable Boat Airiai Delivery), представляющая собой «салазки», на которых размещается лодка. Ее длина не должна превышать 6,5—8,5 м, масса — 2,4 т. Платформа может быть десантирована из самолета С-130. Разведчики десантируются вслед за платформой. После приводнения они поднимаются в лодку и направляются к побережью, а платформа затапливается.

Основными средствами наземного способа вывода SAS являются патрульные и легкие разведывательные машины, а также мотоциклы. По мнению командования SAS, они должны быть легкими, простыми в эксплуатации, иметь хорошую проходимость в различных погодных условиях на любой местности и большую полезную нагрузку.


Патрульная машина «Лэнд Ровер ПО»

Патрульная машина «Лэнд Ровер ПО» (колесная формула 4x4) состоит на вооружении с 1985 года. Она была специально создана для подобных целей, оснащена пружинной подвеской. Алюминиевый корпус обладает достаточной прочностью. Днище машины и шасси прикрыты стальными, а двигательный отсек — керамическими пуленепробиваемыми пластинами. Дизельный восьмицилиндровый двигатель объемом 3000 см3 с пятискоростной коробкой передач позволяет развивать скорость до 120 км/ч. Два топливных бака общим объемом около 230 л обеспечивают запас хода до 650 км. Экипаж — шесть человек, включая водителя. 

Вооружение: 7,62-мм пулемет GPMG, установлен на командирском месте рядом с водителем, ручные гранатометы LAW-80 и ПЗРК «Стингер». Дополнительно (в зависимости от выполняемой задачи) на двух точках крепления в центре машины и сзади могут быть установлены 12,7-мм крупнокалиберный пулемет, 30-мм автоматическая пушка, 40-мм автоматический гранатомет Мк-19, ПТУР «Милан», 51- или 81-мм минометы. 

На переднем и заднем бамперах находятся четыре пакета дымовых гранат (в каждом по 4 гранаты), которые позволяют за 25 сек создать плотную дымовую завесу в радиусе 30 м. В комплект оборудования, которым оснащена машина, входят: маскировочный тент, навигационные приборы, в том числе GPS (точность определения координат до 16 м), набор шанцевого инструмента, комплект запасных деталей и шин, электрическая лебедка и алюминиевые мостки для вытаскивания застрявшей машины, приборы ночного видения для обеспечения ее вождения. 

К недостаткам «Лэнд Ровер» специалисты относят: низкий крутящий момент двигателя и, как следствие, его незначительную мощность; отсутствие переключателя дифференциала (постоянно работают все четыре колеса), следствием чего является повышенный расход топлива; трудности при вождении по мягкому сыпучему грунту, что требует от водителя большого мастерства; недостаточный запас хода при полной загрузке.

Легкие разведывательные машины «Лзнд Ровер Дефендер 90» (уменьшенный вариант патрульной машины) и «Кобра Лайт Страйк Уикл» (LSV) типа «багги» имеют большую скорость и проходимость, чем патрульные машины спецназа. Однако вследствие их небольшой полезной нагрузки (500—600 кг) и недостаточной огневой мощи они используются в основном для выполнения задач разведки и в качестве головного дозора при движении колонны патрульных машин (наряду с мотоциклами). Экипаж два-три человека. Все типы машин SAS могут перевозиться по воздуху и десантироваться из самолета.

Радиоэлектронные средства ССО включают средства связи с центром и внутри группы, а также лазерные целеуказатели для наведения авиации. Основным средством связи SAS является радиостанция PRC-319, обеспечивающая связь с командованием на дальности до 300 км. Она представляет собой микропроцессорное устройство, состоящее из четырех блоков: приемопередатчик, электронное накопительно-манипулирующее устройство и два антенных тюнера. 




Радиостанция хранит в памяти до 20 заранее настроенных частот. Передача накопленной информации производится в режиме быстродействия. Она может десантироваться в грузовом контейнере парашютиста, хорошо приспособлена для работы в неблагоприятных условиях (дождь, пыль), выдерживает кратковременное погружение в воду. Имеющийся диапазон частот позволяет работать совместно с самолетными радиостанциями.

При организации связи на большие расстояния используются станции спутниковой связи UN/PSC-504, Внутри патруля она осуществляется, как правило, с помощью УКВ-радиостанций, имеющих систему шифрования передаваемого сигнала.

Министерство обороны Великобритании заключило контракт с фирмой «Ракалом дефенс» на закупку новых переносных радиостанций спутниковой связи типа UK/PSC-504 для подразделений спецназа. Такая радиостанция может обеспечивать связь в радиотелефонном и телефонном режимах через спутники Великобритании, США и НАТО. Переносный комплект включает: параболическую спутниковую антенну, телефонную гарнитуру (трубку), аккумуляторную батарею, устройство ввода-вывода информации и жидкокристаллический дисплей. 

Общая масса комплекта 12,3 кг, объем в сложенном виде меньше 10 л, что позволяет переносить весь комплект в стандартном рюкзаке. Для развертывания радиостанции, настройки и выхода на связь требуется около 5 мин, а для свертывания — менее 1 мин. Устройство ввода-вывода информации работает на основе обычного, используемого для гражданских целей микропроцессора «Пентиум», который модернизирован для армии. Он осуществляет шифрование радиотелефонных переговоров, предварительный набор, хранение и передачу набранных сообщений, а также работает в качестве телеграфного «ключа».

Форма одежды и снаряжение военнослужащих ССО при выполнении боевых задач варьируется в зависимости от района действий и выполняемых задач. Но два предмета снаряжения являются универсальными: 60- или 80-литровый каркасный рюкзак и разгрузочный пояс. В рюкзак укладывается одежда, боеприпасы к личному и групповому оружию, продовольствие, запасные батареи к радиостанции, взрывчатка и т.д. На поясе в специальных карманах находятся запасные магазины к личному оружию, набор для выживания, суточный рацион питания (НЗ).

Снаряжение для антитеррористических операций включает: костюм черного цвета с капюшоном, огнестойкой подкладкой, усиленный на коленях и локтях, в комплексе с огнестойкими перчатками; бронежилет GPV 25, защищенный дополнительными керамическими пластинами (выдерживает удар пули, летящей со скоростью 750 м/с); противогаз SF10 со встроенным микрофоном радиостанции и затемненными очками; пуленепробиваемый шлем АС/100/1 с креплением для противогаза и гарнитурой радиостанции. 

Вместе с тем специалисты отмечают, что, когда надет весь комплект снаряжения, затрудняется движение, особенно при скрытном проникновении в помещение, а также в значительной степени слуховое восприятие обстановки. При выполнении различных задач ССО могут использоваться и другие, специальные виды и образцы В и ВТ, а также снаряжения.

Комплектование и подготовка сил специальных операций Великобритании

SAS привлекает к себе молодых военнослужащих и гражданских лиц, изъявляющих готовность «забыть себя» и отказаться от продвижения по службе или работе на три или более года. Средний возраст набираемых в SAS составляет 27 лет, хотя в территориальные полки может поступить любой мужчина в возрасте от 18 до 32 лет. В 22-й полк SAS приходят новобранцы только из армейских воинских частей, и из них примерно одну треть составляют добровольцы воздушно-десантных подразделений. В связи с особой сложностью задач, возлагаемых на эти подразделения, кандидаты проходят тщательный отбор. Важное значение придается их политической благонадежности и мотивации выбора этой воинской специальности.





Набор личного состава в части специального назначения (СпН) осуществляется два раза в год (летом и зимой) на добровольной основе из числа военнослужащих вооруженных сил Великобритании (в 22-й полк СпН) и гражданских лиц (только в 21-й и 23-й полки СпН территориальной армии — ТА). С 1992 года начали производить набор из числа военнослужащих всех видов вооруженных сил и родов войск (ранее только из представителей сухопутных войск). Кроме того, с 1995 года возобновилась практика набора военнослужащих других стран, прекращенная после Фолклендского конфликта 1982 года. Исключение сделано для гуркхов. Женщины-военнослужащие также принимаются в части SAS, но проходят службу только в антитеррористическом подразделении.

Английское командование постоянно подчеркивает, что служба в частях специального назначения является почетной, романтичной, дающей разностороннюю подготовку, а также хорошо оплачиваемой. Личный состав частей специального назначения считается элитой вооруженных сил Великобритании.

Добровольцы, изъявившие желание служить в этих частях, должны отвечать определенным требованиям: им необходимо иметь серьезную мотивацию для службы в частях специального назначения и соответствующую морально-психологическую устойчивость, состояние их здоровья должно соответствовать определенным медицинским тре-бованиям, они должны обладать хорошей физической формой, быть способными изучать предметы боевой подготовки, а также обладать навыком нахождения в длительной изоляции и работы в малочисленном коллективе. 





Установлены возрастные категории: 22—34 года для офицеров и 19—32 для других категорий военнослужащих. Кроме того, кандидаты должны иметь дополнительные характеристики с предыдущего места службы и быть хорошими специалистами. Военнослужащие, желающие служить в частях СпН, обязаны подать рапорт по команде. При этом в случае успешного прохождения курса отбора у них должно оставаться не менее трех лет и трех месяцев службы по контракту. Поступающие в полки СпН ТА гражданские лица обращаются в местный вербовочный пункт.

Курс отбора продолжается четыре месяца и предусматривает несколько длительных и изнуряющих маршей, во время которых кандидаты должны показать свою физическую выносливость, умение ориентироваться на местности, сообразительность и упорство в достижении цели.

Отбор кандидатов включает пять этапов, в ходе которых они проходят проверку умственных способностей, физической выносливости, общей военной подготовки, настойчивости, сообразительности, находчивости и других морально-боевых качеств.

Первый этап включает два периода: подготовительный (две недели) и непосредственных испытаний (пять дней). Первый день подготовительного периода начинается и завершается кроссом. Расстояние 1,5 мили (2,4 км) необходимо преодолеть за 10,5 мин. Второй день — кросс (2,4 км), учебно-тренировочный переход в течение 1,5 ч в обмундировании и со снаряжением (масса рюкзака 13,6 кг). Третий, четвертый и пятый дни — кроссовая подготовка (2,4 км), совершение 1,5-4 марша с оружием и со снаряжением (масса рюкзака 20 кг).

Первый день второй недели — зарядка, ходьба, марш-бросок на 22,4 км (с рюкзаком и оружием), совершаемый за 2 ч 40 мин; второй день — зарядка, ходьба; третий — обучение на проволочном препятствии высотой 9 м, кросс на 3,2 км и зачетный марш-бросок за 2,5 ч. В течение последующих двух суток кандидаты, действуя в составе отделения, должны провести боевые стрельбы, совершить 18-км марш с форсированием водной преграды, преодолеть десять сложных препятствий на местности (переправа через канал по канату длиной 25 м, диаметром 4 см, подъем на отвесный берег со снаряжением, включая ящики с боеприпасами, передвижение с бревном на расстояние 2,4 км, преодолеваемое за 18 мин, «потасовку» (бокс в течение 1—3 мин).

Непосредственные испытания рассчитаны на пять дней. Первый день начинается марш-броском на 16 км при полной боевой выкладке (выполняется за 1 ч 45 мин). Затем проводится обучение на проволочном препятствии и преодолевается штурмовая полоса. Второй день — проведение испытаний в горных условиях в районе Южный Уэльс. Они включают марш-бросок на 29,8 км по пересеченной местности с последующим медицинским осмотром, самостоятельное приготовление пищи и устройство на ночлег. Третий день — марш-бросок на 16 км, четвертый — передвижение с носилками (из металла массой 82 кг, переносятся на плечах группой из восьми человек при полной выкладке). Завершаются испытания на пятый день кроссовой подготовкой и рукопашным боем.

На втором (десять дней) этапе проверяется выносливость кандидатов при совершении марш-бросков с ежедневным увеличением нагрузок и препятствий. В их числе: форсирование водной преграды шириной 140 м и глубиной около 3 м, преодоление 3-км полосы препятствий с бревном длиной 15 м через ров глубиной 2,8 м, проволочного заграждения высотой 0,5 м и глубиной 10 м. Заключительным тестом является марш-бросок по пересеченной местности на 64 км с полной боевой выкладкой общим весом 25 кг (контрольное время 20 ч).

Третий этап (14 недель) включает подготовку и проверку личного состава по тактической, разведывательной и огневой подготовке, а также военной топографии применительно к формам и способам действий подразделений специального назначения.
На четвертом этапе (примерно 40 дней) проводятся парашютно-десантная подготовка и прыжки с парашютом с малых высот.

На пятом этапе (четыре недели) обучаемые готовятся к действиям в тылу противника в одиночку или небольшими группами (от двух до восьми человек). Основная цель обучения — подготовить кандидатов к действиям в условиях постоянной опасности, экстремальных физических и психологических нагрузок в любое время года и суток на различной местности в интересах выполнения специальных задач. На освоение этого этапа отводится в общей сложности 270 учебных часов, то есть в среднем около 12ч/сут. 

С учетом времени, затрачиваемого на прием пищи, передвижение к местам занятий и чистку оружия, на отдых (сон) останется очень мало времени. В ходе занятий отрабатываются следующие задачи: ориентирование по карте на незнакомой местности; маскировка; совершение длительных маршей по бездорожью в условиях горно-лесистой, лесисто-болотистой местности как днем, так и ночью; преодоление различных препятствий (крутых скатов, рвов, ущелий, отвесных обрывов и т.д.); рейды в тыл «противника»: преследование «противником»; организация и совершение побега из «плена». После каждого этапа кандидаты, не прошедшие установленные тесты, отчисляются (в целом отсев достигает 80%).

Личный состав, выдержавший все испытания, направляется в учебный центр 22-го полка специального назначения для прохождения подготовки продолжительностью 15 недель. В течение трех-четырех недель проводятся занятия по тактической, разведывательной, автомобильной, альпинистской, медицинской и физической подготовке (включая джиу-джитсу и кунг фу), минно-подрывному делу, военной топографии и связи, а также изучаются все факторы, связанные с применением оружия массового поражения.
Первые три недели называются втягивающими, а четвертая — контрольной, причем для кандидатов из числа офицеров контрольной является третья, а во время четвертой («офицерская неделя») проверяются их способности как руководителей.

Отбор начинается с марша в составе группы на дистанцию 10 км. Каждый несет рюкзак (18 кг) и винтовку (4,5 кг). Первая неделя заканчивается маршем на 23 км, которые необходимо преодолеть не более чем за 4 ч 10 мин при благоприятной погоде. В течение второй и третьей недели проводятся одиночные марши на те же дистанции. Кандидаты должны показать умение ориентироваться на местности по карте и без карты, выходить в обозначенные контрольные точки. Им запрещается идти группой, а также двигаться по дорогам и пользоваться транспортом. Контрольная неделя предусматривает совершение в одиночку шести маршей по холмистой местности, протяженность которых последовательно увеличивается с 25 до 28 км, а масса рюкзака (не считая оружия) с 20,4 до 25 кг. По прибытии на контрольную точку каждый кандидат получает различные вводные: разобрать и собрать незнакомый образец иностранного стрелкового оружия, описать наиболее характерные детали местности, по которой он прошел, и другие.
Заключительный (шестой) марш он совершает с рюкзаком массой 25 кг на расстояние 64 км. Эту дистанцию необходимо преодолеть не более чем за 20 часов.

Отсев кандидатов происходит на протяжении всего курса отбора. К «офицерской неделе» допускают военнослужащих, успешно прошедших контрольную неделю. Каждому из них поручается руководство группой сержантов SAS. Офицер должен продемонстрировать свои командные и тактические навыки, умение грамотно проводить инструктаж и ставить задачу подчиненным. Например, ему предлагается спланировать рейд с применением тактики SAS (как это он понимает) и поставить задачу своим подчиненным, которые начинают задавать ему вопросы насмешливого и издевательского характера. Тем самым проверяется умение офицера отвечать и реагировать на самые неожиданные вопросы, находить выход из затруднительных ситуаций.

Больше всего желающих служить в SAS (до 70%) в 51 -й парашютно-десантной бригаде сухопутных войск ВС Великобритании. Всего для прохождения каждого курса отбора заявления подают около 200 человек, а отбираются 140—150 человек. Отсев на всех этапах достигает свыше 90%, то есть ежегодно отбираются и направляются для прохождения курса основной подготовки примерно 12—15 человек, в том числе офицеры.
Кандидаты, успешно прошедшие курс отбора, продолжают курс основной подготовки на базе учебного центра 22-го полка SAS. Курс разбит на три этапа (24 недели). 

Изучение основ ведения разведки и проведения специальных операций (14 недель); тактика, способы ведения разведки и проведения диверсий, минно-подрывная подготовка, огневая подготовка, связь, выживание в экстримальных условиях, поведение в случае захвата в плен, медицинская подготовка, подготовка к ведению боевых действий в джунглях (шесть недель); воздушно-десантная подготовка (для тех, кто не имеет квалификации парашютиста, — четыре недели).



Тактические занятия проводятся в условиях, максимально приближенных к реальным, как правило, на труднодоступной местности и при острой нехватке продуктов питания. В ходе занятий создается по возможности сложная обстановка, характеризующаяся частыми и резкими изменениями, вынуждающими кандидатов самостоятельно принимать быстрые и обоснованные решения.



При изучении тактики особое внимание обращается на действия в составе патруля (отделения) из четырех человек (основной тактической единицы SAS). Изучаются способы передвижения в составе патруля, сигналы управления и взаимодействия при выполнении различных задач, ведение разведки наблюдением (выбор места и оборудование наблюдательного пункта, порядок действий на нем), действия при проведении налетов и засад.

Огневая подготовка (до шести недель) включает изучение стрелкового оружия и другого вооружения национального производства, а также иностранных образцов. На практическую отработку специальных упражнений по стрельбе каждому обучаемому выделяется 1500 патронов. Например, одно из упражнений заключается в том, чтобы ворваться в помещение, захваченное «группой вооруженных лиц» (реально манекены), и поразить их выстрелами из пистолета (выделяется 13 патронов). При этом каждая мишень должна быть поражена двумя пулями с расстояния не менее 18 м.





Основная задача огневой подготовки — научить военнослужащих быстро обнаруживать и определять наиболее важные цели, открывать огонь, быстро и точно стрелять. В ходе огневой подготовки изучаются все виды стрелкового оружия, легкие минометы, переносные противотанковые и зенитные комплексы, состоящие на вооружении частей СпН, а также около 40 образцов иностранного стрелкового оружия. 



При обучении стрельбе из пистолетов-пулеметов особое внимание уделяется скоростной стрельбе, стрельбе навскидку от бедра и груди, быстрой перезарядке оружия и устранению возникших задержек и неисправностей. Стрельба из автоматических винтовок ведется на дальность до 500 м. Особое внимание уделяется групповым упражнениям в составе патруля на фоне выполнения тактических задач (в засаде, при столкновении с противником во время совершения марша). Примерно половина всех огневых упражнений выполняется в условиях ограниченной видимости и ночью, в том числе с использованием приборов ночного видения. Подготовка по связи включает изучение различных средств связи, в том числе спутниковых, выбор места для проведения сеанса связи, организацию связи в различных условиях местности, а также изучение кода Морзе (норматив на прием/передачу — восемь пятизначных групп в минуту).


В ходе медицинской подготовки изучаются способы оказания первой медицинской помощи при ранениях, травмах, ожогах, пищевых отравлениях, способы искусственного дыхания, а также несложные медицинские процедуры (как ставить капельницу, сделать укол или клизму).

При проведении минно-подрывной подготовки (МПП) военнослужащие SAS получают навыки в обращении со взрывчатыми веществами (ВВ) и средствами взрывания (СВ) промышленного производства, изучают способы изготовления ВВ из подручных средств, способы установки мин и выведения из строя (уничтожения) различных сооружений, военных объектов и техники. Проведение МПП часто совмещается с изучением тактики действия в тылу противника.

Обучение выживанию в экстремальных условиях — одна из важнейших задач курса основной подготовки. В ходе его военнослужащий SAS должен овладеть различными способами добывания и приготовления пищи и воды, оборудования укрытий для временного проживания, разжигания и поддержания огня. После такого курса и назначения в один из взводов военнослужащие проходят дополнительную подготовку по вопросам выживания в соответствии со специализацией подразделения.

Изучением действий в случае захвата в плен, поведения на допросе и побега из плена (Е&Е and RTI — Escape & Evasion and Resistance to Interrogation) заканчивается первый этап курса основной подготовки. При этом изучаются способы побега на различных этапах (после захвата в плен, во время конвоирования и из мест содержания), поведение на допросах (на данном этапе активное участие принимают специалисты из военной контрразведки), выход из блокированного района при прочесывании местности, способы борьбы со служебными собаками. 

Особое внимание при проведении практических занятий по обучению правилам поведения на допросе (во время которого с «пленными» об-ращаются довольно грубо, всячески унижая и оскорбляя их, например, могут раздеть догола, а самой процедурой будет руководить женщина) обращается на то, чтобы военнослужащие не выдавали закрытых сведений, не рассказывали о задачах, составе и местонахождении патруля. Они имеют право сообщить только свое имя и фамилию, воинское звание, личный номер и дату рождения. В противном случае, такого военнослужащего отчисляют из SAS и отправляют к прежнему месту службы.

На этом  первый этап основного курса подготовки заканчивается.
Кандидаты сдают зачеты по пройденным дисциплинам, и успешно их сдавшие  направляются   в  учебный центр в Брунее, где проходят шестинедельный курс подготовки к боевым действиям в джунглях.

Во время занятий особое внимание уделяется умению ориентироваться в условиях закрытой местности и отработке навыков выживания в джунглях, огневой подготовке в условиях ограниченной видимости и на коротких дистанциях, а также тактике действий в составе патруля во время ведения разведки, организации засады и в случае попадания в нее.

Второй этап основной подготовки заканчивается многодневными учениями, в ходе которых обучаемые, действуя в составе патруля, должны продемонстрировать все приобретенные навыки и умения.
В процессе дальнейшей службы военнослужащие SAS периодически проходят курсы усовершенствования по действиям в джунглях. 

Вместе с тем некоторые инструкторы учебного центра отмечают, что интенсивность и продолжительность такой подготовки снижается, причиной чего является смещение приоритетов в задачах SAS, а следовательно, и направленности подготовки в сторону антитеррористической деятельности и ведения боевых действий в пустыне; ощущается недостаточный уровень реалистичности и приближенности к боевым условиям вследствие того, что SАS уже более 40 лет не вела боевых действий. Они также опасаются, что сокращение военного бюджета приведет к закрытию учебного центра в Брунее.


После возвращения на базу в г. Херефорд, все военнослужащие, не имеющие квалификации парашютиста, направляются для прохождения третьего, заключительного этапа основной подготовки — курса воздушно-десантной подготовки на базе ВВС в Брайз-Нортон. В течение четырех недель кандидаты проходят курс наземной подготовки и совершают восемь прыжков с принудительным раскрытием парашюта из самолета С-130 с высоты 300 м. Второй и остальные прыжки выполняются с грузовым контейнером и оружием, а восьмой — ночной. До недавнего времени первые прыжки совершались из подвесной кабины аэростата. Однако командование ССО СВ, учитывая дороговизну самих аэростатов и их эксплуатации, приняло решение отказаться от их использования.

За 60-летнюю историю таких курсов в SAS зафиксирован всего один случай смерти военнослужащего. В то же время специалисты отмечают, что из-за довольно высокой вертикальной скорости снижения парашютистов (до 8 м/с) и традиционного способа приземления («спиной по ветру») существует большая вероятность переломов ступни и голени, а также травм спины.

По окончании курса основной подготовки военнослужащие назначаются в состав одного из взводов рот СпН, где в течение 12-месячного испытательного срока проходят дополнительную, углубленную подготовку по своей специальности в патруле и по специализации взвода.

Каждый из четырех военнослужащих патруля (отделения) имеет свою специальность: медик, подрывник, радист и переводчик. В дальнейшем они осваивают еще как минимум по две специальности, что всячески поощряется командованием, в том числе материально, и способствует продвижению по службе. Так как в ходе службы в SAS (средний срок для рядовых и сержантов — 12 лет) военнослужащий хотя бы один раз переводится в другой взвод и проходит подготовку в соответствии с его специализацией. Эксперты отмечают универсальную подготовленность военнослужащих SAS.

Медиков готовят на 12-недельных курсах на базе 22-го полка (г. Херефорд). В течение первых восьми недель с ними проводят теоретические занятия в аудиториях, во время которых изучается анатомия и физиология человека, способы приготовления и назначения лекарств, методы диагностики и лечения несложных заболеваний дыхательных путей, желудка, травм, ожогов, ранений и контузий, а также акушерство (должен уметь принимать роды), операции по извлечению неглубоко проникших пуль и осколков, ампутация конечностей. Особое внимание обращается на изучение правил гигиены, распознавания и лечения инфекционных заболеваний в районах вероятного боевого применения SAS. 


В роли преподавателей выступают опытные инструкторы учебного центра СпН, а также специально прикомандированные военные врачи. В течение последних четырех недель обучаемые проходят практику в госпиталях национальной службы здравоохранения, где особое внимание обращается на оказание неотложной медицинской помощи.
Командование SAS придает важное значение подготовке медиков, считая, что они особенно необходимы при выполнении задач по организации повстанческого движения на территории противника и что это способствует укреплению доверия к SAS со стороны местных жителей. 

В то же время отмечается нехватка хорошо подготовленных специалистов этого профиля в составе патрулей по причине небольшого набора в SAS (в первую очередь готовят связистов и подрывников), а также недостаточного финансирования.

Радиоподготовка включает изучение азбуки Морзе и работу на быстродействующих портативных радиостанциях, занимает три месяца. В ходе парашютно-десантной подготовки разведчики выполняют до 40 прыжков днем и ночью с различных высот со снаряжением, общий вес которого до 50 кг.

Радисты проходят подготовку в течение четырех недель в учебном центре SAS. Они изучают все типы радиостанций, состоящих на вооружении ССО, правила их эксплуатации и поддержания связи с Центром, шифровальную подготовку, основы ведения радио- и радиотехнической разведки (Р и РТР). Радисты являются помощниками командира по организации связи внутри патруля (отделения). В их подготовке участвуют специалисты 264-й роты спецрадиосвязи, предназначенной для поддержки SAS, в том числе по Р и РТР и безопасности связи.

Специалистов со знанием иностранных языков для боевых подразделений частей спецназа выпускает школа переводчиков управления подготовки сухопутных войск вооруженных сил Великобритании. Здесь они получают начальную подготовку, которая, по мнению командования SAS, является недостаточной для свободного владения иностранным языком. С целью совершенствования языковых навыков организуются специальные курсы при части, а также обучение в школе переводчиков вооруженных сил США в г. Монтерей (штат Калифорния). 

Каждый военнослужащий ССО изучает еще язык того района (государства), где предполагается использование его взвода, причем наиболее распространенным в настоящее время является арабский. Изучаются также скандинавские языки (норвежский, шведский) и испанский (после Фолклендского конфликта). Интерес к восточноевропейским языкам снизился после распада Варшавского договора.

Подрывники готовятся на специальных трехнедельных курсах. Они изучают взрывчатые вещества (ВВ), заряды, средства взрывания (СВ) и мины промышленного изготовления, способы изготовления ВВ из подручных средств, способы выведения из строя (уничтожения) раз-личных объектов и боевой техники, расчет зарядов, изготовление мин-ловушек, методы и средства разминирования.

Подготовка в соответствии с предназначением взвода (парашютный, амфибийный, мобильный и горный) также проводится на специальных курсах, на которых занимается весь взвод. При этом для уже прошедших ее это будут курсы усовершенствования, а для новичков — начальная подготовка по специализации взвода.




Военнослужащие SAS, находящиеся в составе парашютного взвода, проходят дополнительный курс воздушно-десантной подготовки, целью которого является обучение прыжкам с парашютом с больших и сверхмалых высот. Прыжки с больших высот совершаются с задержкой раскрытия парашюта двумя способами: с раскрытием парашюта у земли — HALO (High-Altitude, Low-Opening) и на большой высоте — НАНО (High-Altitude, High-Opening). При первом способе прыжки совершаются сначала с высоты 3500 м, а затем высота увеличивается до 7500 м. Раскрытие парашюта происходит на высоте 800—900 м. Основное внимание при обучении таким прыжкам обращается на умение свободно падать. Часть прыжков выполняется с полной боевой экипировкой (оружие и грузовой контейнер массой до 55 кг). 





При способе НАНО прыжки совершаются с высот до 12 000 м. Раскрытие парашюта происходит на высоте 8500 м. В этом случае важно выработать умение управлять парашютом и точно выходить к месту приземления, а также ориентироваться в воздухе, в том числе и с использованием портативных навигационных приборов GPS (Global Positioning System). Прыжки со сверхмалых высот — LALO (Low-Altitude, Low-Opening) выполняются с высоты 80 м с принудительным раскрытием парашюта. За шесть недель — такова продолжительность этого курса — необходимо совершить около 40 прыжков с парашютом. Он организован на базе ВВС Брайз-Нортон (так же, как и курс первоначальной воздушно-десантной подготовки).

Военнослужащие амфибийного взвода проходят подготовку в тренировочных центрах отряда боевых пловцов морской пехоты (МП) ВМС Великобритании (города Пул и Портсмут). Кроме того, они периодически выезжают для проведения тренировок в учебный центр ССО военно-морских сил США в г. Коронадо. 

Подготовка в центрах включает изучение нескольких вариантов высадки: с использованием дыхательных аппаратов открытого и замкнутого циклов; с помощью надувных резиновых лодок, каноэ, вплавь с использованием гидрокомбинезонов и резиновых мешков; кроме того, комбинированного (прыжок с парашютом на воду из самолета или вертолета в водолазном костюме для плавания, а затем высадка на берег на резиновой лодке, которая тоже сбрасывается с самолета, либо вертолета, или вплавь с использованием резиновых мешков); а также изучение способов и средств уничтожения (вывода из строя) морских объектов.
В подготовке военнослужащих мобильного взвода много времени уделяется отработке навыков вождения автомобилей и мотоциклов, состоящих на вооружении мобильного взвода. 

Обучение начинается в учебном центре SAS (г. Херефорд), где имеются специально оборудованные классы, тренажеры и автодром. Следующим этапом являются тренировки по вождению в пустыне (в Катаре или Объединенных Арабских Эмиратах). Там же отрабатывается тактика ведения боевых действий в пустыне с использованием автотехники и оружия, а также способы ориентирования, в том числе с применением приборов GPS; способы выживания и маскировки. Углубленные знания по вопросам ремонта и эксплуатации автотехники военнослужащие получают на курсах автомехаников в транспортной школе сухопутных войск вооруженных сил Великобритании (г. Беверли). Особое внимание обращается на ремонт техники в полевых условиях.

Военнослужащие горного взвода, предназначенного для ведения боевых действий в горных и арктических районах, проходят курс подготовки в центре зимней и горной подготовки сухопутных войск ФРГ в г. Люттензее (Бавария). В течение 15—16 недель они занимаются скалолазанием (пять недель), проходят горнолыжную подготовку (шесть недель), а также совершают высотные горные восхождения (три-четыре недели). 

По окончании курса сдаются зачеты и проводятся учения. На всех этапах отрабатываются вопросы выживания, ориентирования, ведения стрельбы и наблюдения в горных условиях. Подготовка проходит не только в баварских Альпах, но также в Шамони (Франция) и Гран Парадиз (Италия).

Действия в арктических районах военнослужащие SAS отрабатывают совместно с подразделениями МП в Му-и-Рана (Норвегия). При этом изучаются вопросы тактики, выживания, передвижения на лыжах, снегоступах и огневой подготовки.
Снайперы для SAS готовятся из числа военнослужащих, имеющих наилучшие результаты по огневой подготовке на курсах обучения снайперов сухопутных войск (четыре недели) или морской пехоты ВМС Великобритании (шесть недель). Иногда они посылаются на курсы снайперов морской пехоты США.
Антитеррористическая подготовка является общей для военнослужащих всех взводов спецназа и проводится на курсах (шесть недель). 

С этой целью в учебном центре SAS в г. Херефорд построен специальный полигон (Killing House), где имеются полномасштабные макеты различных зданий, самолетов, поездов. Особое внимание уделяется тактике действий и огневой подготовке. При изучении тактических приемов тщательно отрабатываются действия по проникновению в помещения, где находятся террористы и удерживаемые ими заложники, и их «зачистке», вопросы взаимодействия между членами штурмовой группы и т.д. 

Задача огневой подготовки — научить военнослужащих быстро и точно стрелять на коротких дистанциях в закрытых помещениях, из-за укрытий и в условиях задымленности помещений. Большое значение придается быстрому распознаванию целей, которые необходимо поразить (например, террорист находится в группе окружающих его посторонних лиц). За неделю тренировок каждый человек расходует в среднем до 5000 боевых патронов.
Тренировку по программе телохранителей, которая проводится уже свыше 40 лет, проходят не все военнослужащие SAS, а только специально отобранные. 

При этом главным критерием являются физические и внешние данные. Несмотря на то что с конца 70-х годов охрана высших должностных лиц и членов королевской семьи стала обязанностью военной полиции, курсы по подготовке телохранителей периодически организуются и проводятся в учебном центре сил специального назначения.

Военнослужащие резерва ТА проходят такую же подготовку, как и кадровый состав ССО сухопутных войск, за исключением антитеррористической подготовки и подготовки телохранителей. Однако программа немного упрощена.
В целом общее время подготовки разведчика составляет около двух лет. Военнослужащие, зачисленные в части специального назначения, первоначально заключают контракты на три года и более. После трех лет службы, по желанию, они могут снова вернуться в свои части. Хотя при поступлении на службу в SAS они лишаются званий, их продвижение продолжается после возвращения в свои подразделения.

По мнению командования SAS, система отбора и подготовки в целом отвечает требованиям, предъявляемым к этому роду войск и его боевой готовности. В то же время командование отмечает ежегодный некомплект личного состава и его длительный отрыв от мест постоянной дислокации (до восьми месяцев в году), что, по его мнению, сказывается на боеготовности сил специальных операций сухопутных войск вооруженных сил Великобритании.

По сообщениям иностранных СМИ, боевая подготовка частей и подразделений специального назначения организуется и проводится в соответствии с требованиями командования СВ по более эффективному их использованию в различных регионах. В частности, личный состав периодически отрабатывает учебно-боевые задачи в арктических районах Северной Норвегии, в горно-пустынной местности и джунглях на территории стран Британского содружества наций. Все задачи, решаемые в мирное время, проводятся в условиях так называемой «серой зоны», то есть максимально приближенных в реальной боевой обстановке. В военное время части специального назначения СВ передаются в резерв Верховного главнокомандующего ОВС НАТО в Европе.

Реформы сил специального назначения Великобритании

Силы специального назначения Великобритании были основаны в 1987 году, когда была создана Группа специального назначения, в свою очередь состоящая из специальной авиадесантной службы (SAS)
и специальной лодочной службы (SBS). SAS является самым крупным соединением по сравнению с другими компонентами СпН и состоит из трех полков — 21, 22, 23 и 63-го эскадрона связи SAS.

Из трех полков только 22-й полк SAS укомплектован контрактниками и входит в состав действующих вооруженных сил. 21 -й и 23-й полки укомплектованы резервистами на случай военной опасности.
ССН были сформированы для более четкой координации действий сил специального назначения на примере ВС США, которые годом ранее создали Командование сил специальных операций (SOCOM). Такая координация довольно скоро оказалась востребованной. 

Уже через несколько лет эти подразделения работали в Колумбии, а в 1991 году составили ударный кулак британского контингента в Первой иракской войне.
Тогда перед SAS и SBS ставились задачи по ведению разведки, дальнего патрулирования и проведению диверсий на территории Ирака и Кувейта. Для ведения разведки и патрулирования военнослужащие SAS использовали мощные джипы «Розовая пантера», созданные на базе «Лендровера» с установленными на них крупнокалиберными пулеметами и ПТУРами.

Хотя в целом действия SAS в ходе этой войны вообще и на указанном этапе в частности признаны удачными', сказать о том, как реально они действовали, довольно трудно, так как практически нет конкретных фактов, подтверждающих их результативность. Скорее наоборот, провал одного из патрулей показал недостаточную эффективность тактики, а несколько других вернулись ни с чем. Возможно, в связи с этим во второй фазе войны разведчики изменили тактику действий и занимались корректировкой ударов авиации.
О действиях SBS в тот период известно еще меньше. Бойцы SBS также занимались патрулированием в пустыне и обучением вновь созданной кувейтской армии.

Самая известная их операция — повреждение кабеля связи в 40 км от Багдада. Тогда два вертолета Королевских ВВС высадили 36 бойцов глубоко в пустыне. Бойцы разделились на команды поиска и охранения. В течение нескольких часов кабель был обнаружен, часть его была изъята для изучения специалистами, а часть взорвана в нескольких местах. Такими были первые совместные действия ССН.
После Войны в Заливе были предприняты шаги по совершенствованию материально-технической базы, а также по повышению качества боевой подготовки. В частности, было решено расширить вертолетный парк и модернизировать джипы. 

При подготовке личного состава еще больше внимания стало уделяться парашютной подготовке. В 90-х годах несколько команд SAS и SBS работали в Боснии. К основным задачам — патрулированию и корректировке огня — добавилась задача по захвату военных, подозреваемых в организации массовых убийств. Операции проводила SAS как во взаимодействии с SBS, так и с подразделениями спецназа других европейских государств.

В 2000 году обе службы ССН вновь применялись совместно. На этот раз в Сьерра-Леоне, где боевики захватили британских солдат. Основная тяжесть операции легла на бойцов SAS, бойцы SBS помогали им в сборе развединформации и обеспечивали бойцов-разведчиков. Операция в целом и скоординированные действия спецназа были признаны успешными.
В 2001 году прогремели теракты в Америке, которые инициировали начало операции вторжения в Афганистан. Первыми на территорию страны были введены группы американского спецназа из состава 5-й группы СпН. Британские спецназовцы присоединились к ним несколько позже, в ноябре.

Для отработки взаимодействия специально был назначен офицер, который находился в штабе и отвечал за обмен разведывательной информацией и координирование усилий спецназа в ходе операции. Бойцы SAS, по выражению одного из офицеров 22-го полка, первыми прошли «испытание кровью», когда один из патрулей, проводивший специальные мероприятия в районе Кандагара, столкнулся с группой боевиков движения «Талибан». Четверо бойцов SAS получили ранения.

В дальнейшем бойцы SAS работали в районе Тора-Бора в поисках Бен Ладена. В одном из налетов, без потерь, были уничтожены около двух десятков боевиков. Подразделения 22-го полка SAS провели несколько сложных разведывательных рейдов. В ходе одной из операций команда SAS была выведена в тыл парашютным способом, что в последние годы, особенно на характерной для Афганистана местности, большая редкость.

SBS занималась привычным патрулированием и ведением разведки. Одна из команд, входившая в группу быстрого реагирования, постоянно находилась на боевом дежурстве. Такой команде пришлось вступить в бой во время бунта пленных боевиков в районе г. Мазари-Шариф. Пулеметчики SAS своими умелыми действиями оказали действенную помощь американским разведчикам.

О действиях британских спецназовцев на территории Пакистана данных нет. По всей видимости, эту почетную миссию оставили бойцам «Дельты» и бывшей 6-й команды флота. Согласно официальной информации, из Афганистана SAS и SBS были переброшены в Ирак. Правда, незадолго до этого один из достоверных источников в КСО США проговорился, сказав, что SAS «исходя из опыта и подготовки, — именно то подразделение, которое наиболее подходит для выполнения специфических задач на территории Йемена».

Следует пояснить, что к началу 2000-х годов на территории Йемена довольно основательно и вольно обосновались ячейки «Аль-Каиды», которые после соответствующей подготовки направляли своих людей на территорию Сомали и в другие подобные районы.

Официальных данных нет, но известно, что бойцы SBS находились на кораблях в Аденском заливе, где осматривали подозрительные суда и плавсредства, а несколько команд SAS располагались в Джибути, на французской военной базе, откуда действовать было значительно проще. Надо также обратить внимание читателя на такое совпадение.

Именно в период с 2002 по 2004 год в Йемене погибло несколько крупных агентов «Аль-Каиды». При этом гибли они как в операциях по прямому воздействию, например, от взрыва ракеты, пущенной с беспилотного самолета «Предатор» («Хищник»), так и при якобы случайных взрывах на своих собственных опорных базах.
Вторжение в Ирак стало наиболее серьезным испытанием британского спецназа. И SAS, и, много реже, SBS уже приходилось участвовать в длительных миссиях, таких как в Малайе, Йемене или Северной Ирландии, но еще ни разу применение не было таким интенсивным. Все это породило серьезные проблемы — не хватало человеческих ресурсов, начали возникать пробелы в тренировочном процессе, что, в свою очередь, отражалось на результативности.

Первые задачи, поставленные перед бойцами, были прежними — ведение разведки. По старинке, бойцы посадочным способом, высаживались и на джипах отправлялись по намеченному маршруту дальнего патрулирования. Один из патрулей SBS, состоявший из 10 бойцов, был обнаружен противником, и бойцы, отходя, были вынуждены бросить транспортные средства. Двое из них, уходя от преследования, пешком дошли до сирийской границы, где их арестовали, а затем освободили. 

Вместе с тем, в отличие от прошлой войны, на этот раз бойцы действовали не только в пустыне, но и вблизи городов и армейских баз, что давало хорошие результаты. Благодаря собранным данным и наведению спецназа, авиация могла наносить точные удары с большей эффективностью. Тактика разведчиков была следующей. Вертолеты высаживали бойцов с джипами или с мотоциклами в нескольких десятках километрах от базы или населенного пункта. Далее бойцы выбирали место дневки, а уже ночью, выбрав наиболее удобное место для наблюдения, приступали к сбору информации. На НП бойцы были по несколько дней, но сам рейд мог длиться и неделю.
Во время одной из операций разведчики, благодаря знанию языка, сумели захватить высокопоставленного офицера противника. Позднее патрули SAS переместились в район Багдада, Басры и Мосула, где участились боевые столкновения.

Противостояние вооруженных сил Ирака удалось довольно скоро сломить. В течение месяца Ирак был полностью захвачен. Но сразу же началась вторая часть войны — борьба с террористами и повстанцами — сторонниками Хусейна. В соответствии с задачами изменилась и тактика. Рейды сменились налетами. В ноябре 2001 года агентура сообщила о том, что в одном из домов около Мосула находятся несколько боевиков. Ни принадлежность организации, ни их количество не были известны. Это могли быть как сторонники Хусейна, так и боевики исламисты. Поскольку собственных сил SAS не хватало для проведения полноценной операции, командование прияло решение о привлечении сил SBS. Совместный налет был проведен ночью. Бойцы, взорвав заряды, ворвались в здание, но тут же нарвались на мощный огонь. 

Первоначальная информация о том, что в доме находится не более пяти боевиков, оказалась неточной. Их было не меньше десятка, и все они входили в звено Заркауи. В первые минуты боя бойцы SAS оказались раненными.

Цель операции была достигнута: боевики были уничтожены, часть захвачена. Но за результат пришлось заплатить высокую цену: погиб боец SBS, а четверо спецназовцев SAS были ранены.

Разница в уровне подготовки с бойцами SBS. Эта была одна из первых операций в Ираке, где от бойцов потребовались серьезные навыки ведения боевых действий в замкнутом пространстве. И если бойцы SAS к подобным действиям были готовы, то у бойцов SBS в подготовке оказался серьезный пробел.

Из четырех эскадронов только два проходят серьезный курс сухопутной подготовки, схожей с той, что проходят в SAS. Два других специализируются на водном направлении и ограничиваются базовым курсом подготовки, сложным, но узконаправленным. Предыдущие действия в Сьерра-Леоне и Афганистане требовали в большей степени навыков выживания и физической подготовки, нежели умения воевать в замкнутом пространстве. Поэтому по сравнению с бойцами SAS у личного состава SBS нет ни опыта, ни навыков подобных действий.

Далее последовал еще ряд не совсем удачных действий, к счастью, не повлекших потерь.
SBS приняла участие в операциях по корректировке огня по зданию, где располагался один из ближайших помощников Хусейна Али Маджейд «Химический». Бойцы навели на дом ракеты JDAM, но ошибка в навигации чуть было не привела к трагедии — ракеты упали рядом с НП бойцов.

Эти и другие ошибки вызвали серьезную критику офицеров SAS, указавших на разницу в уровне исполнения. В SBS обиделись, но выводы сделали. В результате в SBS должна была появиться новая единица, предназначенная для борьбы с террористами на суше, а позднее была создана совместная команда SAS—SBS, дислоцированная в Пулле. Кроме того, в 2005 году были проведены изменения в принципах комплектования SBS. Если раньше для тестовых испытаний отбирались кандидаты только из служащих флота, то теперь в SBS стали рассматривать и рапорты кандидатов из сухопутных подразделений. Правда, к этому времени вновь серьезно обострилась ситуация в Афганистане и SBS была срочно переброшена в провинцию Гельменд.

Пока в SBS готовились и проводили реорганизацию, в SAS продолжали решать все новые боевые задачи. Так, например, в 2004 году группа быстрого реагирования 22-го полка, находившаяся на передовой базе близ Мосула, получила оперативную информацию о нахождении в одном из домов сыновей Хусейна. Для проверки информации группой бойцов SAS, работавших в одежде местных жителей, была проведена доразведка объекта. Убедившись в достоверности информации, старший группы попросил разрешение на проведение штурма. Однако разрешения не получил. Американцы посчитали, что нейтрализация Хусейна и его сыновей — их дело. Результат известен: вместо хирургической операции маленькой команды — многочасовый штурм в прямом эфире.
В Мосуле SAS провела еще несколько сложных операций, прежде всего связанных со штурмом зданий. 

Несколько раз бойцы работали с коллегами из американского спецназа. В одной из операций погибли два «зеленых берета», но Заркауи удалось уйти. Хотя и удалось уничтожить нескольких его помощников, эта операция, как и многие другие, показала, что каждый должен работать по своему профилю. «Зеленые береты», как и SBS, никогда не воевали в городе и, тем более, не отрабатывали захват террористов в многоэтажных зданиях. В то же время, безусловно, спецназовцы должны уметь эффективно решать самый широкий спектр специальных задач.

Помимо действий в городской местности, SAS работала на сирийской границе, занимаясь выявлением путей снабжения боевиков и участков их перехода на территорию Ирака и обратно. Были проведены несколько удачных засад, захвачены партии оружия и документы. При этом ветеран одного из спецподразделений 
Ближнего Востока, имеющий большой опыт ведения боевых действий в пустынной местности, считает, что именно на этом направлении SAS должна была плотно работать с SBS, что позволило бы расширить действия и улучшить результативность. 

Несмотря на частные усилия спецподразделений США и Великобритании, как-то так получилось, что американские спецназовцы работают сами по себе, а англичане, к тому же не обладающие достаточными силами, сами по себе. Кроме того, по мнению ветерана спецназа, на границе с Сирией SAS работает в разведвакууме. Недостаток разведывательной информации можно было бы восполнить, например, используя тактику облетов и досмотров, как это делали подразделения спецназа ГРУ в Афганистане или отряд израильского спецназа «Сайерет ШАКЕД» в Египте и Иордании. Однако, по указанным выше причинам, эта тактика не нашла применения.

Помимо штурмовых операций, SAS применяли для операций по освобождению заложников. Тогда SAS удалось в бескровных операциях освободить нескольких британских граждан, а также граждан западных стран. 

Также бойцы SAS применялись в ходе разведывательных мероприятий по выявлению каналов снабжения иракских боевиков оружием и боеприпасами. Британским и американским спецслужбам удалось выявить несколько каналов поставок оружия и ВВ с территории Ирана, в частности, в город Басра. Не располагая необходимой агентурой, офицеры разведки решили привлечь для выявления посредников и получателей, бойцов SAS, имеющих соответствующую подготовку. Бойцы SAS, находясь на пункте временной дислокации в Басре, хорошо изучили город и местные группировки. Пользуясь этим, они начали вести негласное наблюдение за несколькими иракцами, попавшими под их подозрение. В итоге они были задержаны, а ряд каналов перекрыт.

В сентябре 2005-го произошел провал одной из групп, работавших в городе с частичной легализацией. Два бойца SAS были захвачены и спрятаны в местном полицейском управлении. Неизвестно, произошла ли утечка или арабский язык бойцов вызвал подозрение, но оба были арестованы иракцами. Даже если иракцы и не подозревали о реальной миссии бойцов, обнаруженное при них спецоборудование, включавшее в себя, в частности, микрофоны для прослушивания на расстоянии, а также цифровые камеры и многое другое, чего нет в арсенале обычного солдата, говорило о многом. В итоге бойцов пришлось освобождать силовым путем. Проводились ли в дальнейшем подобные действия бойцами SAS, неизвестно. В любом случае, отдавая должное действиям бойцов, вскрывшим то, что не удалось профессиональным разведчикам, заметим, что подобного рода операции не их обязанность.

Штурмовые действия. В том же 2005-м бойцы SAS провели операцию «Мальборо» по уничтожению тройки террористов-смертников. Все террористы были уничтожены снайперами. SAS активно привлекалась также к операциям в Басре и Багдаде. В Басре бойцы потеряли бойца при штурме здания с боевиками, а в Багдаде боец погиб при крушении вертолета.
При этом нельзя не отметить высочайший профессионализм бойцов при проведении штурмовых операций. 

Многие из них проводятся против объектов, сложных для проникновения, поскольку многие строения, используемые боевиками, в т.ч. в Палестине и Ливане, больше напоминают укрепленные пункты, а не жилые дома. К тому же там находятся хорошо вооруженные и подготовленные боевики с заниженным порогом страха. Но, тем не менее, за все время, непосредственно при штурмовых действиях, погиб всего один боец. Результат говорит сам за себя.



Реальный пример — операция в Басре осенью 2006 года, когда команда SAS ликвидировала шестерых боевиков в ходе молниеносного штурма, используя спецсредства для проникновения в здания и ведения боя в замкнутом пространстве.

Бойцы SBS, при поддержке морпехов из SFSG, также провели ряд удачных рейдов по захвату и уничтожению лидеров талибов. Правда, в одной из операций спецназ потерял двух опытных бойцов, но это были единственные потери. Помимо этого, совсем недавно бойцы SBS, совместно с «зелеными беретами», приняли участие в операции по уничтожению Муллы Дадулла — лидера движения «Талибан» в провинции Кандагар. Бойцы SBS вели наблюдение за колонной, в которой находился Дадулла, а затем корректировали огонь и участвовали в прямом боевом столкновении. Эту операцию координировал офицер из ГСН Великобритании.


Еще в 2004 году увеличение интенсивности операций требовало привлечения к операциям новых людских ресурсов. В то же время один из эскадронов должен был находиться в постоянной готовности на случай террористической угрозы на территории Великобритании, еще один занимался в соответствии с программой боевой подготовки. Как известно, базовый курс подготовки SAS — лишь один из этапов подготовки. Кроме того, ситуация периодически требовала присутствия бойцов в различных точках земного шара. Но многие, проводимые британским спецназом операции требовали привлечения больших сил для блокирования местности, а 22-й полк SAS не располагал ими. Как результат — несколько не совсем удачных операций, когда боевики уходили из-за недостаточно плотного блокирования вероятных путей отхода противника.

В командовании ССН и в 22-м полку впервые за много лет начали обсуждать вопрос о развертывании нового эскадрона. Но предложение об увеличении численности полка вызвало серьезную критику как в самом полку, так и среди ветеранов. По мнению спецназовцев, расширение численности полка неизбежно приведет к ухудшению качества кандидатов и, как следствие, к снижению уровня подготовки, что неизбежно отразится на безупречной репутации SAS, которую многие десятилетия зарабатывали несколько поколений британских спецназовцев.

В итоге было принято соломоново решение: SAS, за исключением нескольких структур, не трогать, а силы специальных операций расширить путем создания дополнительных подразделений из десантников и морских пехотинцев. Уже в 2005 году для усиления ГСН были отобраны 145 десантников из состава 1-го парашютного батальона (1 Para). Позднее к ним присоединились морские пехотинцы из 40 и 45 Групп коммандос. Вновь созданное формирование получил название Special Forces Support Groupe (SFSG) — Группа поддержки сил специального назначения.

Сформировав таким образом группу, англичане ввели специализацию для структурных подразделений ГПС СпН: десантники взаимодействуют с SAS, а морские пехотинцы с SBS. Пока не ясно, каким образом будут отбираться бойцы в дальнейшем, но представитель ССН Великобритании дал понять, что все бойцы группы будут проходить, кроме базового курса, усиленную подготовку по программе ГСН.

Реальные примеры совместных действий можно видеть уже сейчас. SBS в Афганистане сосредоточилась полностью на проведении специальных операций, а эскадроны SAS получили возможность направлять команды для проведения полноценных тренировок. Другое, менее известное подразделение, было создано в 2005 году — Полк специальной разведки (Special Reconnaissance Regiment, SRR). Полк, который по численности не больше усиленного мотострелкового батальона Российской армии, был создан на базе 14-й разведроты, известной по операциям, проводимым в Северной Ирландии. Кроме того, для комплектования SRR были отобраны солдаты и офицеры других армейских подразделений, обладающие соответствующим опытом. После формирования новых подразделений ССН Великобритании включают в себя: Специальную авиадесантную службу (SAS), Специальную лодочную службу (SBS), Группу поддержки сил специального назначения (SFSG), полк специальной разведки, 18-й полк связи, а также 7 и 47-й эскадроны Королевских ВВС, имеющие в своем составе вертолеты СН-47 «Чинук» и транспортные самолеты С-130 Геркулес»». SAS по-прежнему состоит из 22-го полка, укомплектованного контрактниками из 21 и 23-го полков резерва, а также 63-го эскадрона связи SAS.

В настоящее время для комплектования полка спецразведки набирают военнослужащих из всех родов войск, они проходят довольно жесткий отбор и направляются на шестимесячный курс обучения. В ходе подготовки важное значение уделяется изучению иностранных языков и агентурной подготовке, в ходе которой бойцов обучают способам вербовки иностранных граждан. На занятиях по тактике бойцы отрабатывают способы организации НП, способы их маскировки и ведение наблюдения в течение длительного времени. Многие предметы программы боевой подготовки отрабатываются под руководством сержантов-инструкторов из состава SAS.

Создание ПСР позволило перераспределить ряд задач, стоящих перед SAS и SBS. В настоящее время полк спецразведки занимается сбором информации о лидерах боевиков, а также отслеживает и анализирует пути поступления контрабанды. Считается также, что полк может заниматься вербовкой агентуры. В то же время известно, что за работу с агентурой в армии Ее Величества отвечает Joint Support Group (JSG) — Объединенная группа поддержки, которая тесно сотрудничает с MI-6. Информация о взаимодействии этих структур в настоящее время остается за границами нашей публикации.

Бойцы SRR привлекаются также к боевым операциям. В соответствии с направленностью полка, как и в Северной Ирландии, бойцы работают в Ираке, маскируясь под местное население. Однако ветеран спецназа одной из ближневосточных стран считает, что полгода обучения явно недостаточно для эффективной работы среди местного населения на Ближнем Востоке. Его слова в некоторой мере подтверждает ряд операций, в ходе которых бойцы SRR рассекречивались местными жителями еще на этапе ведения наблюдения за объектом. Это было как в Басре, так ив самом Багдаде, и в одном из его северных пригородов. Тогда бойцов пришлось вытаскивать американским солдатам.

Плюсы и минусы реорганизации. Безусловно, создание SFSG и SRR позволило разгрузить бойцов спецназа в оперативном плане, предоставило возможность продолжить полноценные тренировки, своевременно обобщая приобретенный в Ираке и Афганистане боевой опыт.

Создание новых подразделений в структуре Командования сил специального назначения Великобритании предоставило офицерам спецназа возможность служебного роста в структуре Командования. Раньше для военной карьеры офицеры возвращались в те подразделения, откуда они приходили в спецназ. Теперь их опыт смогут использовать новые подразделения Командования. При этом 22-й полк SAS по-прежнему сможет контролировать уровень боевой подготовки всех подразделений.

Вместе с тем высокопоставленные офицеры Министерства обороны Великобритании считают, что, укрепляя таким образом спецназ, происходит ослабление воздушно-десантных подразделений и частей Королевской морской пехоты. Ведь первые 145 бойцов SFSG были отобраны из элитного 1-го батальона, которому пришлось компенсировать дефицит личного состава за счет других подразделений и новобранцев. Однако до уровня опытных бойцов, покинувших батальон, им еще очень далеко. Аналогичная ситуация и в подразделениях 42 и 45-й Групп коммандос королевской морской пехоты.
Говоря о проблемах комплектования Сил специального назначения Великобритании, нельзя не сказать и о том, что в последние годы резко усилился отток бойцов из элитных подразделений в частные военные компании. Начиная с 2004 года SAS и SBS покинули более двух десятков бойцов, добровольно перешедших на службу в частные военные компании. Пытаясь удержать бойцов, военное ведомство Соединенного Королевства серьезно повысило им зарплату, но она вряд ли может сравниться с той, что им предлагают в РМС. Один из офицеров SAS в отставке по этому поводу заметил: «Остаются самые голодные, злые и влюбленные в свою работу». Где-то мы это уже слышали. Не так ли?

Тактика действий и опыт боевого применения ССО сухопутных войск Великобритании

С начала 80-х годов силы специальных операций сухопутных войск Великобритании принимали участие в нескольких вооруженных конфликтах: Фолклендский (Южная Анлантика, 1982) операция «Буря в пустыне», (зона Персидского залива, 1990—1991), в Боснии и Герцеговине (бывшая Югославия, 1994—1995). Таким образом, командование SAS имело возможность на практике проверить эффективность тактических приемов и способов использования вооружения и военной техники (В и ВТ), а также снаряжения, которые в мирное время целенаправленно отрабатываются в процессе учебно-боевой подготовки в различных географических и климатических условиях.

В ходе боевых действий подразделения ССО выполняли разнообразные разведывательно-диверсионные задачи, проводили специальные мероприятия, осуществляли наведение авиации на цели противника, корректировку огня артиллерии, вели разведку результатов авиационных и артиллерийских ударов. При этом применялись следующие способы их вывода в тыл противника: морской надводный с использованием катеров и надувных резиновых лодок (Южная Атлантика); воздушный — посадочным способом с помощью вертолетов (Южная Атлантика и зона Персидского залива); наземный — на машинах и пешком (зона Персидского залива и Босния).

Командование SAS считает, что основными способами воздушного пути вывода спецназовцев являются два: десантирование с парашютом (способ НАТО — High-Altitude, High-Opening), а также посадочный — из вертолета, отдавая предпочтение второму. Это обусловлено тем, что современные ПВО могут довольно легко обнаружить и сбить транспортный самолет.

При десантировании способом НАТО самолет, как правило, не входит в зону ПВО (или не пересекает воздушную границу). Парашют раскрывается на большой высоте, и парашютист планирует со скоростью до 80 км/ч к назначенному месту, приземляясь на расстоянии до 40 км отточки выброски.

При этом парашютисты надевают специальный костюм из радиопоглощающих материалов для уменьшения вероятности обнаружения радиоэлектронными средствами. Так как парашютисты совершают прыжки с составе группы ночью, то для осуществления визуального контроля друг за другом на верхней части купола нашит прямоугольник из люминесцентного материала, светящийся ночью тусклым светом. Точность приземления обеспечивает компактный навигационный прибор GPS (совмещен с компасом и закреплен на груди), а определение высоты — высотомер (надевается на руку).

Для высадки парашютным способом ССО сухопутных войск имеют на вооружении транспортные самолеты С-130 из состава 47-й авиаэскадрильи ВВС. Основными типами вертолетов, используемых SAS, являются СН-47 «Чинук» из 7-й авиаэскадрильи и «Си Кинг».

Морскому способу вывода групп SAS командование ССО придает в настоящее время второстепенное значение, так как считает, что в современных условиях он не обеспечивает необходимой скрытности высадки. По мнению специалистов оперативно-исследовательского подразделения, многие страны, в том числе и «третьего мира», серьезно занялись вопросом безопасности своих морских границ, в связи с чем оснащают ее самыми современными средствами контроля и усиливают береговую охрану. Это делается главным образом для предотвращения незаконного оборота наркотиков и вместе с тем способствует укреплению противодиверсионной обороны.

Патруль (отделение) является основной тактической единицей ССО. Его состав зависит от выполняемой задачи и условий местности. Так, при ведении боевых действий в джунглях Борнео (1963—1966) патруль состоял из трех человек, в войне в зоне Персидского залива — из восьми, а в ходе антитеррористических операций действуют, как правило, парами.

При проведении специальных операций в тылу противника может создаваться отряд спецназа численностью два-три взвода (группы). Примером этого может служить операция по уничтожению самолетов ВВС Аргентины во время Фолклендского конфликта на о. Пеббл, проводившаяся 14—15 мая 1982 года. Накануне, за четыре дня до ее начала, на соседний о. Западные Фолкленды были высажены с помощью вертолетов два патруля (по четыре человека) с задачей проведения разведки места базирования самолетов. Переправившись через пролив на разборных каноэ, патрули оборудовали наблюдательные посты (НП) на удалении 1800 м от аэродрома и провели его разведку. Утром 14 мая на противоположном конце о. Пеббл тремя вертолетами «Си Кинг» были высажены два взвода из состава роты D 22-го полка SAS. Они были вооружены винтовками М16 с подствольными гранатометами М203, одноразовыми гранатометами М72 американского производства, английскими ручными пулеметами GPMG и двумя 81-мм минометами. Каждый военнослужащий нес на себе две мины для миномета, а также заряды взрывчатых веществ. Совершив переход к месту проведения операции, отряд разделился на две группы и занял исходные позиции. 

Одна группа из 20 человек должна была уничтожить самолеты на стоянках, другая прикрывала их действия, не давая прибыть подкреплению из ближайшего аргентинского гарнизона. Помимо минометного огня, действия отряда спецназа поддерживались огнем орудий эсминца «Гламорган» (в его состав входил офицер с эсминца для корректировки огня корабельной артиллерии). Так как операция проходила в темное время суток, для лучшей ориентации стрельба велась осветительными минами и снарядами. В ходе ее все 11 аргентинских самолетов были уничтожены. Потери англичан составили двое раненых. Всего в операции с их стороны участвовало 45 человек.

После вывода в тыл противника, главная задача патруля — как можно быстрее покинуть место высадки (приземления, перехода линии соприкосновения или границы). Его боевой порядок в составе четырех человек при выдвижении в пешем строю может быть следующим: в колонну по одному, по два или так называемый «бриллиант» (один впереди, двое в центре, один сзади). 

Такой же порядок может быть и при большей численности патруля. Чаще всего применяется способ в колонну по одному, так как при этом обеспечивается большая безопасность для членов патруля, которые следуют на расстоянии три-четыре шага друг от друга, при подрыве одного из них на мине, попадании в патруль гранаты или мины. Идущий впереди ведет наблюдение и направляет оружие в секторе 310—45 град., вторым идет командир патруля (его сектор 225—310 или 45—135 град.), третий ведет наблюдение в противоположном секторе, четвертый (замыкающий) — в секторе 135—225 градусов.

Скорость передвижения в лесу (джунглях) составляет 1,5 км/ч. При внезапной встрече с противником или попадании в засаду патруль не должен вступать в затяжной бой. Главная его задача — ошеломить противника шквальным огнем из всех видов оружия, выйти из-под обстрела и скрыться. При попадании в засаду в лесу патрулю рекомендуется, отстреливаясь, отходить по пройденному маршруту, что уменьшает вероятность подрыва на минах. На открытой местности он должен прорываться сквозь боевые порядки противника, так как вряд ли тот, по мнению специалистов SAS, будет устанавливать мины на своем пути. Раненым во избежание столкновения с противником рекомендуется самостоятельно выходить на заранее обусловленный пункт сбора, чтобы не сковывать действия остальных членов патруля. Если потребуется уходить от преследования, им рекомендуется разделиться на группы либо уходить поодиночке, собираясь на пункте сбора, либо самостоятельно выходить в расположение своих или дружественных войск.

Прибыв в район выполнения задачи, патруль организует наблюдательные посты для ведения разведки. Существует несколько их видов, например, «валет» для двух человек. При этом рюкзаки со снаряжением лежат в ногах напарника, а двое военнослужащих отдыхают в другом месте, анализируют полученную информацию или передают ее в Центр. Есть еще «валет» для четырех человек: когда все они лежат в одну линию, головой к ногам товарища, а наблюдение ведут посменно: или двое крайних, или двое в центре. Остальные либо отдыхают, либо проводят сеанс связи. Кроме того, существует способ «звезда», когда четверо военнослужащих лежат по кругу ногами к центру. При этом способе каждый отвечает за свой сектор наблюдения. В зависимости от интенсивности действий противника в секторе, командир патруля может разрешить подчиненным отдохнуть, возложив при этом обязанности по наблюдению на военнослужащих, ведущих наблюдение за смежными секторами.

Основное внимание при ведении разведки наблюдением обращается на соблюдение мер скрытности и маскировки. Военнослужащим SAS запрещается хранить какие-либо записи о результатах разведки после доклада командиру патруля или передачи данных в Центр. Все черновые материалы должны уничтожаться. Не разрешается также делать какие-либо отметки на карте, в том числе наносить выявленные объекты противника. Не рекомендуется показывать на карте что-либо пальцем, так как на ней могут остаться грязные (жировые) следы, что в случае попадания ее к противнику может привести к раскрытию содержания деятельности патруля.

Примером такой тактики могут служить действия патруля В-20 (Bravo two zero) из состава роты В 22-го полка спецназначения в ходе боевых действий в зоне Персидского залива. Патруль в составе восьми человек под командованием сержанта Энди Макнаба (псевдоним) был высажен на территории Западного Ирака из вертолета СН-47 с задачей ведения разведки в районе северного шоссе с целью обнаружения мобильных ракетных установок «Скад». Каждый член патруля нес рюкзак массой до 64 кг с имуществом и снаряжением. Прибыв в район выполнения задачи, организовав базу и наблюдательный пост, патруль приступил к выполнению задачи. Однако месторасположение базы было обнаружено пастухом, сообщившим об этом иракским военным, которые немедленно организовали нападение на патруль, а затем его преследование. Отразив нападение противника, командир патруля принял решение: бросить тяжелые рюкзаки, оставив только радиостанцию, и, разделившись парами, уходить от преследования.

Для сбора патруля были назначены основной и запасной пункты сбора. В случае невозможности выйти к этим пунктам спецназовцы должны были самостоятельно выйти на территорию Сирии. Иракцы организовали плотное преследование. Положение патруля ухудшилось в связи с плохой погодой (дождь со снегом, сильный ветер, отрицательная температура). В результате один военнослужащий SAS был убит в ходе столкновения с противником, двое умерли от переохлаждения, четверо, включая командира патруля, попали в плен. И только один, капрал Крис Райан, пройдя в пустыне около 300 км за 8 суток, сумел выйти на территорию Сирии.

Всего действовали три подобных патруля. Личный состав одного из них, выполнявший аналогичную задачу в районе центрального шоссе, из-за плохих метеоусловий не смог эвакуироваться из района выполнения задачи по воздуху и был вынужден выходить в расположение своих войск пешком, пройдя в пустыне с оружием 220 км.
Одновременно с патрулями в тылу иракских войск действовали четыре мобильных разведотряда SAS на машинах «Лендровер» и мотоциклах. 

На них были возложены следующие задачи: обнаружение мобильных ракет «Скад»; наведение авиации на обнаруженные пусковые установки ракет, разведка результатов нанесения ударов; самостоятельное уничтожение ПУ, если не было возможности вызвать авиацию или она не успевала прибыть в район обнаружение ПУ до старта УР «Скад». В состав мобильного отряда входили 12 машин и два-три мотоциклиста. На каждой машине находилось три человека: командир, водитель и стрелок-оператор огневой установки. В качестве последней примерно на половине машин размещались ПТУР «Милан», а на остальных— 12,7-мм пулеметы «Браунинг» или автоматические гранатометы Мк-19.
При выполнении задачи отряд выдвигался в составе колонны машин, имея впереди охранение из пары мотоциклистов или легкой разведывательной машины. 

По прибытии в район выполнения задачи организовывалась база, откуда высылались разведдозоры (РД) на машинах для осмотра участков местности. В месте расположения базы машины выстраивались в круг и маскировались с помощью штатного оборудования. Личный состав, не занятый выполнением каких-либо задач, находился внутри этого круга: отдыхал, приводил в порядок оружие и снаряжение. На удалении 250—300 м выставлялись парные дозоры для охраны базы, количество которых зависело от условий местности и близости противника. В базе организовывалось постоянное дежурство для поддержания связи с РД и охранением. Осмотрев таким образом один район, вся колонна перемещалась в новый, где вся процедура повторялась.

При обнаружении ПУ ракет, командир отряда или РД, определял их координаты с помощью прибора спутниковой навигационной системы GPS и передавал координаты в центр управления ССО. 

Иногда, при нанесении авиационных ударов по выявленным целям ПУ «подсвечивались» с помощью лазерного целеуказателя. После этого проводилась разведка результатов такого удара и оставшиеся ПУ, в случае необходимости, уничтожались из ПТУР «Милан». Если обнаруживалось подразделение ракет «Скад», совершающее марш, то разведотряд или разведдозор сопровождал его, двигаясь параллельным курсом на некотором удалении, дожидаясь прибытия вызванной авиации для корректировки нанесения удара.
Так, 3 февраля 1991 года РД в составе трех машин обнаружил иракскую колонну с пусковыми установками (всего 14 машин) в районе г. Ар Рутбах. 

Передав сообщение командованию об обнаружении ракет «Скад», разведдозор, следуя параллельным маршрутом, постоянно вел наблюдение за колонной. Примерно через 10 мин появились два тактических истребителя F-15, которые нанесли ракетный удар по иракской колонне. После того как рассеялся дым и улеглась пыль, командир РД обнаружил, что две ПУ остались целыми и доложил об этом в Центр по радио. Получив сообщение, что сейчас в этом районе нет авиации, которая смогла бы повторить удар, он принял решение самостоятельно атаковать оставшиеся ПУ огнем ПТУР «Милан» (были уничтожены в результате двух пусков). В ходе завязавшегося после этого боя с подоспевшим иракским подкреплением одна машина была подбита. Прибывшие на помощь тактические истребители F-15 нанесли удар по иракцам, и, воспользовавшись наступающими сумерками, британские спецназовцы на оставшихся машинах ушли от преследования.

При встрече с противником на марше колонна быстро развертывалась в линию по фронту и открывала огонь из всех видов оружия, при отходе одна из машин прикрывала остальных. В засаде машины располагались в линию на расстоянии 50 м друг от друга. Доставка топлива, продовольствия и боеприпасов осуществлялась по воздуху или с помощью машин (путем создания специальных колонн).

Действия мобильных разведотрядов SAS по поиску и уничтожению ракетных комплексов «Скад» были высокоэффективными. Именно они в значительной степени способствовали выполнению этих задач в районе Западного Ирака, действуя в тылу противника свыше двух недель. Так, американский генерал Н. Шварцкопф, который был командующим объединенными многонациональными силами в зоне Персидского залива, высоко оценил действия британского спецназа во время операции «Буря в пустыне»: «Я хотел бы официально поблагодарить 22-й полк SAS за его прекрасную работу во время операции. Действия его личного состава были высокопрофессиональными и соответствовали лучшим традициям этой части». Нужно отметить, что еще до начала операции «Буря в пустыне» этот человек весьма скептически относился к идее использования подразделений специального назначения.

На территории бывшей Югославии, в Боснии, подразделения SAS действовали с февраля 1994 года. Сначала там находился взвод, в августе 1994-го — уже две роты спецназа, а к концу 1995 года, при реализации Дейтонских соглашений по Югославии, они были усилены военнослужащими резерва из состава 21-го полка специального назначения территориальной армии. Эти подразделения выполняли следующие задачи: подбор площадок для приема грузов, сбрасываемых авиацией НАТО для боснийских мусульман в районе городов Маглаи и Горажде, и обеспечение приема грузов; обнаружение позиций ЗУР ПВО, командных пунктов, узлов связи, складов и артиллерийских батарей сербов; наведение авиации на выявленные цели и корректировка огня артиллерии; определение результатов нанесения ударов; наблюдение за действиями сербов при развертывании многонациональных миротворческих сил.

В состав патруля обычно входили четыре человека, а в отдельных случаях — от семи до десяти. Способ вывода — наземный (пешком). Иногда использовались машины миротворческих сил ООН, когда патруль находился в одной из машин, следовавших колонне. При прохождении нужного места он скрытно покидал машину и далее следовал пешком в район выполнения задачи. Особое внимание обращалось на соблюдение скрытности действий, в связи с чем военнослужащим спецназа запрещалось без крайней необходимости вступать в бой с сербами.

Но и после установления мира в Боснии и Герцеговине заключения Дейтонских соглашений и ввода многонациональных миротворческих сил SAS не прекратили проведения тайных операций в этом регионе. В составе подразделения, сформированного из военнослужащих США, ФРГ, Франции и Нидерландов, британские спецназовцы выполняли задачу по выявлению, слежению и задержанию всех лиц, обвиняемых в совершении военных преступлений на территории Боснии и Герцеговины. Совместно с американским подразделением «Дельта» в июле 1997 года они провели операцию «Танго». Ее цель была захватить и вывезти из Боснии Милана Ковачевича и Симо Дрляка, которых Международный трибунал по военным преступлениям в Гааге признал виновными в уничтожении и издевательствами над пленными в лагере Омарска в Боснии. Операция удалась только наполовину: Ковачевич был схвачен в 25 км от г. Приедор прямо в рабочем кабинете и доставлен в г. Гаага, а Дрлякп оказал упорное сопротивление англичанам, высадившимся из американского вертолета, ранил одного из спецназовцев и сам был убит в перестрелке.
В настоящее время сухопутные войска Великобритании располагают хорошо подготовленными в профессиональном отношении ССО, оснащенными современным В и ВТ, имеющими опыт боевого применения в различных районах мира и способными выполнять поставленные им задачи. 

С учетом этого в последние годы командование этих сил постоянно изучает и совершенствует тактические приемы действий, оружие, технику, снаряжение и способы их применения. Сложившаяся за годы существования ССО система отбора и комплектования личного состава доказала свою надежность и эффективность в ходе боевых действий и в ближайшем будущем должна быть сохранена. Основные образцы вооружения, военной техники и снаряжения сил специальных операций прошли многолетнюю проверку, изучены и освоены личный составом, хорошо зарекомендовали себя при использовании в боевых операциях и, как полагают английские эксперты, будут оставаться на вооружении и в начале XXI века.

Действия спецназа Великобритании в Ираке

До второй войны в Ираке западные спецподразделения ни разу не были вовлечены в столь длительные и интенсивные боевые действия. В Сомали и Боснии спецназовцы привлекались либо к разведоперациям и корректировке огня авиации и артиллерии, что практически исключало возможность боестолкновения, либо для точечных операций, подобно попытке захвата генерала Айдида в Могадишо.
Первой серьезной проверкой должен был стать Афганистан. Но и там те же SAS Великобритании, отряд «Дельта» или «тюлени» США работали лишь адресно. В Ираке все было по-другому.

Проблемы боевых действий в городе. Проведя успешную операцию по захвату территории Ирака, войска коалиции столкнулись с повстанчеством. Безусловно, основным инструментом борьбы с партизанами является спецназ. Однако в Ираке боевые действия развернулись главным образом в городах, а не в пустыне, где победить партизан было бы относительно легко при имеющихся в распоряжении американцев и англичан технических средствах разведки и огневого поражения. В городе все оказалось намного сложнее.
Если бойцы SAS или «Дельты» имеют солидный опыт ведения боевых действий в городской местности и проходят для этого серьезную подготовку, то «зеленые береты», Navy SEALS или рейнджеры, предназначенные главным образом для действий в полевых условиях, столкнулись с серьезной проблемой подготовки.

Конечно, «зеленые береты» с 2001 года участвовали в десятках операций и боевых столкновениях в горах или пустыне. И там требовались совершенно другие навыки, вооружение и подготовка, нежели те, что были необходимы для действий в городе. Отсутствие необходимых навыков ведения боя в условиях ограниченного пространства (в зданиях, на узких улицах) привело к большим потерям. Только 5-я группа специального назначения потеряла за три года 10 бойцов.

Один из «зеленых беретов», воевавший в Афганистане и Ираке более двух лет, признает, что бойцам пришлось перестраиваться на ходу. Он, в частности, сказал: «В горах Афганистана и пустыне Ирака я чувствовал себя вполне уверенно, но в кварталах Фаллуджи и Багдада я действовал, больше полагаясь на опыт и инстинкт, чем на профессиональные навыки». Возникли проблемы и с выбором вооружения. Используемые большинством спецназовцев американские штурмовые винтовки оказались малоэффективными при длительном бое в условиях сильной запыленности. В Фаллудже разведроты морской пехоты и «зеленые береты» меняли штатное вооружение на трофейные автоматы Калашникова и пулеметы советского, китайского и иранского производства.

Тот же американский спецназовец вспоминал, что в самом начале боев его М-16А2 отказала в самый критический момент боя, и если бы не автомат Калашникова, валявшийся рядом с трупом убитого иракского гвардейца, он вряд ли смог бы рассказать нам, как закончился этот бой.

Также серьезной проблемой стало отсутствие четкого взаимодействия между воюющими подразделениями.
«Черная группа». В настоящее время в Ираке создана так называемая оперативная группа Task Force 145, куда входит «Task Force Black» (TFB). В TFB входят команды из SAS, отряда «Дельта», антитеррористической команды 6-й группы спецназа ВМС США. В задачи группы входит захват и уничтожение главарей террористов и борьба с террористами-самоубийцами. Большинство спецопераций в Ираке проводится именно этой опергруппой. Например, группе приписывают операции по уничтожению сыновей Саддама Хусейна.

Одной из задач опергруппы является координация усилий различных спецподразделений. В Ираке американцы столкнулись с теми же проблемами, что и российские федеральные силы в Чечне — с отсутствием четкого взаимодействия между различными спецподразделениями и войсками. Подразделения из состава вышеуказанных элитных спецназов работают в назначенных им секторах. Но эти секторы являются зоной ответственности тех или иных сухопутных подразделений или подразделений морской пехоты США. Спецназ зачастую вынужден действовать самостоятельно, не ставя в известность старшего начальника зоны. 

Группа же занимается координацией действий, например, подразделения «Дельта» и пехотинцев США.
Подтвержденной операцией, которую разрабатывала группа, является спасение военнослужащей Джессики Линч, удерживаемой в охраняемой больнице. 

Операция была проведена «тюленями» и рейнджерами. Оперативная группа «Task Force Black» также предназначена для координации действий специальных подразделений, как это было при проведении операции «Мальборо», о которой речь пойдет ниже.

Другая серьезная проблема, с которой столкнулись американцы и англичане в Ираке, — отсутствие достоверной разведывательной информации, а также отсутствие обмена ею между подразделениями. Создание оперативной группы пошло на пользу и позволило создать общую базу данных на террористические группировки, действующие в Ираке, улучшило возможность планирования спецопераций и привело к более интенсивному и оперативному обмену разведданными между спецподразделениями различных ведомств и государств.

Тактика повстанцев. С момента вторжения в марте 2003 года войск союзников в Ирак практически каждый день происходят теракты, диверсии и нападения на колонны. Для борьбы с этими нападениями войска коалиции выработали довольно эффективную тактику. Но и повстанцы оказались достаточно гибкими в отношении применяемых приемов борьбы. Если раньше иракцы и арабы-наемники атаковали колонны из засад, то сейчас в основном сосредоточились на их подрывах. Теракты-самоубийства стали настоящим бичом как для американцев, так и для местных жителей. Взрывы слышны в городах Ирака едва ли не каждый день. Они происходят везде — в кафе, ресторанах, кинотеатрах, гостиницах, рынках. За все время удалось предотвратить всего несколько таких терактов.

Главная проблема — отсутствие точных данных разведки. И американцы это признают. За все прошедшие годы западным разведслужбам не удалось создать в Ираке серьезной агентурной сети. Страны же, имеющие неплохую агентуру (Россия, Франция), не входят в коалицию и подобной информацией вряд ли будут делиться. И все же в тех случаях, когда есть достоверные разведданные, удается достигнуть и положительного результата. Таким примером является операция «Мальборо», чуть ли не единственная успешная акция, проведенная спецназом против террористов-смертников. Она была разработана с участием британской внешней разведки МИ 6 и осуществлена летом 2005 года.

Офицер разведки МИ 6 настаивал: «На этот раз оперативная информация надежна. Источник, который ее поставил, проверен не раз, поэтому действовать надо немедленно».

По данным информатора, террористы одной из многочисленных группировок планировали провести одновременно три теракта-самоубийства в Багдаде. Их целью должны были стать места, где собираются представители недавно созданных иракских служб безопасности. По данным разведки, террористы планировали совершить теракт ближе к полудню, когда иракцы и военнослужащие ищут спасение от жары в многочисленных кафе.

Исходя из полученной информации, целью операции спецназа являлись три террориста-самоубийцы, находившиеся в доме одного из багдадских кварталов.

Планирование и проведение операции решили поручить бойцам SAS. Такой выбор был обусловлен несколькими объективными причинами. Во-первых, это известный всем высокий профессионализм бойцов SAS, во-вторых, агентурную информацию поставляли англичане, им и карты в руки, а в-третьих, британские спецназовцы в Ираке задействованы в масштабных операциях меньше, чем их американские союзники, и традиционно имеют команду, находящуюся на постоянном боевом дежурстве для решения внезапно возникающих задач.

Однако в силу того, что в Ираке SAS также решает большое количество задач, их собственных сил для проведения операции было недостаточно. Они, как специалисты высочайшей квалификации, могли выполнить главную задачу. Для решения задач обеспечения требовались дополнительные силы и средства.

С учетом того, что британские спецназовцы и разведчики тесно взаимодействуют с американскими коллегами и имеют богатый опыт совместных действий, помимо SAS было решено привлечь команды прикрытия, состоявшие из бойцов американских сил спецназначения. Были задействованы технические средства разведки. На заключительном этапе операции для разгона возможных беспорядков планировалось привлечь роту иракских военнослужащих. В случае серьезного осложнения бойцы также могли рассчитывать на помощь вертолетов огневой поддержки и эвакуации. Координировались действия в штабе коалиционных сил специального назначения в Багдаде. Именно оттуда должен был поступить сигнал к началу операции. В штаб входили офицеры спецназа, агентурной и технической разведки, переводчики с арабского.
План «Мальборо». В соответствии с планом ночью четыре команды SAS должны были скрытно выдвинуться на заранее намеченные позиции и занять их. В состав каждой команды из четырех человек входил один снайпер. Предполагалось, что работать по целям должны три снайпера. Снайпер четвертой команды был в резерве. Его задачей была подстраховка кого-то из товарищей в случае промаха.

Для выполнения снайперского залпа позиции снайперов и команд были выбраны заблаговременно. Однако из-за опасения демаскировать подготовительные действия полноценно оборудовать позиции не удалось. Но в то же время, чтобы исключить вероятные неприятные сюрпризы в ходе операции, позиции были взяты под постоянное на-блюдение. Все снайперы должны были работать по общему сигналу. В соответствии с поставленной задачей все террористы должны быть поражены одновременно в голову.

Непосредственно перед началом операции в готовность были приведены команды быстрого реагирования спецназа США. Они, в отличие от иракских солдат, знали о цели операции. Иракцев по понятным причинам информировать не стали.

Каждая команда имела на вооружении снайперские винтовки L115A.338, оснащенные телескопическим прицелом «Шмидт и Бендер», обеспечивающим возможность попадания на расстоянии 1000 м. Кроме того, бойцы имели индивидуальное оружие, а бойцы из группы поддержки еще и ручные пулеметы и гранатометы.
Для обеспечения оперативного штаба и каждой из команд оперативной информацией о передвижении цели операции и об обстановке в районе ее проведения был использован американский беспилотный летательный аппарат «Предэйтор» («Хищник»), который постоянно находился в воздухе на высоте 700 м и передавал информацию на землю в реальном режиме времени.

Помимо этого, в районе проведения операции были установлены сверхчувствительные микрофоны, позволявшие фиксировать все пе-реговоры и звуки, сопровождающие те или иные действия.
В назначенное время команды скрытно вышли на указанные позиции и заняли их. Оставалось ждать террористов. Вместе с бойцами в напряжении находились и офицеры координационного штаба. Они наблюдали за бойцами и обстановкой благодаря картинке, передаваемой с БЛА «Предэйтор». 


Наконец поступила команда о приведении всех сил и средств в состояние высшей степени готовности. Операторы технической разведки, следившие за действиями террористов при помощи подслушивающих устройств, расположенных на стенах здания, доложили, что террористы направляются к выходу. Три террориста вышли из дома. По единому сигналу все три снайпера одновременно выстрелили. Четвертому снайперу стрелять не пришлось, все три выстрела попали точно в голову. Командир SAS на месте отослал сигнал в штаб — круг замкнулся. Далее каждая из команд самостоятельно покинула место проведения операции.

По понятным причинам в прессу не попали и вряд ли в ближайшее время попадут более подробные данные об операции «Мальборо», но и на основании имеющихся можно сделать определенные выводы. В первую очередь очевидна четкая организация и хорошее взаимодействие всех задействованных сил. Безусловно, важнейшую роль в успехе операции сыграла точная информация, без которой само проведение операции теряло всякий смысл. 

Не менее важную роль сыграло соблюдение мер по сокрытию информации о планировании операции, поскольку утечка информации — одна из главных проблем в Ираке. Как всегда, следует отметить безупречное исполнение задачи бойцами SAS. Планирование операции в сжатые сроки не помешало англичанам учесть почти все нюансы возможного развития событий. К недостаткам планирования можно отнести то, что снайперы действовали поодиночке. То есть каждый из них вел одну цель. На подстраховке трех снайперов был только один.

Конечно, можно говорить о высоком профессионализме снайперов SAS, но от случайностей не застрахован никто. Поэтому для повышения надежности исполнения следовало бы задействовать пару снайперов на одного террориста. Однако выбранное распределение сил и средств, вероятнее всего, имело место из-за отсутствия необходимого количества снайперов в распоряжении командования и ограниченного количества времени для подготовки операции.

Кроме того, не ясно, был ли у руководства операции запасной план, ведь никто не давал гарантии, что все три террориста появятся одновременно. При подобном развитии событий под угрозу ставилась большая часть операции.

Но все это из области догадок, которые были бы разрешены при наличии больших подробностей. Бойцы SAS вновь доказали свое умение проводить подготовку в кратчайшие сроки и безупречно исполнять поставленную задачу. Также следует отметить и надежную поддержку американцев. В итоге операция прошла так, как и задумывалась. Все террористы были уничтожены, никто из бойцов не пострадал.
Несмотря на очевидный успех операции, следует понимать, что на один предотвращенный теракт в Ираке приходится не один десяток тех, которые предотвратить не удалось.

Это говорит прежде всего о том, насколько серьезные проблемы испытывают силы коалиции во всем, что касается разведки.

Также следует отметить, что в связи с нарастанием повстанческого движения коалиции явно не хватает сил и средств спецназа для оперативного реагирования на возникающие угрозы. Расширение географии сопротивления влечет за собой большое распыление сил коалиции. Так, например, бойцы SAS вынуждены действовать как на западе страны, на границе с Сирией, так и в Багдаде и Басре. Надо отметить, что численность полка SAS реально чуть больше батальонной.

Кроме того, один эскадрон полка постоянно находится в «антитеррористической» готовности на территории Великобритании. А ведь бойцы должны еще и тренироваться.
Не зря в последнее время всерьез заговорили о возможности увеличения численности полка, чему серьезно противятся его ветераны.

Тем не менее SAS — одно из наиболее удачно работающих подразделений в Ираке. Его бойцы доказали, что способны решать любые, даже самые сложные задачи. В целом боевые действия в Ираке показали, что спецназ по-прежнему является лучшим оружием в борьбе с террором. Лишь бы не подвела разведка и были поставлены четкие задачи.



В преддверии агрессии США и Великобритании против Сирии британский спецназ ищет зенитно-ракетные комплексы на территории этой страны для их последующего уничтожения, сообщает Mirror.
По словам военного источника, спецназовцы должны «определить места дислокации всех ракет, которые могут угрожать британским кораблям или самолетам». Объекты в Сирии «будут уничтожены ракетами, запущенными из прибрежных районов».
Поиском комплексов ПВО и пусковых установок обороны Сирии занимаются Специальная воздушная служба (спецназ Великобритании), Особая лодочная служба (подразделение специальных операций Королевского флота), полк специальной разведки, а также сотрудники британской внешней разведки MI6.
Главная цель поиска — современные зенитно-ракетные системы дальнего действия российского производства, которые представляют угрозу авиации США и Великобритании и могут сорвать нападение НАТО на Сирию.
Издание отмечает, что спецназ использует лазерные и спутниковые технологии для наведения крылатых ракет, которые будут выпущены по Сирии британской атомной подлодкой «Тайрлесс», уже «задействованной в данной операции» НАТО против Сирии.
В районе британской базы Акротири на Кипре отмечена повышенная активность военных самолётов на фоне роста угроз в адрес охваченной внутренним конфликтом Сирии. Вероятнее всего, британские ВВС готовятся к воздушному удару по стране. Об этом сообщила The Guardian.
Вопрос тем, кто считает, что ничего не будет против Сирии и что все это просто «очередная война нервов». Вы думаете, что Англия будет рисковать своими лучшими шпионами и диверсантами, если нет решения БОМБИТЬ И УНИЧТОЖИТЬ СИРИЮ?
Вы думаете, что когда Обама говорит, что он «не принял решения» разбомбить Сирию, ему можно верить?
Все принято, господа! Все готово!
Только США и НАТО боятся своего собственного разгрома!
И проиграют они в течение стольких же дней, сколько будут пытаться – да, пытаться! – нанести удары по гордой, мужественной Сирии
Ник Солт из Лондона, « SPHINX -Обсерватория прав человека»



Источник:

http://spear.forum2x2.ru/t1842-topic

http://spec-naz.org/articles/foreign/?ELEMENT_ID=5324

http://airsoft-vologda.ru/publ/o_realnykh_podrazdelenijakh/sas_velikobritanija/7-1-0-28

http://airsoft4you.ru/o-realnyih-podrazdeleniyah/sas-spetsnaz-vooruzhyonnyih-sil-velikobritanii/

http://www.liveinternet.ru/users/panzir56/post142796636/

http://www.1-sovetnik.com/articles/article-667.html

http://trueinform.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=18729




Комментариев нет:

Отправить комментарий